МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ 2008

Хиты: 107 | Рейтинг:

МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ 2008

Предисловие

В доктрине устоявшейся в настоящее время является позиция, согласно которой институт несостоятельности (банкротства) представляет собой неотъемлемый атрибут рыночной экономики.

Современная рыночная экономика - это сложная система взаимоотношений различных субъектов имущественного оборота, в которой каждый субъект оказывается втянутым в цепочку контрактов, поэтому трудности одного отражаются на системе в целом.

Институт банкротства известен всем странам с рыночной экономикой, поскольку последняя предполагает получение прибыли от коммерческой деятельности и платежеспособный спрос потребителей. Ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников является положительной мерой. Она выводит неэффективные предприятия из числа действующих. Однако признание должника банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга других лиц - его работников, партнеров, кредиторов и других, порождает во многих случаях значительные социальные издержки. Поэтому помимо ликвидационного механизма институт несостоятельности должен предусматривать предупредительный и восстановительный механизм, позволяющий избегать массовых банкротств.

Особенностью института несостоятельности является тот факт, что он призван, с одной стороны, противостоять индивидуальным интересам отдельных лиц, а с другой стороны, обеспечить баланс интересов этих лиц, а также стабильность рынка в целом.

Сложность данной задачи вызывает необходимость выбора наиболее эффективного механизма правового регулирования отношений несостоятельности, включающего в себя различные способы, методы, типы в различном их сочетании, при доминирующей роли одних и вспомогательной роли других <1>.

--------------------------------

<1> См.: Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. 2-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 272.

За почти восьмисотлетнюю историю своего существования в нашей стране менялись цели и задачи этого института, подходы к определению понятий "несостоятельность" и "банкротство", набор применяемых средств правового регулирования и т.д. Однако неизменен и постоянен интерес к этим вопросам и в целом к проблемам правового регулирования отношений, возникающих в сфере банкротства. Свидетельством тому являются многочисленные теоретико-практические исследования в этой области. Анализ данных вопросов с неизбежностью предопределяет проблему определения методов, средств и принципов правового регулирования, а в научном плане - задает предметную область исследования. Следует признать, несмотря на высокий уровень исследования смежных понятий ("несостоятельность", "банкротство", "процедуры банкротства", "осуществление и защита прав участников конкурсного процесса", "конкурсный процесс" и т.д.), в доктрине имеется незначительное количество работ, посвященных комплексному изучению категории отношений несостоятельности. Учитывая это, в книге подвергаются комплексному исследованию понятие, сущность, содержание и особенности данного вида правоотношений.

Кроме этого приводится классификация правоотношений, возникающих в сфере несостоятельности. Данная классификация позволила автору вписать в систему правоотношений и те из них, которые возникают в рамках еще не возбужденного дела о несостоятельности, но уже связаны с неспособностью должника расплатиться по своим долгам. В контексте нормы ст. 1 Закона это лишь предполагаемая неспособность, требующая соблюдения определенного (в рамках процедур) порядка признания. Предполагаемая неспособность в условиях рыночных отношений может иметь место не только (и не столько) в рамках непосредственно конкурсного процесса, сколько на внесудебном этапе, т.е. в рамках еще не возбужденного дела о банкротстве.

С учетом этого отношения, связанные с неспособностью должника удовлетворить требования кредиторов, будут включать в себя в том числе и конкурсные отношения, и тогда следует говорить о соотношении этих понятий как целого и части. Выделение и рассмотрение особенностей правоотношений, возникающих на предбанкротном этапе, актуализируют, в частности, проблему их более детального законодательного регламентирования, а в целом позволяют по-новому подойти к исследованию вопроса предупреждения несостоятельности (банкротства).

Особенности правоотношений, возникающих в сфере несостоятельности, а также их структурных элементов предопределяют специфику используемых средств правового регулирования. Теоретическая и практическая значимость проведенного исследования особенностей рассматриваемых правоотношений заключается в том, что способствует выработке наиболее оптимального и эффективного механизма правового регулирования.

Изучение механизма правового регулирования сегодня имеет большое значение для научной доктрины и практики.

На современном этапе развития рыночных отношений механизм правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью, представляет собой сложную систему, включающую в себя несколько подсистем: предупредительный механизм, восстановительный и ликвидационный. Каждый механизм (подсистема) характеризуется специфическими средствами правового регулирования. В первых двух случаях правовое регулирование сосредоточено вокруг финансового состояния должника, его платежеспособности. С учетом этого преобладающее значение имеют средства правового регулирования, направленные на сохранение предприятия должника как единого имущественного комплекса.

Выбор правовых средств в рамках ликвидационного механизма ставится в зависимость от возможности сохранения должника как субъекта права.

Представленное исследование содержит не только теоретические выводы, но и практические рекомендации при выборе применимого механизма в зависимости от экономического положения должника и особенностей осуществляемой им деятельности.

Особенности средств правового регулирования как элементов механизма правового регулирования предопределены, с одной стороны, спецификой отношений, возникающих в рамках несостоятельности, а с другой - сложностью и неоднозначностью задач, стоящих перед институтом несостоятельности (банкротства).

Речь идет не только о собственно правовых средствах (соглашения, принципы и нормы права, ответственность, акты применения права и т.д.), но и об иных средствах (экономических, организационных, информационных и т.д.), приобретающих правовую форму в результате действия норм права.

Для специалистов теоретический и практический интерес может представить анализ различных по своему содержанию средств правового регулирования: соглашений, используемых в рамках тех или иных процедур банкротства, законодательства, моратория на удовлетворение требований кредиторов, порядка предъявления и удовлетворения требований кредиторов и т.д., а также приводимых в связи с этим обобщений судебной практики.

Элементами механизма правового регулирования являются также инструменты прогнозирования и планирования, достаточно широко применяемые в рамках той или иной процедуры и при осуществлении комплекса предупредительных или восстановительных мероприятий. Исследуется их правовая природа, содержание. Для практикующих юристов определенный интерес могут представить рекомендации по подготовке и составлению отдельных планов и прогнозов в целях предупреждения несостоятельности и восстановления платежеспособности должника.

Важнейшей функцией средств правового регулирования является достижение ими целей и задач правового регулирования. Цель правового регулирования отношений, возникающих в сфере несостоятельности (банкротства), и правовые средства ее достижения являются, на наш взгляд, наименее изученным вопросом конкурсного права.

Существующие в доктрине подходы к определению целей правового регулирования отношений, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством), отчетливо отражают недостаточный уровень исследования вопроса о месте и роли цели в механизме правового регулирования. Поэтому неслучайно, что практика применения соответствующих норм носит противоречивый характер. Для практикующих юристов в связи с этим могут представить определенный интерес обобщения судебной практики.

Механизм правового регулирования, являясь сложной общетеоретической категорией, требует комплексного исследования. Данное обстоятельство, а также необходимость учета особенностей отношений, возникающих в связи с несостоятельностью должника, предопределили принцип системности, положенный в основу исследования в данной книге.

Многие выводы и рекомендации, сделанные автором, строятся на основе историко-правового и сравнительно-правового исследования; рассматривается генезис института несостоятельности (банкротства), приводятся примеры зарубежного законодательства.

Структура изложения монографии направлена на облегчение восприятия читателем достаточно сложного правового материала. Главы разделены на параграфы, параграфы структурированы путем выделения ключевых слов и понятий. Углубиться в изучение интересующего вопроса читателю помогут перечни нормативных актов, судебной практики и библиографии. Такое изложение материала позволит читателю совместно с автором включиться в процесс анализа исследуемых отношений, категорий, проблем, а затем сделать собственные выводы, принять или, напротив, не принять позицию автора, позицию, наиболее устоявшуюся в научной доктрине или сложившуюся в судебно-арбитражной практике.

Автор вносит ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства РФ о несостоятельности (банкротстве). Многие проблемы, положения, выводы исследованы и апробированы автором в рамках специального курса по правовым проблемам несостоятельности (банкротства), читаемого на кафедре предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, разработчиком которого является автор монографии.

Особое внимание автор уделяет связи теории с практикой, что делает настоящее издание интересным для тех, кто по роду своей профессиональной деятельности имеет отношение к процедурам несостоятельности, поскольку многие выводы, к которым приходит автор, и сформулированные в связи с этим практические рекомендации основаны на анализе и обобщении судебно-арбитражной практики.

Автор, пользуясь предоставленной возможностью, хотела бы выразить искреннюю признательность и благодарность моим учителям - доктору юридических наук, профессору Анатолию Григорьевичу Быкову, привившему любовь к науке и преподаванию, а также заведующему кафедрой предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктору юридических наук, профессору Евгению Порфирьевичу Губину за оказанную помощь и идейное вдохновение в написании этой работы. Слова глубокой признательности я обращаю к членам кафедры предпринимательского права за искреннюю поддержку и понимание в процессе написания данной работы.

Глава I. НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ (БАНКРОТСТВО): ПОНЯТИЕ И СИСТЕМАТИЗИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ

1. Генезис института несостоятельности (банкротства)

Несостоятельность (банкротство) представляет собой уникальный феномен, при исследовании которого необходимо учитывать два аспекта: исторический и сущностный. Результатом исторического исследования должно стать рассмотрение различных подходов к определению этого понятия и необходимость деления процесса исторического развития конкурсного права на определенные этапы. Сущностный подход позволит выявить социально-экономическое содержание и правовую форму несостоятельности (банкротства), соотношение этих понятий между собой и с другими правовыми категориями.

По мнению известного методолога Э.Г. Юдина, получение значимого результата всякого исследования самым непосредственным образом зависит от исходной теоретической позиции, точнее, от принципиального подхода к постановке проблемы и определению общих путей движения исследовательской мысли <1>.

--------------------------------

<1> См.: Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. М., 1978. С. 96.

С точки зрения В.М. Сырых, логика развертывания генезиса какого-либо правового явления с неизбежностью выводит исследователя на необходимость последовательного рассмотрения таких вопросов, как:

1) периодизация истории развития данного явления;

2) выявление генетической связи между структурными элементами генезиса;

3) установление причинно-следственных связей <1>.

--------------------------------

<1> См.: Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 т. Т. 1. М., 2000. С. 76 - 87.

Принципиальным является в первую очередь вопрос о том, какой момент следует считать точкой отсчета в истории развития данного института. В дореволюционной доктрине устоявшимся являлось мнение, что исходным моментом при анализе исторического развития института несостоятельности является римское право. Так, известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич считал, что "в праве древних народов мы тщетно искали бы следов того сложного института, каким представляется в настоящее время институт несостоятельности" <1>. Этой же точки зрения придерживались Д.В. Туткевич <2>, К.И. Малышев <3>. Противоположную позицию, согласно которой конкурс присутствовал уже в древнейшем праве, отстаивал А.Х. Гольмстен <4>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000 (серия "Классика цивилистики"). С. 27; Он же. Курс торгового права. М., 1912. Т. 4. С. 77.

<2> См.: Туткевич Д.В. Что есть торговая несостоятельность: Опыт построения определения в связи с изложением признаков для объявления торговой несостоятельности судом. СПб., 1896. С. 7.

<3> См.: Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 1.

<4> См.: Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1888. С. 1 - 2.

Интересен тот факт, что своеобразным отголоском дискуссий дореволюционных правоведов в отношении этого вопроса является позиция ряда современных авторов. В частности, анализируя генезис института несостоятельности, А.А. Пахаруков отмечает, что "сообразно уровню развития социально-экономических отношений правила разрешения конфликтной ситуации, весьма отдаленно напоминающие содержание современных норм, все же присутствовали и в древнейшем праве" <1>. М.В. Телюкина, в свою очередь, подчеркивает, что "о зачатках конкурса мы можем говорить как минимум тогда, когда обращению взыскания на личность должника предшествует реализация его имущества и распределение вырученных средств между кредиторами" <2>.

--------------------------------

<1> Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц (вопросы теории и практики): Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 17.

<2> Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 3.

Вместе с тем, на наш взгляд, акцент в данной полемике должен быть смещен с частного вопроса периодизации истории института несостоятельности на методологические позиции определения социально-экономического содержания и правовой формы предмета исследования.

Само архаическое право согласно устоявшейся в доктрине позиции возникает лишь в обществах с производящей экономикой, где наблюдаются деление на классы и государственная организация. Что касается первобытных обществ, то применительно к ним речь идет лишь об обычаях, или социальных нормах родового общества, или о мононормах первобытнообщинного общества <1>. Под мононормой понимают синкретизм социальных норм, т.е. нерасчлененное единство религиозных, моральных, правовых и иных норм <2>. По мнению В.П. Алексеева и А.И. Першица, применительно к первобытным обществам неправомерным является использование понятия обычного права, а допустимо лишь понятие мононормы <3>. Идею мононормы можно встретить и у отечественных дореволюционных правоведов. Так, Н.М. Коркунов писал, что "первоначально право, нравственность, религия, приличие - все это смешивается воедино" <4>. Г.Ф. Шершеневич придерживался той же точки зрения: "Где есть общество, там имеются и правила общежития. На самых ранних ступенях эти правила представляют однородную недифференцированную массу" <5>.

--------------------------------

<1> В литературе ряд авторов критически относятся к теории мононорм (см., напр.: Кашанина Т.В. Корпоративное право (Право хозяйственных товариществ и обществ): Учеб. пособие для вузов. М., 1999. С. 214 - 215; Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2004. С. 328 - 329).

<2> См.: Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества. М., 1990. С. 287, 288, 346.

<3> См.: Там же.

<4> Цит. по: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. М., 1998. С. 136.

<5> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учеб. пособие. М., 1995. Т. 2. Вып. 2, 3, 4. С. 112.

К числу особенностей архаического права теоретики относят, во-первых, его устную форму, во-вторых, связывают существование этого права с особой юридической ментальностью (мистической). В качестве одного из примеров этого мышления служит высказывание Ж. Карбонье о том, что "свойственные дологической ментальности антропоморфизм и представления о причинности порождают такую систему ответственности, при которой наказание в равной мере распространяется на людей и на животных, на того, кто совершил действие, и на его родителей и соседей" <1>.

--------------------------------

<1> Карбонье Ж. Юридическая социология. М., 1986. С. 53. Следует заметить, что об анимистических представлениях древних людей, лежащих в основе первобытных правопорядков, писали и другие зарубежные авторы. Так, Г. Кельзен отмечал, что "в древности в Афинах существовал особый суд, в котором возбуждались дела против камня, копья или какого-либо другого предмета, которым - как считалось, неумышленно - был убит человек". (Кельзен Г. Чистое учение о праве. Вып. 1. М., 1987. С. 48.)

Однако, как верно отмечается в доктрине, архаическое право нельзя недооценивать и упускать из виду при исследовании генезиса института несостоятельности, поскольку оно позволяет, с одной стороны, уяснить последующую логику развития правовых норм при определении общей генетической связи между отдельными историческими этапами, а с другой - выявить причинно-следственные связи при обосновании социально-экономической обусловленности института несостоятельности.

Институт несостоятельности (банкротства) прошел длительный и тернистый путь развития. В доктрине устоявшимся является подход, в соответствии с которым в зависимости от характера ответственности должника и направленности мер, принимаемых в отношении должника, выделяют:

- период личной ответственности должника;

- период имущественной ответственности должника;

- современный этап развития института несостоятельности.

1.1. Период личной ответственности должника

Анализируя правовые системы древнейшего периода, мы приходим к выводу о том, что ответственность неисправного должника носит преимущественно личный неимущественный характер. По этому поводу, к примеру, К.И. Малышев писал: "В первоначальных обществах имущественная почва народного хозяйства и права еще слишком мелка, кредит обеспечивается лицом своего должника с его семьей, и из этого же источника производится взыскание в случае неисправности... взыскание обращалось на лицо, потому что лицо было почти единственной ценностью в этом первобытном хозяйстве" <1>. И все же уже в этот период, как отмечают некоторые исследователи <2>, в качестве дополнения к личной долговой расправе могли применяться взыскания имущественного характера.

--------------------------------

<1> Малышев К.И. Указ. соч. С. 5.

<2> См., напр.: Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учеб. пособие: В 2 ч. / Под ред. М.А. Коростовцева, И.С. Кацнельсона, В.И. Кузищина. М., 1980. С. 158.

Помимо личного характера ответственности должника к числу особенностей правовой системы этого периода следует отнести жестокость наказания. "Неудовлетворенные кредиторы, - пишет Г.Ф. Шершеневич, - имели право разрубить на части тело несостоятельного должника - partes secare" <1>. Однако это являлось "не средством имущественного удовлетворения, а способом удовлетворения чувства мести, которое питал неразвитой человек к неисправному должнику" <2>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. С. 28.

<2> Там же. С. 28. См. также: Петри. Антропология. Т. 1. 1890. С. 412.

Указания на личную ответственность, предполагающую жестокие формы наказания неисправного должника, содержатся в таких древнейших источниках права, как Законы царя Хаммурапи, Дхармашастра Ману, Законы XII таблиц, и др. <1>.

--------------------------------

<1> Хрестоматия по истории Древнего Рима: Учеб. пособие / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1987. С. 28; Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Древность и Средние века) / Сост. В.А. Томсинов. М., 2000. С. 15 - 17, 19, 22, 45 - 46.

Характерным для этого периода является также факт наличия исполнительного производства, которое отличалось в зависимости от категории должников: обычные и nexum - согласившиеся обеспечить долг своей личностью <1>.

--------------------------------

<1> Для должников первой категории необходим был судебный приговор либо собственное признание, после чего по прошествии 30 дней кредитор мог, захватив должника, требовать от магистрата его выдачи. Этот процесс (manus injectio) имел место и в том случае, если должник заранее, по договору, соглашался обеспечить долг своей личностью (nexum). После manus injectio кредитор (веритель) имел право увести своего должника домой и держать его в течение 60 дней. В последние три дня должника выводили на площадь, и, если не находился желающий выкупить его свободу уплатой лежавшего на нем долга, кредитор мог обратить должника в рабство, убить и т.д.

1.2. Период имущественной ответственности должника

По словам Г.Ф. Шершеневича, "мы не знаем, когда и каким образом установилось имущественное исполнение взамен личного. Несомненно, что оно явилось и развивалось с той же незаметной постепенностью, которая характеризует историю всех институтов римского права" <1>. С.Э. Жилинский, исследуя данный этап исторического развития конкурсного права, отмечает: "Законодательство качественно меняло свои установления, перенося акценты на имущественное обеспечение долга и его реальный возврат в натуре" <2>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Торговый процесс. Конкурсный процесс: В 4 т. 4-е изд. М., 1912. Т. 4. С. 8.

<2> Жилинский С.Э. Предпринимательское право. М., 2002. С. 572.

Данный исторический этап стал результатом развития экономических отношений, роста производительности труда, постоянной борьбы патрициев и плебеев, а также результатом применения системы правовых средств, основой которой являлось обращение взыскания на личность должника. Однако функционирование самой правовой системы показало неэффективность и ущербность использования данных правовых средств. И, как следствие, необходимы были правовые установления, которые изменили бы характер ответственности несостоятельного должника.

Наиболее полное свое развитие данные установления получили в классический период развития римского права.

В этот период принимается ряд законов, содержащих положения о порядке разрешения конфликтной ситуации за счет имущества должника. Первоначально законы были направлены на смягчение социально-экономического положения должника из среднего слоя граждан и кардинально не меняли характер обязательственного права.

Так, Закон Лициния Столона (lex Licinia Sextia), изданный в 367 г. до н.э., признавал незаконными полученные кредиторами проценты по обязательствам, предоставляя должникам отсрочку на три года на сумму оставшихся долгов, не обремененных процентами, что давало шанс должникам избежать несостоятельности и долгового рабства.

Предпринимались и иного рода попытки изменения положения должника - принятие государством долгов тех должников, которые могли предоставить какие-либо гарантии, уменьшение размера процентов по кредиту и т.д. <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Малышев К.И. Указ. соч. С. 28 - 31.

Большое значение для развития института несостоятельности имел Закон Петелия (lex Poetelia) 326 г. до н.э. Данный Закон установил имущественную ответственность, запретил физическое воздействие в отношении должника, а также ввел четкое разграничение между личностью должника, которая не могла быть залогом обязательства, и его имуществом, являвшимся обеспечением долга.

Иными словами, Закон Петелия закрепил такую систему имущественного взыскания, с установлением которой "можно видеть в римском праве зачатки современного конкурсного института" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 31. Следует заметить, что в противовес этому германская наука настаивала на национальном происхождении конкурсного права. Однако, высказываясь против этого мнения, Г.Ф. Шершеневич подчеркивал, что "германисты несколько увлекаются, отстаивая национальный характер действовавшего в Германии до 1879 г. конкурсного права. Потребности развитой городской жизни вызвали в Германии, как и в Италии, попытки самостоятельно определить затруднения, возникавшие вследствие несостоятельности. Но это были только зачатки, которые получили дальнейшее развитие только тогда, когда рецепция римского права дала им направление к дальнейшему развитию".

Представляется обоснованной позиция М.В. Телюкиной, согласно которой "изначально имущественное взыскание либо предшествовало личному, либо применялось в случае невозможности личного (например, когда должник скрывался, бросив имущество)" <1>.

--------------------------------

<1> Телюкина М.В. Указ. соч. С. 4.

Исследуя данную систему имущественного взыскания, Г.Ф. Шершеневич отмечал: "В случае отсутствия или сокрытия должника, когда личное исполнение становилось невозможным, кредитор мог просить претора о допущении его к владению имуществом должника (mission in possessionem). Требование могло быть основано на договоре, судебном решении или на равносильном ему признании" <1>. Суть института mission in possessionem заключалась в том, что кредиторы допускались к владению имуществом несостоятельного должника, приобретая одновременно право на осуществление надзорных функций и охрану этого имущества (bonorum servandorum causa). В дальнейшем, по прошествии 30 дней, могла быть произведена реализация имущества, для осуществления которой из числа кредиторов избирался magister bonorum venderdorum. Продажа осуществлялась в строгом соответствии с установлениями закона. Во-первых, покупатель (emptor bonorum) обязан был заплатить кредиторам определенный процент их требований (pro portione). Во-вторых, факт продажи нуждался в утверждении претора, властью которого совершалось собственно отчуждение (addictio). В-третьих, имущество продавалось оптом, так что покупатель, по сути, становился его преемником. Относительно преимуществ оптовой и розничной продажи среди дореволюционных ученых развернулась полемика. В частности, К.И. Малышев считал, что "розничная продажа имущества не всегда находила покупателей, легче было отыскать человека, который решился бы приобрести себе целое имущество оптом" <2>. Г.Ф. Шершеневич же видел причину в другом: в переходе от прежней системы личного исполнения - "только все имущество, во всей своей целости, способно было заменить личность должника" <3>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 31.

<2> Малышев К.И. Указ. соч. С. 7.

<3> Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 32.

Вместе с тем независимо от способа продажи имущества, реализация которого не приводила к погашению всех требований кредиторов, должник должен был впоследствии удовлетворять из вновь появляющегося имущества оставшиеся непогашенные требования. Кроме того, личное положение должника оставалось незавидным. По этому поводу Г.Ф. Шершеневич писал: "Если в настоящее время трудно определить с точностью, в чем заключалось ограничение его прав (может быть, infamia) и свободы, то все-таки несомненно, что личность его не осталась неприкосновенной" <1>. По мнению И.А. Покровского, "взыскание в этом периоде прежде всего направляется на самую личность должника; нормальным средством исполнения приговора признается личная экзекуция" <2>.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв