НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ АКТИВЫ: БУХГАЛТЕРСКИЙ И НАЛОГОВЫЙ УЧЕТ

Хиты: 85 | Рейтинг:

НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ АКТИВЫ: БУХГАЛТЕРСКИЙ И НАЛОГОВЫЙ УЧЕТ

ВВЕДЕНИЕ

Нематериальные активы по-английски называются гораздо более романтично - intangible ("неосязаемые"). То есть в эту категорию имущества входит то, что нельзя пощупать, ощутить, к чему нельзя прикоснуться. И вот такую своеобразную субстанцию бухгалтерам приходится совершенно осязаемо учитывать, потому что она, как это ни странно, не только вполне реально существует, но и достаточно ощутимо участвует в хозяйственном обороте, производственной или, по меньшей мере, управленческой деятельности множества активно функционирующих компаний.

Вообще говоря, что бы ни утверждали, но настоящим двигателем прогресса являются человеческие идеи. Просто для того, чтобы идея заработала, ее нужно воспринять, сформулировать и воплотить.

Различные страны подходят к поиску идей по-разному. Японские предприниматели развешивают на предприятиях ящички, куда каждый работник должен (желательно ежедневно) опускать листочки с возникающими у него идеями. Американцы, не отказываясь от поиска идей своими силами, тем не менее не пренебрегают и механизмом приобретения идей, поскольку их воплощение подобно игре на бирже: можно напрасно "угробить" уйму денег на идею, которая показалась стоящей, но на практике оказывается никчемной пустышкой, а можно практически за бесценок добыть идею, которая почти задаром, без особых расходов даст феноменальные доходы.

Отечественный бизнес зачастую строится по принципам "голь на выдумки хитра" и "сделать из ерунды конфетку", причем мы сначала старательно создаем себе трудности, а потом гениальным ходом эти трудности с блеском разрешаем. Правда, для получения из потрясающей идеи реального результата зачастую не хватает малого - денег на ее воплощение.

Однако в классическом уравновешенном варианте "хорошая идея - серьезная заинтересованность - профессиональный исполнитель - достаточные средства" процесс реализации идеи проходит как хорошо срежиссированный спектакль. По ходу этого процесса выясняется, насколько жизнеспособна была сама идея и насколько успешно она прошла весь путь - вплоть до своего претворения в жизнь.

В итоге получается нечто, официально именуемое "результат интеллектуальной деятельности" и готовое для практического использования. Если разработчик, автор (исполнитель) идеи (процесса) желает зафиксировать, что это именно его собственными усилиями из мимолетной идеи получилось что-то интересное и полезное, и намерен в будущем получить какую-то компенсацию за свои труды, он может зарегистрировать права на этот результат и получить правоохранный документ. Таким образом идея получает новое "обличье" - не материальное, но все равно существующее.

Однако для того, чтобы иметь возможность учесть экономический и налоговый "выход" от данного объекта интеллектуальной собственности, требуется новый процесс - уже не созидательный, а учетный, - в ходе которого осуществляется классификация и оценка нематериального актива.

Кроме того, на самом первом этапе учетной работы (независимо от цели, для которой она осуществляется) требуется принципиально определить возможность этого объекта интеллектуальной собственности давать предприятию прибыль и обосновать примерный срок, в течение которого такую прибыль намереваются получать. Это потом уже будет выявляться экономический эффект, который найдет отражение в бухгалтерской отчетности и проявится в виде прибылей или убытков - к вящему вниманию собственников и акционеров. А контролирующим инстанциям понадобится иная информация: их интересует лишь то, сколько и каких налогов должен уплатить правообладатель в результате своей деятельности, в том числе связанной с использованием объекта интеллектуальной собственности.

Таким образом, от момента, когда кого-то, как говорится, осенила идея, и до того этапа, когда бухгалтер-профессионал будет ломать голову над проблемой исчисления налогооблагаемой прибыли и определения финансового результата от деятельности, построенной на основе практического использования этой идеи, как правило, проходит немало времени. Отнюдь не все идеи удается доработать до такого состояния, когда они могут составить актив предприятия (тот самый, нематериальный и неосязаемый).

Однако, уж коль скоро объект интеллектуальной деятельности возник, сформировался и заработал, задача его правильного учета с точки зрения законодательства, регулирующего бухгалтерский учет и налогообложение, решается намного проще. Из фазы эвристического творчества он попадает в стадию тщательной классификации, группирования и систематизации согласно определенным, документально зафиксированным принципам.

Как известно, в бухгалтерском учете существуют правила и положения. Имеется в наличии Налоговый кодекс. Самые разнообразные - официальные, полуофициальные и совсем неофициальные - разъяснения контролирующих и иных аналогичных инстанций тоже налицо. Безусловно, не все так гладко и просто, ведь законы тоже пишутся людьми, и от задумки до воплощения проходит время, причем зачастую в режиме "испорченного телефона".

Инстанции забывают посовещаться между собой (а возможно, погрязнув в собственных ведомственных проблемах, и вовсе не догадываются сделать это). В конечном итоге бухгалтер-практик получает некоторый комплекс регламентирующей информации, зачастую дающий сбой в отдельных вопросах, задуматься о которых во время разработки законодательства не было времени (или сил, или догадливости, наконец).

В предлагаемом материале мы попытались свести воедино достаточно большой и многоплановый объем информации, имеющей непосредственное касательство к проблематике учета нематериальных активов, особенно в целях налогового и бухгалтерского учета.

Конечно, многие вопросы ускользнули и от нашего внимания, поскольку практика порой поворачивается так, что искусственно сконструировать подобную ситуацию было бы не под силу и целому исследовательскому отделу. Поэтому будем благодарны за отзывы и обращения по теме работы.

1. ИСТОРИЯ ПРЕДМЕТА: МЕТОДОМ ПРОБ И ОШИБОК

Для того чтобы предметно обсуждать проблему, нельзя игнорировать ее исторический аспект. Так вот, по отношению к нематериальным активам, пожалуй, наиболее ярко проявилась специфика последних пятнадцати лет развития отечественного предпринимательства в части интеграции российского бизнеса в международный экономический процесс.

И это закономерно, поскольку именно нематериальные активы, как отмечалось, воплощают в себе передовые идеи, разработки и результаты исследований, которые, по большому счету, являются движущей силой прогресса. Недаром же, наконец, именно нематериальные активы открывают современный российский бухгалтерский баланс, гордо занимая в нем строку 110.

Поэтому позволим себе краткий исторический экскурс, позволяющий раскрыть основные особенности статуса нематериальных активов в отечественном учете.

Нематериальные активы (НМА) - это довольно-таки молодой вид учитываемого имущества. Во всяком случае, этот вывод напрашивается, если сравнивать данную категорию внеоборотных активов с другими видами имущества такого же длительного срока использования (скажем, с теми же основными средствами).

Например, обратимся к Плану счетов, утвержденному Приказом Министерства финансов СССР от 28 марта 1985 г. N 40 "Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета производственно-хозяйственной деятельности объединений, предприятий и организаций и Инструкции по его применению", который использовался еще в советское время.

Как раз взамен этого документа Приказом Минфина СССР от 1 ноября 1991 г. N 56 "Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности предприятий и Инструкции по его применению" был утвержден План счетов, совсем недавно уступивший место ныне используемому.

Так вот, в этом "совсем старом" Плане счетов есть основные средства и материалы, но нематериальных активов мы в этом историческом документе не обнаружим. Да и, право сказать, ни к чему они тогда были. Программное обеспечение как таковое практически не использовалось (ибо персональные компьютеры были совсем еще экзотическим оборудованием), лицензирование не применялось, а о том, что такое ноу-хау, никто даже и не задумывался.

Авторские права на все соответствующие объекты в полном объеме принадлежали государству, максимум, что оставалось советским кулибиным, - это коллекционировать свидетельства об изобретении или рацпредложениях, сопровождаемые премиями рублей так в десять-двадцать. Так что и без нематериальных активов все чудесно обходились.

Например, в ст.10 Закона СССР от 4 июня 1990 г. N 1529-1 "О предприятиях в СССР" указано, что "имущество предприятия составляют основные фонды и оборотные средства, а также иные ценности, стоимость которых отражается в самостоятельном балансе предприятия". Как легко заметить, состав внеоборотных активов сокращен до предела.

Но как только на отечественный рынок пришли и начали образовывать совместные предприятия самые смелые иностранцы, в российском (тогда еще советском) законодательстве вынужденно появилось понятие "нематериальные активы". Ведь иностранные предприниматели пришли не с голыми руками, а со своими зарегистрированными патентами и хитрыми ноу-хау, и непременно желали этот факт зафиксировать.

Пусть наши самодельные модели и самопальные формулы вовсе не уступали зарубежным, но они были в лучшем случае "государственными" (то есть ничьими), а в худшем случае - и вовсе незарегистрированными. Поэтому никакой ценности в качестве вклада в новое предприятие они не представляли, да и возможности для юридического оформления их как доли российской стороны практически не существовало.

А вот для зарубежных партнеров такого рода активы открывали возможность начать серьезный бизнес, не вкладывая в совместные предприятия со своей стороны ничего особенного, кроме наработок, контактов и деловых связей (представляемых как "нематериальные активы").

Упоминание о нематериальных активах как разновидности имущества (пока - в самом общем смысле) и их износе, учитываемом в составе себестоимости, почти одновременно появилось в Основных положениях по составу затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) на предприятиях СССР (утв. Госпланом СССР, Минфином СССР, Госкомитетом цен СССР и Госкомстатом СССР 30 ноября 1990 г.) и в Письме Минфина СССР от 29 декабря 1990 г. N 142 "Об особенностях исчисления себестоимости продукции (работ, услуг) на совместных предприятиях, создаваемых на территории СССР".

Между прочим, даже План счетов, утвержденный Приказом Минфина N 56 и использовавшийся вплоть до начала текущего 2002 г., был разработан при участии группы экспертов, образованной Министерством финансов СССР и Центром ООН по транснациональным корпорациям, то есть фактически опять-таки "под зарубежных инвесторов".

Письмо Минфина СССР от 30 августа 1991 г. N 50 "О порядке составления годовых бухгалтерских отчетов предприятиями с иностранными инвестициями" в п.2.5 предписывало показывать по статье "Нематериальные активы" стоимость права пользования землей, водой и другими природными ресурсами, зданиями, сооружениями, оборудованием, а также иных имущественных прав (в том числе на использование изобретений, ноу-хау), внесенных участниками совместного предприятия в счет их вкладов в уставный фонд предприятия и приобретенных в процессе деятельности предприятия.

Если вспомнить те времена, то перечень просто-таки "говорящий". Совместные предприятия, как правило, приобретали с российской стороны право пользования природными ресурсами (землей, водой и тому подобным), здания и сооружения, "пожилое" оборудование и иногда права на использование изобретений, а из-за рубежа поступало современное оборудование и имущественные права на интеллектуальную собственность, как правило, в виде ноу-хау.

Похожие правила содержались и в п.49 Положения о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации (утверждено Приказом Министерства финансов РФ 20 марта 1992 г. N 10), причем "нересурсная" часть нематериальных активов была представлена правами пользования объектами промышленной и интеллектуальной собственности.

Между прочим, этот пункт был изменен Письмом Минфина России от 4 июня 1993 г. N 68 именно в части уточнения состава объектов, не связанных с правом пользования природными ресурсами. Перечень нематериальных активов дополнили патенты, лицензии, ноу-хау, программные продукты, монопольные права и привилегии (включая лицензии на определенные виды деятельности), организационные расходы, торговые марки, товарные знаки и т. п.

Таким образом, из состава нематериальных активов окончательно исчезли права пользования объектами недвижимости и иным материальным имуществом, ибо, очевидно, более адекватной стала практика передачи в качестве вклада в новое предприятие самих зданий, сооружений и оборудования, а не просто прав на них.

В то же время "интеллектуальные" нематериальные активы понадобилось конкретизировать, так как это позволяло более "разборчиво" относиться к реальной ценности вкладов сторон, поскольку одно дело - ноу-хау и совсем другое - патенты, торговые марки или товарные знаки. Да и программные продукты стали занимать в предпринимательской деятельности гораздо большее место, следуя за лавинообразным ростом отечественного парка компьютерной техники (в том числе персональной) все более высокого класса и мощности (производительности).

Отметим, что здесь обращают на себя внимание два существенных аспекта. Во-первых, объектный состав совершенно четко расслоился на три группы, принципиально различающиеся между собой:

1) "объекты интеллектуальной собственности" (патенты, лицензии, программные продукты, торговые марки, товарные знаки),

2) ресурсные права (на пользование землей и природными ресурсами),

3) прочие (в том числе монопольные права и привилегии, лицензии на определенные виды деятельности и организационные расходы).

Кстати говоря, подобное внутреннее деление в общих чертах сохранилось и по сей день, так как указанные тенденции использования данной категории активов прижились.

Во-вторых, в новинку было то, что в первой группе нематериальные активы представляли собой не права пользования объектами интеллектуальной собственности, а сами эти объекты. Можно предположить, что такой подход означал стремление вовлечь данные объекты в отечественный бизнес именно на полноправной, исключительной основе.

Следующий по времени нормативный акт представлял собой уже некое подобие практического системообразующего документа, поскольку ввел в действие первую подробную Инструкцию о порядке заполнения форм годового бухгалтерского отчета предприятия, утвержденную Письмом Минфина России от 24 июня 1992 г. N 48. Письмо Минфина СССР от 17 июня 1991 N 26 "Об объеме и формах годового бухгалтерского отчета предприятий, объединений и организаций за 1991 год" порядка заполнения форм отчетности не содержало.

Пункт 2.3 этой Инструкции в целом содержал такой же перечень нематериальных активов, который спустя год был повторен в новой редакции Положения о бухгалтерском учете (об этом мы уже упомянули). Однако все еще допускалась возможность учета в качестве таких активов законченных научно-исследовательских и конструкторских изысканий и разработок, а также проектно-изыскательских работ. Критерием их ценности в качестве самостоятельного объекта учета выступала их полезность и допустимость использования в производстве длительный период времени либо возможность последующей реализации (вероятно, не в смысле продажи, а в виде практического воплощения).

Судя по тому, что данный перечень (включая НИОКР и проектно-изыскательские работы) был слово в слово сохранен в Письме Минфина России от 13 октября 1993 г. N 114 "Об объеме и формах годового бухгалтерского отчета предприятий за 1993 год и о порядке его заполнения", на то время он оказался удачным и включал все необходимые категории.

Впрочем, в конце 1992 г. нормативный акт совсем из другой сферы породил еще одну разновидность нематериальных активов, в дальнейшем вылившуюся в уникальную и ни на что не похожую их составляющую - деловую репутацию предприятия. Мы имеем в виду Письмо Минфина России от 23 декабря 1992 г. N 117 "Об отражении в бухгалтерском учете и отчетности операций, связанных с приватизацией предприятий", п.1.5 которого предписывает отражать на отдельном субсчете счета 04 "Нематериальные активы" разницу между покупной ценой и оценочной стоимостью приватизируемого предприятия.

А вот еще одна сугубо отечественная разновидность нематериальных активов, также связанная с относительно новыми объектами собственности, оказалась менее жизнеспособной, хотя просуществовала достаточно долго.

Письмо Минфина России от 29 октября 1993 г. N 118 "Об отражении в бухгалтерском учете отдельных операций в жилищно-коммунальном хозяйстве" в п.2 настоятельно рекомендовало при приобретении отдельных квартир в объектах жилого фонда, которые продолжают числиться на балансе в составе отдельного объекта жилищного фонда предприятия-продавца, отражать их стоимость по дебету счета 04 "Нематериальные активы".

Эта, скажем прямо, дикая идея (поскольку квартира все-таки вещь сугубо материальная, причем в данном случае подразумевалось приобретение именно квартиры, а не "прав пользования квартирой"), вероятно, явилась следствием попытки найти приемлемый компромисс в ситуации, когда собственность на жилой дом (точнее, обязанность учитывать его на балансе) не совпадает с собственностью на составляющие его квартиры. Абсурда добавляло и то, что сумма стоимостей квартир (по которой они приобретались) никак не была равна балансовой стоимости дома в целом, к тому же места общего пользования (подъезды, лестницы, мусоропроводы и тому подобное) в договорах купли-продажи квартир никак не фигурировали.

Кстати, чтобы не возвращаться к этому Письму, отметим, что изменения, которым оно подверглось в 1996 г. (с выходом Письма Минфина России от 3 апреля 1996 г. N 37), были связаны лишь с устранением зависимости между порядком учета квартир покупателем и тем, продолжают ли они формально числиться на балансе продавца в составе объекта жилого фонда. То есть отмеченный абсурд был доведен до высшей точки: материальный объект подлежал "растаскиванию" на множество нематериальных. Поневоле возникает ассоциация с аннигиляцией материи в фантастических рассказах.

Следующий заслуживающий упоминания нормативный акт в большой степени сохранил свое значение и в настоящее время, поскольку раскрывает отдельные аспекты капитальных вложений с такой стороны, которая не нашла отражения даже в значительно более поздних документах.

Это Письмо Минфина России от 30 декабря 1993 г. N 160 "Положение по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций". Пункт 4.3 посвящен формированию стоимости нематериальных активов, в связи с чем содержит и их перечень. Поскольку перечисление имеет вспомогательное значение, то претензия на исчерпывающий его характер явно отсутствует (список открытый: его завершает многозначительное "и т. п.").

Однако при всем том симптоматично, что на первое место переместились "интеллектуальные" объекты (патенты, лицензии, программные продукты), что, совершенно очевидно, связано с продолжающимся повышением их роли в предпринимательской деятельности. Сохранился статус прав пользования земельными участками и природными ресурсами, а также научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок и проектно-изыскательских работ.

Вершиной рассматриваемого этапа эволюции понятия "нематериальные активы" явился Общероссийский классификатор основных фондов (ОК 013-94), утвержденный Постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. N 359 и введенный в действие с 1 января 1996 г.

Он отнес к нематериальным основным фондам (нематериальным активам) геологические изыскания и разведку недр, компьютерное программное обеспечение, базы данных, оригинальные произведения развлекательного жанра, литературы или искусства, наукоемкие промышленные технологии, прочие нематериальные основные фонды, являющиеся объектами интеллектуальной собственности, использование которых ограничено установленными на них правами владения. В состав "прочих" были включены топологии интегральных микросхем, ноу-хау (русифицированные в "секреты производства"), торговые знаки и патенты.

Необходимо отметить, что по отношению к некоторым категориям объектов деление на "материальные" и "нематериальные" выглядело достаточно условным. Так, к нематериальным фондам оказались отнесенными:

- фотографические произведения,

- географические, геологические и другие карты, планы, эскизы,

- аннотации, рефераты, резюме, обзоры,

- другие переработки произведений науки, литературы и искусства,

- произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна,

- другие произведения изобразительного искусства,

- произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства,

- музыкальные произведения с текстом или без текста,

- аудиовизуальные произведения (кино-, теле- и видеофильмы).

В то же время материальными основными фондами были названы:

- фотодокументы,

- издания картографические,

- издания листовые текстовые,

- неопубликованные рукописи,

- литературные произведения,

- произведения изобразительного искусства прочие,

- произведения декоративно-прикладного искусства,

- киноматериалы и документы в форме видеозаписи,

- фонодокументы (звукозаписи).

Как легко заметить, многие пункты, имеющиеся в этих двух разных категориях, схожи просто-таки до степени смешения. Инструмент, позволяющий найти принципиальное различие, косвенно назван в описании раз.20 "Нематериальные основные фонды", размещенном во Введении Классификатора.

Разработчики подчеркнули, что владение оригинальными произведениями развлекательного жанра, литературы или искусства позволяет предприятиям-собственникам продать их либо использовать в производстве неоднократно в течение более одного года. То есть в составе "прочих материальных" объектов перечислены лишь формы материального воплощения ("экземпляров") тех или иных произведений, тогда как "нематериальные активы" составляют именно содержание, имеющее экономически значимый потенциал дальнейшего своего представления в материальном виде.

Таким образом, "водораздел" между материальным и нематериальным составляют имущественные (авторские и смежные) права, на которых подробно мы остановимся позднее.

Это уточнение немедленно нашло отражение в новой версии Положения о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации, которое было утверждено Приказом Минфина России от 26 декабря 1994 г. N 170. Согласно п.48 названного документа, к нематериальным активам, используемым в течение длительного периода (свыше одного года) в хозяйственной деятельности и приносящим доход, относятся права, возникающие:

- из авторских и иных договоров на произведения науки, литературы, искусства и объекты смежных прав, на программы для ЭВМ, базы данных и др.;

- из патентов на изобретения, промышленные образцы, селекционные достижения, из свидетельств на полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания или лицензионных договоров на их использование;

- из прав на ноу-хау и др.

Кроме того, к нематериальным активам отнесены:

- права пользования земельными участками, природными ресурсами;

- организационные расходы.

Итак, анализируемое понятие наконец-то начинает приобретать современные черты. В отношении "интеллектуальных" объектов вновь произошел переворот: к нематериальным активам теперь отнесены не сами объекты, а права на них, однако не общие "права пользования", а более конкретные - вытекающие из авторских и иных договоров.

Помимо этого, в качестве отдельной категории выступают патенты и свидетельства на нематериальные объекты промышленной собственности и права на них, оформленные лицензионными договорами. "Спираль" сделала виток и почти вернулась к первоначальному варианту: ведь в самом первом Положении (утвержденном Приказом Минфина России N 10) тоже фигурировали объекты промышленной собственности. А вот организационные расходы впервые появились в качестве самостоятельной разновидности нематериальных активов, а не в числе "прочих".

Наиболее полный и "осовремененный" перечень нематериальных активов мы находим в совсем уже недавнем Приказе Минфина России от 12 ноября 1996 г. N 97 "О годовой бухгалтерской отчетности организаций", который непосредственно предшествовал ныне действующему. В п.4.23.1 Приказа N 97 перечислены четыре группы НМА, данные по которым приводились в приложении к балансу по форме N 5форме N 1 место отведено только для первой, третьей и четвертой групп):

- "права на объекты интеллектуальной (промышленной) собственности" - стоимость прав, возникающих из авторских и иных договоров на произведения науки, литературы, искусства и объекты смежных прав, на программы ЭВМ, базы данных и т.д., из патентов на изобретения, промышленные образцы, коллекционные достижения, из свидетельств на полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания или лицензионных договоров на их использование; из прав на ноу-хау и др.;

- "права на пользование обособленными природными объектами" - стоимость прав на использование земельных участков, природных ресурсов (воды, недр и др.);

- "организационные расходы" - сумма расходов, связанных с образованием юридического лица, признанная в соответствии с учредительными документами вкладом участников (учредителей) в уставный (складочный) капитал;

- "деловая репутация организации" - превышение покупной цены приватизированного имущества над его оценочной (начальной) стоимостью.

Сохранило силу на текущий момент, несмотря на уже приличное количество более новых ПБУ, Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденное Приказом Минфина России от 29 июля 1998 г. N 34н. Необходимо учесть, что именно это Положение было принято во исполнение Программы реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. N 283, и Распоряжения Правительства РФ от 21 марта 1998 г. N 382-р. Так что оно, по идее, должно быть максимально приближено к зарубежным правилам классификации внеоборотных активов.

По сравнению с вышеприведенным перечнем, в п.55 Положения содержится почти тот же перечень (за исключением прав на пользование природными объектами), только вместо загадочных "коллекционных достижений" указаны "селекционные".

Это же вполне оправданное уточнение присутствует и в Методических рекомендациях о порядке формирования показателей бухгалтерской отчетности организации (утверждены Приказом Минфина России от 28 июня 2000 г. N 60н), которые, помимо полного перечисления нематериальных активов по всем четырем вышеприведенным группам в п.116 (применительно к форме N 5), упоминают еще и "отдельные квартиры в объектах жилого фонда" (п.19), причем именно как актив, подлежащий отражению в балансе (форма N 1). Отметим также, что из текста изъято более или менее приличное определение "деловой репутации организации", вместо которого помещено парадоксальное в своей тавтологии определение - "приобретенная деловая репутация организации".

Таким образом, рассмотрев всю эволюцию понятия "нематериальные активы" в практической отечественной экономике, мы в результате получили некий итоговый список, на который необходимо ориентироваться при дальнейшем анализе. Для удобства разновидности объектов, которые когда-либо считались нематериальными активами, в совокупности с "датами жизни" (года их введения и отмены) сведены нами в таблицу.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв