ФИНАНСОВОЕ ПРАВО УЧЕБНИК 2011

Хиты: 147 | Рейтинг:

ФИНАНСОВОЕ ПРАВО  УЧЕБНИК 2011

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая читателю книга является дополненным и уточненным изданием учебника "Финансовое право", увидевшего свет в 2006 г. Авторский коллектив при переработке текста учебника исходил из следующих задач:

- учесть все изменения в законодательстве и практике его применения, возникшие за время, прошедшее после выхода первого издания учебника;

- максимально юридизировать материал, освобождаясь от описательности в пользу правового анализа финансовых отношений;

- содействовать возникновению у читателя эффекта комплексности финансового механизма страны и его правового регулирования;

- продолжить и углубить тенденцию изложения финансово-правовой информации в проблемном ключе, привлечь внимание читателя к нерешенным вопросам правоприменения и пробелам в законодательстве;

- проиллюстрировать тенденции реформирования финансово-правовой доктрины, сложившейся под влиянием принципов плановой экономики и директивного управления ею.

Внимательный читатель заметит авторский подход к структуре учебника, в том числе минимализацию количества подразделений. В отличие от экономической классификации элементов финансовой системы правовой подход, по мнению авторского коллектива, должен обеспечивать равенство институтов финансового права, а не градуировать их по степени значимости. Поэтому особенная часть сформирована в учебнике без разделения на подотрасли, как это принято в специальных научных работах.

Авторский коллектив исходил также из того, что учебник, выпускаемый Российской академией правосудия, должен не только содействовать повышению общей финансово-правовой грамотности, но и быть полезным в деле подготовки кадров для судебной системы и повышения квалификации судей. Поэтому правоприменительным и юрисдикционным аспектам финансового регулирования было уделено повышенное внимание. Из этих же соображений исходили авторы отдельных глав и параграфов, не приводя сведений, относящихся к финансовой и банковской технике и к профессиональной финансовой информации.

Вместе с тем в тексте учебника предпринята попытка обеспечить гносеологическую преемственность между финансовым правом и другими отраслями правоведения, подчеркнута неразрывная связь между сопредельными правовыми институтами, входящими в систему смежных отраслей - конституционного, административного, гражданского права. Как финансовое обеспечение лежит в основе любого публично-правового либо частноправового мероприятия, так и финансово-правовые институты в механизме реального правового регулирования занимают свое достойное место.

За последние годы значительно оживилась научно-исследовательская работа в области финансового права, издан ряд учебников и иных изданий в этом секторе правоведения. Не будет преувеличением сказать, что за короткое время возникла постсоветская школа финансового права, свободная от наперед заданных решений и результатов научных исследований. На этом фоне отчетливо заметным стало методологическое отставание науки, а следовательно, и преподавание финансового права, связанное с несовершенством доктрины финансового права.

Как известно, первый советский учебник финансового права был опубликован в 1940 г. <1>. С тех пор роль финансового права практически не менялась: "Оно способствует осуществлению государством стоящих перед ним задач в области укрепления советской власти, укрепления обороноспособности, развития производительных сил страны и культурного строительства" <2>. Этот тезис предшествовал изложению изменяющейся финансово-правовой материи и неизменно предполагал прикладную, служебную роль этой отрасли права, в некотором смысле давал повод считать, что генетически финансовое право вовсе не обособившаяся часть правовой системы и не результат специализации норм права, как это было с другими отраслями права, но скорее материализованная, инструментированная государственная власть, решающая свои собственные задачи. Далеко не случайно в семье национальных правовых систем, входящих в континентальное право, аналогичная научная и образовательная дисциплина именуется не правом, а публичными финансами.

--------------------------------

<1> См.: Финансовое право / Под общ. ред. М.А. Гурвич. М., 1940.

<2> Там же. С. 3.

Доктрина финансового права, разработанная в трудах многих известных юристов, отражающая воззрения на функции и роль финансово-правового регулирования в условиях планового социалистического хозяйства, демонстрирует в последнее время, с переходом на рыночные производственные отношения, несоответствие реальным потребностям.

Оставляя в стороне экономические характеристики, отметим главное направление конфликта: для планового социалистического производства финансовое право обеспечивает господство долженствования, т.е. особого режима правового регулирования, когда права и обязанности усредняются, взаимно меняются местами и играют роль лишь некоего правового фона, на котором приоритетом обладает порядок, исполнение последовательных функций и действий во имя служения главной, наперед заданной цели.

Рыночное инвариантное хозяйствование, построенное во многом на диспозитивном регулировании, возвращает субъекту права, в том числе субъекту права финансового, всю полноту прав, обязанностей, механизм реализации права, ответственность, предоставляет многие юридические альтернативы, недоступные прежде.

В финансово-правовой литературе, как прежде, так и сейчас, финансово-правовые отношения рассматриваются как объективно существующие. Данная точка зрения при внимательном анализе нуллифицирует все возможные попытки совершенствования финансового механизма, обрекая нас в будущем ограничиться лишь технико-юридическими усовершенствованиями.

Финансовых отношений, в отличие от брачно-семейных, трудовых, политических, не говоря уже об отношениях гражданского оборота, в природе человеческого общежития не существует. Этот тезис необходим для демонстрации генетической линии становления того или иного финансового института как результата созидательной, первородной деятельности публичной власти. Именно государство, вызванное к жизни необходимостью концентрации части общественного продукта, осуществляет эту свою задачу путем формирования, подчас насильственными методами, нового класса экономических отношений - финансовых отношений.

С определенного момента (в зависимости от правовой зрелости общества) примитивные финансовые отношения превращаются в правоотношения, возникает финансовое право. Как из податей возникают налоги, из княжеской казны - государственный бюджет, из ростовщичества - банковская система, так и из примитивных финансов создаются финансы правовые, построенные на развитом юридическом механизме, почерпнутом или заимствованным из инструментария других отраслей права. Отсюда, очевидно, тяга финансового права к рецепции понятий, категорий, юридических механизмов, прежде всего из гражданского права.

Критически оценивая понятие финансовой деятельности государства в том безбрежном понимании, которое ему придавалось в советской правовой литературе, следует признать, что как таковая финансовая деятельность государства все же имеет свой собственный предмет. Таким предметом является формирование оригинальных, созданных "с листа" финансовых институтов (как, например, публичный долг) или же приспособление ранее известных институтов (страхование, банковское кредитование) для целей публичных финансов. Понимая под результатом финансовой деятельности государства те или иные юридические механизмы и органы, их эксплуатирующие, мы должны признать, что эта деятельность дает результат посредством нормотворчества и организаторских мероприятий, а не путем административного распорядительства.

Ни налогообложение, ни таможенное регулирование, ни бюджетный процесс, ни валютный контроль, ни банковское дело сами по себе финансовой деятельностью государства не являются. Утверждать иное - значит стоять на этатических позициях, считать, что в конкретных финансовых правоотношениях субъекту права противостоит само государство. Подобная констатация рано или поздно приводит к выводу о том, что финансовое право является юридическим средством умаления прав юридического или физического лица в имущественной сфере, своего рода воровской отмычкой, которая по определению правом быть не может.

Для советских ученых - специалистов финансового права была характерна идеализация, скорее даже абсолютизация, роли государства в финансовых отношениях; роль же другой стороны низводилась до следования указаниям властей и покорного их исполнения. Согласимся и с тем, что для такой постановки вопроса были весомые основания...

С изменением социально-политической обстановки становится все более и более ясно, что в финансовых отношениях юридическому или физическому лицу противопоставлено не государство как таковое, но государственные органы с их конкретной компетенцией или же коммерческие структуры (банки, страховые компании), пользующиеся делегированными государством полномочиями. Что же касается самих финансовых отношений, то качество властвования далеко не всегда присутствует в поведении субъекта, представляющего сторону государства, как далеко не всегда другая сторона выступает носителем обязанности.

В финансовых отношениях все более значимое место начинает занимать правовая конструкция обязательства. Не только взимание налогов, но и бюджетное финансирование, создание и возврат публичного долга, не говоря уже о кредитных и расчетных отношениях, страховании, расходовании внебюджетных фондов, осуществляются в правовом режиме обязательства. На повестке дня - официальное признание существования обязательств как основного способа регулирования финансовых отношений.

Этот тезис, вызывающий идиосинкразию у специалистов гражданского права и стойкое неприятие у некоторых специалистов финансового права, в сущности, признание восстановления на некоторое время потерянной истинной природы финансовых отношений, а именно отношений, юридически опосредствующих отчуждение имущества (в денежной форме) одного субъекта и присвоение этого имущества другим субъектом. Если такие отношения не будут отношениями обязательственными, тогда они перестанут быть правовыми отношениями вообще. История нашего общества знает многие примеры насильственного изъятия имущества в одностороннем порядке - все они правом не регулировались.

Следует отказаться от монополии цивилистики на использование правовых ценностей, относящихся к регулированию имущественных отношений; обязательство - одна из таких ценностей, связывающая носителя права и носителя обязанности в едином предоставительно-обязывающем правоотношении. В тех случаях, когда носитель государственного интереса обладает правом, обязанность другого (юридического или физического лица) предопределена именно этим правом, а не непосредственной властью государства; когда же юридическое или физическое лицо наделено правом, сторона государства выступает именно носителем обязанности, корреспондированной этому праву, а не соблюдает то или иное финансовое узаконение.

Современное финансовое право, пусть пока только доктринально, находится в процессе "переполюсовки": стоявшие на защите прав государства, обеспечивавшие приоритет публичных целей перед целями и интересами частными институты финансового права все более и более ориентируются все тем же государством на защиту прав и интересов юридического или физического лица. Явление, замеченное в других отраслях права, - стремление к защите интересов слабой стороны в ее отношениях с сильной стороной - имеет огромные перспективы в сфере регулирования именно финансовых отношений - не столько потому, что роль сильной стороны публичной власти более не требуется, сколько вследствие отказа государства от прямого властвования и его заинтересованности в развитии экономической самодеятельности и экономического самоуправления, что невозможно без обеспечения юридической автономии участников хозяйственного оборота от государства.

Эта тенденция позволяет по-другому взглянуть на отдельные институты финансового права в их системе. В области налогового права заметна тенденция к использованию налогов в качестве средства защиты имущественных интересов налогоплательщика от давления финансовых органов, направленного на увеличение доходов бюджета; при этом обеспечивается свободное распоряжение доходами и прибылями за пределами сумм, причитающихся к перечислению в бюджет. В последние годы существенно повышены гарантии прав налогоплательщиков от незаконно вводимых сборов, завышения налогов, налогового администрирования, подчас перерастающего в "налоговый терроризм".

Бюджетное право помимо существенного уточнения полномочий участников бюджетного процесса обогатилось признанием отношений по финансированию из бюджета обязательствами, складывающимися между государством-должником и получателем бюджетных ассигнований - кредитором; получили необходимую юридическую определенность межбюджетные отношения и ответственность за нецелевое использование средств бюджета. Получает развитие судебная защита финансовых интересов Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципалитетов в бюджетной сфере.

Значительный прогресс наблюдается в области правового регулирования государственного (публичного) долга, прежде всего в том, что правовые отношения, опосредствующие публичный долг, приобретают самостоятельное законодательное регулирование, не сводимое к бюджетному праву. Большая группа разновидностей финансовых обязательств, должником по которым выступает публичная власть, приобрела за последние годы существенную правовую определенность, позволяющую считать государственный (публичный) долг отдельной подотраслью финансового права.

Правовым феноменом последнего десятилетия стало стремительное формирование отдельной подотрасли - эмиссионного права. Кредитно-расчетное обслуживание народного хозяйства, будучи традиционно предметом гражданско-правового регулирования, в совокупности с валютным контролем, мерами поддержания кассовой дисциплины, средствами противодействия легализации противоправных доходов, регулированием деятельности коммерческих банков постепенно выстраиваются в единый механизм эмиссии денежной массы (как наличной, так и безналичной) и регулирования денежного оборота в стране.

В теории пока должным образом не оценена цементирующая роль институтов эмиссионного права в системе финансового права. Представляется, что эмиссия и регулирование движения денежной массы в конечном счете выполняют роль центральной несущей конструкции для всего финансового механизма и, следовательно, являются основным элементом системы финансового права.

Таким образом, намечающиеся изменения в доктрине российского финансового права являются не чем иным, как последствиями второго порядка изменения форм собственности, обеспечения свободы договора, внедрения новых организационных форм ведения хозяйственной деятельности - всего того, что олицетворяет сейчас новую экономическую модель. Это и следствие необходимости приведения методов и способов регулирования финансовых отношений к единым общеправовым стандартам, свойственным другим отраслям российского права.

Авторский коллектив выражает надежду, что издание предлагаемого читателю учебника будет способствовать решению этой задачи и приближать нас к унификации правовых конструкций финансового регулирования в масштабах единой системы российского права.

Ответственный редактор, заведующий

кафедрой финансового права Российской

академии правосудия, доктор юридических

наук, профессор, заслуженный юрист РФ

С.В. Запольский

Раздел I. ФИНАНСОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО

Глава I. ФИНАНСОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

§ 1. Чистые истоки финансового права

На пороге человеческой цивилизации были сделаны три величайших изобретения: первое - колесо, давшее толчок скорому техническому прогрессу; второе - письменность, создавшая литературу, законодательство, великие религиозные тексты; третье изобретение - деньги, способствовавшие необыкновенному развитию экономики, финансовой деятельности государства и финансовой науки, а параллельно с ними - зарождению первых норм финансового права.

Финансовое право, каким оно видится сегодня, отличается от других отраслей права тем, что тесно связано с "феноменом денег". В Бюджетном и Налоговом кодексах РФ практически все нормы прямо или косвенно связаны с денежными средствами. Правда, следует отметить, что другие отрасли права, например гражданское и трудовое, тоже связаны с этим феноменом, но вторично и не абсолютно. Именно нормы финансового права сыграли роль государственно-правовой "повивальной бабки", которая оказала помощь в рождении денег, их легитимации, наименовании как денежной единицы определенной страны и объявлении официальным всеобщим средством, способным обмениваться на любой другой товар.

До тех пор пока им предшествовали первобытные деньги и обменными эквивалентами служили сначала три-четыре, а затем один, наиболее ходовой и ценный товар (меха, скот, раковины и т.д.), можно было говорить об обычаях, закреплявших эти товары в качестве денег, но не о правовых нормах. Однако эволюционное развитие первобытных денег с учетом хозяйственных потребностей людей привело к тому, что в качестве более совершенного измерителя стоимости товаров стали использоваться железо и медь, а затем - серебро и золото, которые произвели революцию в хозяйственной деятельности общества и ввели в торговый оборот и платежные операции подлинные деньги.

Если государство, находившееся на ранних ступенях развития, было, по существу, сторонним наблюдателем за экономическими процессами, осуществлявшимися посредством примитивных обменных эквивалентов, то с появлением в качестве денег металла, особенно серебра и золота, государство, будучи хозяйствующим субъектом, берет проблему выпуска денежных знаков и организации денежного обращения на себя, причем появившаяся письменность приходит к нему на помощь в этом деле.

Путем принятия законодательных актов государство закрепляет монополию на ведение денежного дела и управление им. Оно вносит порядок в производство денежных знаков и организацию денежного обращения, создает монетные дворы, как это было в государствах Древнего Востока и Средиземноморья, и придает металлическим деньгам ярко выраженные "денежные" преимущества. Металл рубили и резали на куски (отсюда слово "рубль") разного веса, делали их круглыми и плоскими, а для предупреждения обмана, т.е. подделки, ставили на одной стороне известный знак с обозначением стоимости, а на другой стороне изображали профиль монарха.

Процедуры по изготовлению и размещению денежных знаков, их санкционирование государством, наказания за их подделку имели правовое основание, т.е. регламентировались специальными правилами, составившими первые нормы финансового права, которые сегодня названы нормами эмиссионного права и образуют подотрасль финансового права. При этом следует подчеркнуть следующее: превосходные качества серебряных и золотых монет вытекали теперь не только из собственных экономических свойств, но и из санкции государства. Иначе говоря, устойчивость и сила металлических денег гарантировались авторитетом и законом государства.

Опыт и история экономических отношений, связанных с применением металлических денег, быстро подсказали государственной власти, какие экономические и культурные блага даст государству монополия на управление денежным делом и организацию денежного обращения с использованием металлических денежных знаков. До появления металлических денег сбор дани и иные налоговые поступления имели натуральную форму, что создавало массу неудобств как для власти, так и для подвластного населения. Русской истории известен "казус" князя Игоря: неудовлетворенный собранной с древлян данью (продуктами земледелия, медом, мехами), размер которой не был определен, князь возвратился, чтобы собрать дань вторично, и был убит. Применение металлических денег привело к тому, что взимание с подвластного населения налогов и сборов пшеницей, медом, мехами сменилось постепенно взиманием платежей в денежной форме, причем такая форма позволяла властям устанавливать относительно точные размеры этих платежей.

Точно определенные размеры налоговых платежей с населения, во-первых, ограничивали "аппетиты" сборщиков податей, во-вторых, позволяли государству планировать поступление денежных средств в казну и более эффективно осуществлять управленческие функции, в-третьих, сами налогоплательщики могли уплачивать платежи в предсказуемых условиях. Так, в Древнем Риме в эпоху империи налоги представляли собой уже вполне развитую систему, основанную на довольно точных и сложных приемах измерения податных источников, которые устанавливались правовыми нормами, позднее, в XIX - XX вв., получившими название "нормы налогового права".

Военная добыча, дань с покоренных народов, затем более цивилизованные платежи, которыми являлись налоги и сборы, были обусловлены тем, что уже раннее государство, вышедшее из недр первобытно-общинного строя, могло функционировать при условии, если оно имело значительную собственность и центральный фонд для обеспечения существования представителей власти (князя, его дружины), организации общественных работ, в частности ирригационных сооружений, оказания помощи в случае стихийных бедствий. Первоначально этот фонд складывался из материальных средств и представлял собой комплекс кладовых, в которых хранились одежда, оружие, драгоценности, продовольствие, посуда и т.д. Такие централизованные фонды были характерны для первых крупных государств Древнего Востока: Вавилона, Шумера, Древнего Израиля.

Переход от первобытных денег к металлическим, которые прекрасно выполняли функцию накопления, в силу того что могли изыматься из обращения и концентрироваться в соответствующем месте, определил превращение централизованных материальных фондов государства в денежные.

Металлические деньги оказались в высшей степени подходящими для организации такого рода фондов: монеты вследствие своей нормативности, будучи золотыми или серебряными, были удобны для хранения; являлись прочными и не портились от воздействия окружающей среды и времени; были хороши как средство платежа и имели широкую сферу применения, особенно когда речь шла о выплате жалованья чиновникам, солдатам и полицейским. А так как монеты изготавливались из редких и дорогих металлов (золота и серебра), которые люди высоко ценили за красоту и возможность делать из золота и серебра красивые изделия, за возможность хранить такие монеты длительное время, то поступление металлических монет в централизованный денежный фонд или казну, их хранение, распределение и расходование на запланированные цели регламентировались правилами, которые позже, в Новое время, назовут нормами бюджетного права.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв