ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ 2008

Хиты: 125 | Рейтинг:

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СДЕЛКИ: МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ 2008

Глава I. ПОНЯТИЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ И МЕТОДЫ ЕЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ

§ 1. Понятие и признаки внешнеэкономической сделки по российскому и иностранному праву

Законодательство РФ не содержит легального определения внешнеэкономической сделки. В ГК РФ есть понятие "внешнеэкономическая сделка" лишь в связи с ее формой: в соответствии с п. 3 ст. 162 "несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки", а согласно п. 2 ст. 1209 "форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву".

Для характеристики юридической категории следует выделить ее специфические признаки. Признаки внешнеэкономической сделки можно условно разделить на две категории: обязательные, квалифицирующие сделку в качестве внешнеэкономической, и факультативные, т.е. те, которые обычно (но не всегда) свойственны внешнеэкономической сделке. Прежде всего необходимо условиться, что понятие "внешнеэкономическая сделка" является собирательным. Под эту категорию подпадают не только отдельные виды договоров, такие как договоры международной купли-продажи, договоры международной перевозки и т.д., но и односторонние сделки, например доверенности. Однако, как отмечает И.С. Зыкин, "практически при использовании термина "сделка" применительно к отношениям во внешнеэкономической сфере имеется в виду договор" <1>.

--------------------------------

<1> Зыкин И.С. Договор во внешнеэкономической деятельности. М., 1990. С. 5.

Среди различных видов внешнеэкономических сделок лидирующая роль принадлежит договору международной купли-продажи товаров, свидетельством чему является практика международных коммерческих арбитражей и государственных арбитражных судов. Вместе с тем договор купли-продажи сопровождается договорами перевозки, транспортной экспедиции, страхования, а также расчетами, которые также представляют собой самостоятельные виды внешнеэкономических сделок. Отдельную группу составляют посреднические договоры - поручение, комиссия, консигнация, агентский договор и их разновидности - дистрибьюторские соглашения. На практике встречаются также подряд, аренда и ее разновидность - лизинг, кредитный договор, лицензионный договор, договоры на возмездное оказание услуг и др.

В доктрине имеется множество подходов к определению понятия "внешнеэкономическая сделка" <1>. Еще на заре советской власти публиковались работы, специально посвященные этому вопросу. В частности, Ю. Чельцов в статье, опубликованной в 1926 г., выводит признаки внешнеторговой сделки из содержания действующего законодательства и отмечает, что терминология законодательства "не может быть признана достаточно удовлетворительной для точного определения круга таких сделок" <2>. К числу признаков внешнеторговой сделки автор относит:

--------------------------------

<1> См. об этом: Зыкин И.С. Указ. соч. С. 8 - 11.

<2> Чельцов Ю. Понятие внешнеторговой сделки по законодательству СССР // Революционная законность. 1926. N 15/18. С. 17 - 18.

1) сопряженность ее с актом ввоза или вывоза товара (т.е. с перемещением его из СССР за границу или обратно), при том что указанный ввоз (вывоз) может либо входить в само исполнение сделки, либо предшествовать заключению сделки, но осуществляться непосредственно в целях совершения последней, либо следовать за выполнением сделки;

2) принадлежность контрагентов сделки к хозяйственной сфере различных государств, подразумевая под этим место их постоянной оседлости или место нахождения их предприятия; при этом необходимым условием является непосредственное участие в сделке с иностранным контрагентом отечественного экспортера или импортера <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 20 - 22.

Можно выделить четыре основных направления в определении искомой категории.

В рамках первого направления определение внешнеэкономической сделки связывается с производством экспортно-импортных операций, когда имеет место вывоз товаров, работ или услуг за границу или их ввоз в страну. В частности, Л.А. Лунц отмечал, что к внешнеторговым сделкам относятся такие, "в которых по меньшей мере одна из сторон является иностранцем (иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом), и содержанием сделки являются операции по ввозу из-за границы товара или по вывозу товаров за границу либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. Сюда, следовательно, относятся прежде всего договор купли-продажи товаров, подлежащих ввозу из-за границы или вывозу за границу, а также связанные с товарным экспортом или импортом сделки подряда, комиссии, перевозки, поклажи, кредитно-расчетные отношения и др." <1>.

--------------------------------

<1> Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 446.

Сторонники второго направления за основу принимают нахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. По мнению И.С. Зыкина, к внешнеэкономическим относятся "совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах" <1>. Термин "коммерческое предприятие стороны" берет происхождение из международных договоров, в частности из Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. <2> (Венская конвенция 1980 г.), Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 г. <3>, участницей которых является и Россия, и имеет специальное значение: он характеризует не субъект права, а место основной деятельности стороны, постоянное место осуществления деловых операций (place of business). В частности, такого подхода придерживаются Л.П. Ануфриева <4>, М.М. Богуславский <5>, Я.В. Вольвач <6>, И.В. Гетьман-Павлова <7>, Г.К. Дмитриева <8>, Н.Ю. Ерпылева <9>, В.П. Звеков <10> и др. В принципе, близка к изложенной и точка зрения Г.З. Мансурова: "Внешнеэкономический договор - договор, заключенный контрагентами, находящимися по разные стороны государственной границы, независимо от их национальной (государственной) принадлежности" <11>.

--------------------------------

<1> Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С. 72.

<2> Ведомости СССР. 1990. N 23. Ст. 428.

<3> СЗ РФ. 1999. N 32. Ст. 4040.

<4> См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 2 т. М., 2000. Т. 2. С. 188 - 192.

<5> См.: Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 253. Автор изменил свою позицию - ср.: Международное частное право: Учебник. М., 1999. С. 197.

<6> См.: Вольвач Я.В. К вопросу о внешнеэкономической сделке // Законодательство и экономика. 2005. N 9.

<7> См.: Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право: Учебник. М., 2005. С. 190.

<8> См.: Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. М., 2004. С. 364.

<9> См.: Ерпылева Н.Ю. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 187 - 188.

<10> См.: Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 360 - 361.

<11> Мансуров Г.З. Международное частное право: Учеб. пособие. Екатеринбург, 2001. С. 129.

К третьему направлению можно отнести взгляды тех авторов, которые определяют внешнеэкономическую сделку посредством указания на различную национальность (государственную принадлежность) совершающих ее контрагентов. Так, В.А. Мусин определяет внешнеторговые сделки как "сделки, совершаемые в коммерческих целях лицами различной государственной принадлежности и влекущие возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, связанных с созданием, использованием или реализацией материальных благ или иных результатов человеческой деятельности" <1>. Такого же подхода придерживается И.В. Елисеев, который выделяет два признака внешнеторговых договоров - различную государственную принадлежность и их коммерческий характер. При этом под коммерческим характером сделки автор понимает ее специфическую цель, которая состоит в производительном потреблении товара, не связанном с уничтожением его (товара) стоимости <2>.

--------------------------------

<1> Мусин В.А. Международные торговые контракты. Л., 1986. С. 15.

<2> См.: Елисеев И.В. Гражданско-правовое регулирование международной купли-продажи товаров. СПб., 2002. С. 81, 93.

Наконец, четвертую группу составляют взгляды тех исследователей, которые конструируют понятие внешнеэкономической сделки путем указания на ее публично-правовые характеристики. По мнению В.А. Бублика, "внешнеэкономический договор - это урегулированное нормами российского, иностранного или международного частного права соглашение экономических агентов, один из которых не является резидентом Российской Федерации либо, являясь резидентом РФ, имеет за рубежом коммерческую организацию, имеющую отношение к заключению либо исполнению договора, которое направлено на установление, изменение или прекращение гражданских и иных обслуживающих либо связанных с гражданскими прав и обязанностей при осуществлении любых видов внешнеэкономической деятельности" <1>.

--------------------------------

<1> Бублик В.А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации: проблемы теории, законотворчества и правоприменения: Монография. Екатеринбург, 1999. С. 72.

По поводу вышеприведенного определения можно высказать некоторые замечания. Очевидно, что под "коммерческой организацией за рубежом" имеется в виду "коммерческое предприятие" в смысле ст. 1 Венской конвенции 1980 г., а термином "международное частное право" обозначаются международные договоры, регулирующие сделки. В приведенном определении четко прослеживается "публично-правовая" составляющая сделки (указание на "резидентность"). В другом месте автор прямо относит внешнеэкономический договор к особому типу "хозяйственных соглашений", правовой режим которых помимо гражданского определяется также таможенным, налоговым и валютным законодательством <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 46.

Думается, что состояние современного законодательства РФ и международные договоры РФ дают основания согласиться с точкой зрения И.С. Зыкина и его сторонников по следующим причинам.

Во-первых, термин "коммерческое предприятие стороны" используется в ряде международных соглашений с участием России, в частности в Венской конвенции. Вопрос о допустимости определения понятия "внешнеэкономическая сделка" посредством ссылки на международные соглашения, посвященные регулированию отдельных обязательств, остается открытым. Эти конвенции хотя и являются составной частью правовой системы, но используют заложенные в них термины лишь для целей соответствующего соглашения. Однако отсутствие иных актов, позволяющих определиться с рассматриваемым понятием, вынуждает нас обращаться к правилам данных конвенций.

Во-вторых, категория "коммерческое предприятие стороны" известна и российскому законодательству. Так, согласно Закону РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" <1> в международный коммерческий арбитраж "МОГУТ ПО СОГЛАШЕНИЮ СТОРОН ПЕРЕДАВАТЬСЯ: СПОРЫ ИЗ ДОГОВОРНЫХ И ДРУГИХ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ВНЕШНЕТОРГОВЫХ И ИНЫХ ВИДОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЕСЛИ КОММЕРЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ХОТЯ БЫ ОДНОЙ ИЗ СТОРОН НАХОДИТСЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ..." (выделено мной. - В.К.).

--------------------------------

<1> Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.

В-третьих, ст. 1211 ГК РФ, регламентирующая вопросы применимого права к договору, оперирует понятиями "место жительства стороны", "основное место деятельности стороны", в то время как государственная регистрация сторон не имеет решающего значения для выбора применимого права к договору, хотя принимается во внимание при выборе "права, наиболее тесно связанного договором".

Наряду с понятием "внешнеэкономическая сделка" в науке предпринимаются попытки сформулировать и дополнительные, более общие категории. Так, Г.К. Дмитриева вводит в оборот термин "международная коммерческая сделка" - сделка, опосредующая предпринимательскую деятельность в сфере международных экономических отношений, заключенная между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств <1>. Н.Ю. Ерпылева, опираясь на Гаагские конвенции о международной купле-продаже товаров 1964 г. <2>, оперирует понятием "международный коммерческий контракт" <3>. Авторы "Курса международного торгового права" предлагают другой термин: "международная торговая сделка" - любая сделка, "которая выражает связь как минимум с двумя государствами, посредством каких-либо обстоятельств" <4>. При этом "национальной считается сделка, связанная с одним государством" <5>. В этом чрезвычайно широком определении отсутствуют указания на признаки, без которых оно утрачивает смысл. А.И. Муранов использует термин "интертерриториальная сделка" - "...сделка связана с правом не одного, а по меньшей мере двух государств или, иными словами, с субъектами, объектами и юридическими фактами, локализованными в пределах территорий каждого из них..." <6>. Это определение также носит достаточно общий характер. Кроме того, связь сделки с правом как минимум двух государств является скорее следствием трансграничного характера сделки, чем ее признаком. Л.П. Ануфриева формулирует понятие "сделка международного характера", включающее в себя внешнеэкономические, внешнеторговые, международные коммерческие и международные сделки <7>.

--------------------------------

<1> См.: Международное частное право: Учебник / Отв. ред. Г.К. Дмитриева. М., 2004. С. 364.

<2> См.: Конвенция о Единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров (ULFIS); Конвенция о Единообразном законе о международной купле-продаже товаров (ULIS) // СПС "КонсультантПлюс".

<3> См.: Ерпылева Н.Ю. Указ. соч. С. 187.

<4> Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Курс международного торгового права. 2-е изд. М., 2000. С. 138.

<5> Там же.

<6> Муранов А.Г. Термин "импорт услуг" в российском валютном праве. Понятие "сделка с иностранным элементом" и "внешнеэкономическая сделка" // МЖМП. 2001. N 2. С. 290 - 291.

<7> См.: Ануфриева Л.П. Указ. соч. С. 192 - 193.

Представляется целесообразным для этих целей использовать инструментарий гражданского законодательства РФ и с учетом ст. ст. 1186, 1210 - 1211 ГК РФ именовать такие сделки (вслед за Л.А. Лунцем) сделками, осложненными иностранным элементом, из числа которых особо выделяются внешнеэкономические.

Следует заметить, что до вступления в силу части третьей ГК РФ (1 марта 2002 г.) действовал разд. VII Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. N 2211-1 <1>, ст. ст. 164 - 166 которых содержали нормы о национальном праве, применимом к регулированию внешнеэкономических сделок. При этом разд. VII Основ делил все сделки на внешнеэкономические (ст. 166) и иные, так сказать, "невнешнеэкономические" (ст. 165). Последние не следовало смешивать с внутренними гражданско-правовыми сделками, поскольку в них также участвует иностранный элемент. К таковым могли быть отнесены, например, сделки между гражданами РФ и иностранцами, совершенные не в связи с предпринимательской деятельностью. Однако критерий разграничения указанных видов сделок найти было довольно сложно. Например, ст. 166 Основ предусматривала самостоятельную привязку для договора дарения. Вместе с тем внешнеэкономические сделки опосредуют предпринимательскую деятельность, в то время как согласно ГК РФ (ст. 575) договоры дарения между коммерческими организациями на сумму более пяти минимальных размеров оплаты труда не допускаются.

--------------------------------

<1> Ведомости ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733 (с послед. изм.).

Хотя в ныне действующем разд. VI части третьей ГК РФ отдельно не оговаривается применимое право к внешнеэкономическим сделкам, фактически деление всех сделок на внешнеэкономические и невнешнеэкономические в Кодексе сохраняется хотя бы потому, что в п. 3 ст. 162, п. 2 ст. 1209 ГК РФ используется понятие "внешнеэкономическая сделка". Заметим, что в ст. ст. 1210 - 1211 ГК РФ и других идет речь о праве, применимом к договорам. Статья 1217 ГК РФ говорит о праве, применимом к обязательствам, возникающим из односторонних сделок. Можно заключить, что поскольку в Кодексе используются различные категории: "внешнеэкономическая сделка", "договор", "сделка", - в них, очевидно, заложен различный смысл. Родовым для всех вышеуказанных понятий является понятие "сделка", часть из них являются "внешнеэкономическими". Всякий договор - это сделка, однако к внешнеэкономическим сделкам относятся только внешнеэкономические договоры.

Таким образом, в ст. ст. 1210 - 1211 и других идет речь о праве, применимом как к внешнеэкономическим договорам, так и к иным договорам с иностранным элементом. Статья 1217 ГК РФ говорит о праве, применимом к обязательствам из односторонних сделок, в том числе из внешнеэкономических сделок. Деление сделок и договоров на внешнеэкономические и иные сохранилось, однако теперь все они подчиняются единым коллизионным привязкам. Исключения составляют специальные правила о форме внешнеэкономических сделок (а следовательно, и внешнеэкономических договоров), предусмотренные ст. ст. 162, 1209 ГК РФ.

Отсутствие в ГК РФ каких-либо критериев для разграничения сделок на внешнеэкономические и невнешнеэкономические побуждает исследователей обращаться к иным нормативным актам, большинство из которых относятся к сфере публичного права. В результате делается попытка дать определение цивилистическому понятию "сделка" (хотя и "внешнеэкономическая") через привлечение материала публично-правового характера. Думается, что использовать инструментарий публично-правовых отраслей права для определения искомого понятия неправильно. Терминология этих отраслей носит специфический характер, подчас отличающийся от терминологии гражданского законодательства. Так, в налоговом праве закреплено иное (чем в ГК РФ) понимание "постоянного представительства".

Поскольку для признания сделки внешнеэкономической не имеет решающего значения национальность (государственная принадлежность) сторон сделки, неверным является подход, согласно которому внешнеэкономической признается сделка, заключенная между контрагентами, принадлежащими к различным государствам. Действительно, стороны, заключающие такие сделки, имеют, как правило, различную государственную принадлежность, но такое положение не является общим правилом.

Например, российское юридическое лицо (т.е. организация, зарегистрированная на территории России) может постоянно осуществлять свою деятельность на территории иностранного государства посредством создания там своего филиала (т.е. иметь там свое коммерческое предприятие). Причем такой филиал в соответствии с положением о нем и законодательством страны его местонахождения может осуществлять внешнеторговые сделки, стороной которых признается российская организация. Договор этого филиала с другой российской организацией является внешнеэкономическим. Соответственно, контракт, заключенный между таким российским юридическим лицом (через свой филиал) и другой российской организацией, будет рассматриваться как внешнеэкономическая сделка.

С другой стороны, иностранные юридические лица также действуют на территории России посредством создания своих филиалов и представительств. Поэтому договор, заключенный между филиалом иностранной организации и российской организацией, подчиняется гражданскому законодательству РФ и характеризуется как внутренняя гражданско-правовая сделка. В этом случае не возникает вопрос о применимом праве и другие характерные для внешнеэкономических сделок вопросы. Однако при таком раскладе товар не должен поставляться за границу или из-за границы.

В литературе, однако, встречаются и другие подходы. Так, с точки зрения Г.Ю. Федосеевой, "сделка международной купли-продажи может квалифицироваться как внешнеэкономическая и тогда, когда оба участника находятся на территории одного государства... например, в том случае, когда предметом сделки является товар, принадлежащий иностранному производителю, или сделка купли-продажи совершается между двумя российскими предпринимателями на территории иностранного государства" <1>. С позицией автора по указанному примеру согласиться нельзя: такие сделки регулируются внутренним правом соответствующего государства без каких-либо особенностей, присущих внешнеэкономическим сделкам. Думается, что автор отождествляет две категории - "внешнеэкономическая сделка" и "сделка, осложненная иностранным элементом".

--------------------------------

<1> Федосеева Г.Ю. К вопросу о понятии "внешнеэкономическая сделка" // Журнал российского права. 2002. N 12. С. 37.

Следует также отметить, что термин "коммерческое предприятие стороны" не совсем корреспондирует с терминологическим аппаратом гражданского законодательства РФ. В соответствии с ГК РФ термин "предприятие" используется, во-первых, в значении объекта гражданских прав - имущественного комплекса (ст. 132) и, во-вторых, для обозначения особого субъекта гражданских прав - унитарного предприятия (ст. 113). В таком специфическом значении, как "постоянное место осуществления деловых операций", этот термин гражданскому законодательству России неизвестен и используется лишь для целей квалификации внешнеэкономических сделок.

Очевидно, что понятие "коммерческое предприятие стороны" может быть раскрыто через обозначение различных форм предпринимательской деятельности лица на территории данной страны. В ст. 2 ГК РФ записано, что "правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом". Речь в данном случае идет о предпринимательской деятельности иностранных лиц на российском рынке. Иностранное лицо может напрямую заниматься предпринимательской деятельностью в России, действуя в организационной форме в соответствии с иностранным законодательством. Однако в большинстве случаев такое коммерческое присутствие реализуется через возможность для иностранных лиц учреждать в России юридические лица и открывать свои филиалы и представительства по российскому праву, пользоваться в соответствии со ст. 11 ГК РФ судебной защитой. Заключение внешнеэкономических сделок с российскими лицами также может быть рассмотрено как участие в гражданском обороте России, поскольку такие сделки всегда - хотя бы частично - касаются нашего внутреннего гражданского оборота.

Таким образом, коммерческое предприятие иностранного лица находится в России, если иностранное лицо непосредственно осуществляет на территории России предпринимательскую деятельность (производство и (или) реализацию товаров, оказание услуг, выполнение работ) либо такую деятельность в России осуществляет филиал такой иностранной организации. Что касается представительства иностранной организации, то с его нахождением в России вряд ли стоит связывать нахождение коммерческого предприятия, поскольку самостоятельной предпринимательской деятельности представительство не ведет, а лишь "выступает от имени и по поручению представляемой им фирмы или фирм, название которых указано в разрешении на открытие представительства, и осуществляет деятельность в соответствии с советским (читай - российским. - В.К.) законодательством" <1>. Следовательно, его правовой статус определяется также ст. 55 ГК РФ, согласно которой представительство "представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту".

--------------------------------

<1> См.: п. 10 Положения о порядке открытия и деятельности в СССР представительств иностранных фирм, банков и организаций, утв. Постановлением Совета Министров СССР от 30 ноября 1989 г. N 1074 // СП СССР. 1990. N 1. Ст. 8 (с послед. изм.).

Следует отметить некоторую ущербность такого подхода на примере филиалов. Филиал, хотя бы он и осуществлял такую же деятельность, как и его головная организация, всегда остается лишь структурным подразделением юридического лица <1>. Филиалы, как и представительства, не могут заключать сделки от своего имени, поскольку субъектами гражданских прав и обязанностей не являются. Их полномочия основаны на положении о филиале, а полномочия директора - на доверенности от головной организации - юридического лица.

--------------------------------

<1> См.: ст. 55 ГК РФ, ст. ст. 4, 21 ФЗ от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493 (с послед. изм.).

Как отмечается в п. 20 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положении о филиале (представительстве) и т.п., либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель филиала. При разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в положении о филиале и доверенности. Сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

Отсюда договор, заключенный с филиалом иностранной фирмы, считается заключенным с головной организацией, чему есть примеры из практики МКАС.

Так, между российской организацией и расположенным на территории России филиалом бельгийской фирмы был заключен контракт на поставку товара. Поскольку продавец (филиал бельгийской фирмы) нарушил условия договора, российская организация предъявила в МКАС иск к филиалу. Рассмотрев вопрос о надлежащем ответчике, МКАС признал таковым бельгийскую фирму - учредителя филиала, директором которого был подписан контракт. При этом арбитраж исходил из того, что указанный филиал не имеет статуса юридического лица и согласно положению о нем полную юридическую и финансовую ответственность за его деятельность несет учредитель - бельгийская фирма <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 305/1998, решение от 31 января 2000 г. См.: Практика МКАС за 1999 - 2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М., 2002. С. 199 - 203.

В связи с этим можно заключить, что критерий нахождения коммерческих предприятий на территории различных государств является столь же неудачным, сколько ссылка на различную национальность сторон. Он способен породить споры о правоспособности.

Вопрос о совместимости категории "коммерческое предприятие стороны" с законодательством России надлежащим образом в литературе не рассмотрен. Встречаются лишь высказывания общего характера, без привязки к правовой системе конкретного государства. Например, В.В. Гаврилов отмечает: "В международной деловой практике дочерняя фирма обычно не рассматривается в качестве коммерческого предприятия материнской компании, а является самостоятельной стороной в договоре. Поэтому в соответствии с Конвенцией (Венской конвенцией 1980 г. - В.К.) в качестве внешнеторговой может быть признана сделка, заключенная, например, между российским юридическим лицом и компанией, созданной им за границей" <1>.

--------------------------------

<1> Гаврилов В.В. Международное частное право. М., 2000. С. 206.

Если попытаться соотнести данные утверждения с российским законодательством, можно прийти к следующим заключениям. Термин "дочерняя фирма" неизвестен российскому праву, хотя ГК РФ оперирует понятиями "дочернее хозяйственное общество" (ст. 105), "дочернее предприятие" (ст. 114). И то и другое являются самостоятельными юридическими лицами, т.е. они вправе самостоятельно заключать и исполнять сделки, а также обязаны нести по ним ответственность. Поэтому такие организации, созданные в России, но действующие за рубежом, вправе заключать внешнеэкономические договоры с другими российскими юридическими лицами. Однако когда говорится о том, что "в качестве внешнеторговой может быть признана сделка, заключенная, например, между российским юридическим лицом и компанией, созданной им за границей", следует уточнить, является ли эта "компания" самостоятельным субъектом гражданских прав и обязанностей по зарубежному праву (с правами юридического лица или без). Сделка, заключенная российским юридическим лицом со своим филиалом за рубежом, с точки зрения российского закона может быть расценена как ничтожная, если филиал за рубежом не признается самостоятельным субъектом гражданских прав и обязанностей. Однако сделки такого филиала с другими российскими юридическими лицами, очевидно, будут являться внешнеэкономическими, если они не выходят за пределы правоспособности филиала в соответствии с положением о нем и законодательством иностранного государства.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв