ДИВЕРГЕНЦИЯ В СИСТЕМЕ ПРАВА

Хиты: 335 | Рейтинг:

ДИВЕРГЕНЦИЯ В СИСТЕМЕ ПРАВА

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность написания данной книги предопределена необходимостью исследования системы права, увеличением качественного разнообразия структурных элементов в праве, определением места исполнительного производства, переосмыслением его места и роли в механизме правового регулирования. Эффективное функционирование как самой судебной системы, так и других правоприменительных органов в условиях формирования правового государства в России напрямую зависит от надлежащего исполнения принимаемых ими актов. По данным ФССП России, в Российской Федерации в 2009 г. взыскано только 39,1% денежных средств от фактически подлежащих взысканию, в 2010 г. - только 45%. За девять месяцев 2011 г. данный показатель практически остался прежним и составляет 41% <1>. Эта негативная ситуация подтверждает значимость принципа "право там, где есть защита". Становится совершенно очевидно, что надо кардинально менять систему правового регулирования исполнительных отношений. К сожалению, переломить негативную ситуацию в исполнительном производстве при существующей системе права в настоящее время не представляется возможным. С каждым годом количество оконченных исполнительных производств увеличивается, но менее интенсивно по сравнению с возбужденными исполнительными производствами. Соответственно, все сильнее ощущается потребность в научных исследованиях, обосновывающих новые теоретико-методологические подходы к выявлению и характеристике причин низкой эффективности функционирования системы принудительного исполнения правоприменительных актов, содержащих адекватное осмысление изменений, произошедших в системе правового регулирования исполнительных отношений. Как отмечается в одном из решений Европейского суда по правам человека, права, признанные в судебном порядке, иллюзорны, если национальные правовые системы допускают, чтобы окончательное и обязательное судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон.

--------------------------------

<1> Статистика публиковалась на сайте

Для выявления причины, в силу которой регулярно модернизируемая система исполнительного законодательства (Закон о судебных приставах, Закон об исполнительном производстве и др.) не в состоянии обеспечить эффективное правовое регулирование соответствующих общественных отношений, необходим теоретический анализ юридической деятельности по принудительному исполнению правообязывающих актов. Встает вопрос о целесообразности и, возможно, об искусственном характере разделения уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного права. Отсутствие единого (с позиций общей теории права) методологического подхода в отношении правового регулирования исполнительных отношений не позволяет найти практические пути выхода из создавшегося положения. Поэтому представляются актуальными научные изыскания, преследующие цель оптимизации и повышения эффективности действий, связанных с принудительным исполнением правоустанавливающего или правообязывающего акта.

Актуальность избранной проблематики в данной монографии обусловлена следующими обстоятельствами:

- во-первых, необходимостью обоснования факта формирования в рамках системы российского права самостоятельной правовой общности - исполнительного права как системы правовых норм, призванных в своей целостности адекватно охватить всю сферу исполнения правоприменительных актов;

- во-вторых, необходимостью обоснования разделения системы российского права на три сектора: материальный, процессуальный и исполнительный;

- в-третьих, существованием назревших методологических проблем научного осмысления понятия исполнительного права в плане его концептуального оформления, что, в свою очередь, обусловлено той ролью, которую эта правовая общность играет в механизме правового регулирования;

- в-четвертых, возникающими проблемами при трансграничных взысканиях, которые обостряются по мере вхождения России в мировой экономический рынок и в связи со вступлением нашей страны во Всемирную торговую организацию.

Ab origine (лат.) с самого начала следует систематизировать теоретические позиции относительно правового регулирования общественных отношений в данной области, разработать научную методологию в познании объективной реальности исполнительных и связанных с ними отношений для обоснования действенных мер, направленных на совершенствование исполнительного законодательства и практики его осуществления.

В данной книге исследуются общественные отношения, складывающиеся в сфере исполнительного производства, а также в процессе реализации правоприменительных актов в целом, регулируемые в настоящее время кодифицированным уголовно-исполнительным законодательством, различными законами, определяющими порядок исполнения актов органов конституционного правосудия, арбитражных и судов общей юрисдикции, иных юрисдикционных органов.

Автор попытался составить юридические закономерности и основные тенденции развития исполнительного права в рамках системы российского права, определяющие его природу, принципы и источники.

Цель, которую поставил автор перед собой, состоит в разработке общетеоретической модели исполнительного права как самостоятельного элемента системы российского права для выявления резервов и путей совершенствования механизма правового регулирования в сфере принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов, расширяющих возможности юридической деятельности по защите, прежде всего, прав свобод и законных интересов человека и гражданина.

В монографии:

- выявлены актуальные научные позиции относительно понимания сущности системы права, определено место в ней исполнительного права, охарактеризованы перспективы унифицированного развития уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и иных отраслей права;

- выявлены корреляционные связи исполнительного и процессуального права;

- на базе общетеоретического анализа существующих позиций в отношении структурирования правовой формы выявлен и охарактеризован предмет правового регулирования и отраслевой режим исполнительного права;

- сформулированы теоретические выводы относительно принципов исполнительного права и проведен их общетеоретический анализ;

- разработана концепция исполнительного права в контексте выявления его общих и специальных институтов;

- на основе общетеоретического анализа правовых отношений сформулировано понятие и особенности исполнительных правоотношений;

- изучены специфика и структура исполнительных правоотношений;

- исследованы источники исполнительного права и возможность их консолидации на современном этапе;

- сформулированы основные направления оптимизации исполнительного законодательства;

- на основе полученного материала и анализа состояния правового регулирования исполнительного производства показаны перспективы унификации уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и арбитражного исполнительного и административного исполнительного права.

Значимость проведенного теоретического исследования комплексной отрасли исполнительного права обусловливается отсутствием в науке ее разработанности, концептуального оформления. Многие вопросы, затрагиваемые в монографии, специальному изучению и осмыслению ранее не подвергались. До настоящего времени в правоведении нет единоличных или коллективных работ, посвященных общетеоретической характеристике исполнительного права.

Впервые о возможности разграничения исполнительного производства и гражданского процессуального права высказался В.А. Краснокутский еще в 1924 г. В своей работе "Очерки гражданского процессуального права" <2> он утверждал, что право на судебное решение есть одна форма защиты права, а принудительное исполнение - другая. Но в той же работе указывалось, что исполнение решений - последняя стадия гражданского процесса, когда постановленное решение осуществляется. Все это доказывало неоднозначность взглядов советских исследователей на проблему исполнительного производства России. А.Ф. Клейнман в 1954 г., как и большинство советских исследователей права, считал исполнение судебных решений органической частью гражданского процесса <3>.

--------------------------------

<2> См.: Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права: Опыт систематизации законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма: Изд-во Ивано-Вознесенского губсоюза, 1924. С. 158.

<3> См.: Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М.: Юрид. лит., 1954. С. 36.

Однако имелись и другие суждения. В 1975 г. М.К. Юков высказал мнение о необходимости индивидуализации норм права, регулирующих исполнительное производство <4>. В том же году А.К. Кац сформулировал тезис, согласно которому процесс исполнения не может быть отраслью судебной деятельности, иначе судебную деятельность пришлось бы представлять в виде надотрасли <5>. О необходимости выделения исполнительного производства из гражданского процессуального права указывал также В.В. Ярков. М.А. Гурвич в 1981 г. писал, что со вступлением в законную силу решения суда гражданские процессуальные отношения прекращаются <6>.

--------------------------------

<4> См.: Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство // Проблемы совершенствования ГПК РСФСР: науч. тр. Свердловск: Изд-во СЮИ, 1975. Вып. 40. С. 57.

<5> См.: Кац А.К. Дальнейшая демократизация судебной деятельности, регулируемой ГПК РСФСР // Там же. С. 34.

<6> См.: Гурвич М.А. Учение об иске. М.: ВЮЗИ, 1981. С. 122.

Международные исследователи права также проводят грань между исполнительным производством и гражданским процессом. Так, Б. Хесс в 2009 г. отметил, "на сегодняшний день представляется, что четкое разделение между гражданским судопроизводством и исполнительным производством - общая черта многих юрисдикций" <7>.

--------------------------------

<7> Хесс Б. Системы принудительного исполнения // Исполнительное производство: традиции и реформы = Enforcement and Enforceability - Tradition and Reform / Пер. с англ.; под ред. Р. Ван Рее [и др.]. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 53.

Как видно из приведенного обзора мнений, сама идея разделения исполнительного производства и гражданского процессуального права появилась давно, но научного осмысления и теоретического обоснования она не получила. И только в постсоветский период нашей истории стали появляться публикации правоведов, обосновывающих самостоятельность исполнительного производства. Данной проблеме посвятили свои труды такие ученые, как: А.В. Авакян, М.И. Брагинский, Н.А. Винниченко, А.А. Власов, Е.А. Деготь, О.С. Иоффе, А.К. Кац, А.Ф. Клейнман, А.А. Максуров, К.А. Малюшин, Д.А. Марданов, И.Б. Морозова, Ю.А. Попов, Н.А. Рассахатская, И.И. Стрелкова, Д.В. Чухвичев, В.М. Шерстюк и другие авторы.

В 2003 г. О.В. Исаенковой была защищена докторская диссертация на тему: "Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции" <8>. Однако в данной работе прослеживается дуализм позиции автора: автор говорит об исполнительном праве, но при этом рассматривает его в рамках гражданского процесса.

--------------------------------

<8> См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2003.

В центре внимания вышеуказанных авторов находилась идея обоснования самостоятельности исполнительного производства в плане его разграничения с гражданским процессом. Не отвергая в целом данный подход, автор обосновывает свою общетеоретическую модель исполнительного права, включая ее понятийный аппарат, деление на составные части в виде подотраслей, частей и институтов. В работе представлено целостное теоретическое исследование исполнительного права в системе права России, определены и проанализированы критерии, позволившие автору прийти к выводу о самостоятельности исполнительного права как комплексного правообразования. Вышеуказанные вопросы ранее специальному изучению и осмыслению не подвергались.

На основе проведенного анализа современных общетеоретических представлений относительно системы права обосновано положение о формировании в ее составе исполнительного права вопреки имеющимся, в частности в гражданско-процессуальной науке, утверждениям, отождествляющим гражданское исполнительное право с институтом исполнительного производства гражданского процессуального права.

Установлено, что только предмет правового регулирования может быть использован в качестве наиболее объективного критерия индивидуализации отраслей права. Метод же правового регулирования у публичных отраслей права в определенной мере однороден, базируется на императивном подходе. Совокупность методов (так называемый отраслевой режим) в большей степени позволяет "индивидуализировать" отрасли права. Вместе с тем на современном этапе, характеризующемся особым динамизмом развития общественных отношений, даже совокупность данных о предмете и отраслевом режиме зачастую не создает условия для констатации наличия (отсутствия) оснований для характеристики той или иной отрасли права как самостоятельной. В целях более объективного разрешения данной задачи, по мнению автора, должны использоваться дополнительно и такие критерии, как: цель и функции отрасли права, отраслевые принципы, источники отрасли, индивидуальный субъектный состав соответствующих правоотношений.

В книге выявлено, что исполнительное право имеет свой индивидуальный отраслевой режим, в котором наряду с общими для отраслей права методами (разрешительным, дозволительным, обязывающим, предписывающим) используются и сугубо индивидуальные (например, метод принудительного взыскания); обладает своим специфическим субъектным составом (судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, суд, прокурор, УИИ и др.); преследует свою индивидуальную цель - определить условия и порядок принудительного исполнения требований правоприменительных актов, восстановить имущественные (в отдельных случаях личные неимущественные) права субъекта исполнительных отношений, а также общества и государства; выполняет и свои специфические функции, в числе которых, к примеру, принудительно-восстановительная функция.

Обоснована целесообразность конвергентного развития гражданского исполнительного, уголовно-исполнительного законодательства, как и всего законодательства, регулирующего процесс исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов.

Установлено, что системность отрасли исполнительного права базируется на единстве входящих в него институтов и норм. Исполнительное право представляет собой (внутреннее содержание) согласованную систему, состоящую из двух частей - общей и особенной. Общая часть отрасли исполнительного права содержит в себе институты общего характера, особенная часть также представляет собой систему, состоящую из норм права, регулирующих отдельные институты, и прежде всего институты исполнительного производства. Внутри отрасли существует реальное системное взаимодействие входящих в него институтов, совокупность которых позволяет констатировать целостность, завершенность и самостоятельность исполнительного права как комплексной отрасли права. Несмотря на то что нормы, входящие в комплексную отрасль исполнительного права, относятся сегодня к различным отраслям права, все они функционально взаимодействуют в регулировании качественно однородных общественных отношений.

В данной работе обосновано, что в механизме правового регулирования важное значение имеет стадия реализации субъективных прав и юридических обязанностей субъектов правоотношений, направленных на удовлетворение их целей посредством соблюдения, исполнения или использования предоставленных правовыми предписаниями возможностей. Данная стадия объективируется в правоприменительных актах (приговоре суда, решении третейского суда и т.д.), которые во многих случаях могут быть исполнены только принудительно. В этом случае механизм правового регулирования предполагает использование возможностей субъектов, наделенных властными полномочиями.

В монографии аргументировано, что каких-либо принципиальных препятствий для кодификации уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного законодательства, регулирующего порядок исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов, не существует. Более того, есть все основания для их унифицированного развития как закрепляющих общий правовой массив в системе российского права, поскольку общими для них являются: предмет правового регулирования (общественные отношения, возникающие в процессе исполнения судебных актов (иных правоприменительных актов), а также исполнения уголовных наказаний, поскольку оно также осуществляется только на основе правоприменительных актов); цель правового регулирования (обеспечение исполнения решения правоприменительных органов, в том числе об исполнении наказания); функции (общая функция организации и охраны общественных отношений в сфере исполнения правоприменительных актов); тождественные и зачастую фактически единые отраслевые принципы, источники, индивидуальный субъектный состав.

Автором определены состояние и перспективы развития исполнительного права в системе российского права, сформулированы теоретические выводы и даны практические рекомендации по совершенствованию законодательства, регламентирующего исполнительное производство, в частности обоснована целесообразность принятия ИК.

Разработанные в настоящей книге концептуальные положения обогащают теорию юридической деятельности судебных приставов-исполнителей и в целом теорию права и государства. Комплексное исследование исполнительного производства в рамках теории конвергенции исполнительных отраслей права позволило автору сформулировать предложения и сделать выводы, которые в дальнейшем могут быть использованы в разработке актуальных проблем теории права и государства.

Данная работа может быть использована при преподавании курсов теории права и государства, других юридических дисциплин, при написании учебников и учебно-методических пособий для студентов, аспирантов, судей и иных правоприменителей.

Выводы, полученные в ходе исследования, и сформулированные на их основе предложения прикладного характера будут полезны в практической деятельности ФССП России, УИИ и иных органов, должностных лиц, участвующих в процессе реализации правоприменительных актов.

Глава I. СОВРЕМЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ ПРАВА И МЕСТА В НЕЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

§ 1. Система права как актуальная проблема юридической науки и практики

В юридической литературе имеет место мнение о том, что систему права нельзя искусственно построить, сконструировать, создать, она складывается исторически объективно, представляет реальное социальное образование и не может строиться по произволу законодателя <9>. Подобная характеристика может быть распространена и на другие структурные элементы системы права: отрасли, институты, нормы права. Объективную основу системы права составляют существующие общественные отношения (предмет правового регулирования), закономерности развития которых предопределяют применение к ним особых отраслевых режимов правового регулирования. При этом нельзя забывать об известной условности применения термина "объективный" к любым жизненным процессам, в том числе к праву <10>. Если системе права придать объективную основу (не зависящую от воли и сознания людей), станет непонятно, как функционирует и существует право в англо-саксонской семье права, в системе права которой, как известно, нет отраслей. Вместе с тем право там является эффективным регулятором общественных отношений и, может быть, даже более эффективным, чем в нашей стране. Следовательно, объективность системы права имеет довольно условный характер, ad hoc - для данного случая. Во всяком случае структурированность системы права на отрасли, институты и нормы нельзя рассматривать в настоящее время аподиктически. В современном правоведении идет оживленная полемика по поводу существования комплексных отраслей права и их места в системе права. Большинство комплексных отраслей формируется в связи с необходимостью специализированного регулирования определенной группы отношений на основе и в рамках существующих отраслевых юридических режимов <11>. Хотя каждая комплексная отрасль имеет свой предмет регулирования, он не требует особого метода и механизма регулирования <12>. Отсутствие единого механизма и метода регулирования в комплексных отраслях объясняется тем, "что нормы, в них входящие, имеют "прописку" в основных отраслях, остаются по своим исходным моментам в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие положения соответствующих основных отраслей. Данные нормы входят во вторичную структуру, при этом оставаясь нормами гражданского, уголовного, административного, трудового и т.д. отраслей права" <13>. Какова же сегодня система права? Состоит ли она из однородных структурных образований?

--------------------------------

<9> См.: Макеева Е.М. Системный подход как способ познания права // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. N 6. С. 22.

<10> См.: Там же.

<11> См.: Нуриев А. К вопросу о понятии нотариального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 6. С. 22.

<12> См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975. С. 193.

<13> Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 254.

Необходимо обратить внимание и на то обстоятельство, что понятие "система" не есть исключительно правовое определение и существует практически во всех областях человеческого познания и бытия. Например, система имеется в таких областях познания, как физика, астрономия, анатомия, география и многих других. Система как философская категория исследуется также и в философии. По мнению И. Клира, "множество величин, уровень анализа, отношения между величинами, свойства, определяющие эти отношения, - это основные признаки каждой системы независимо от того, с точки зрения какой научной дисциплины определяется объект как система" <14>.

--------------------------------

<14> Клир И. Абстрактное понятие системы как методологическое средство: Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс, 1964. С. 289.

Правоведение как наука также знает не одну систему. Известны такие системы, как: система права, система принципов, система источников, система законодательства, система ответственности и т.д. Однако, несмотря на столь широко употребляемое понятие, любую систему всегда отличает упорядоченность ее элементов, которые всегда стоят в определенной зависимости друг от друга, согласовываются внутри самой системы и образуют строгую логическую цепь явлений.

Как отмечается в юридической литературе, система права - это правовая категория, отражающая внутреннее строение действующего в государстве права любой страны и представляющая собой, с одной стороны, единство входящих в него норм, а с другой - разграничение их на взаимосвязанные составные части.

Объектом исследования в настоящей главе является система права, определение места в ней исполнительного права, его целей и функций, а также соотношения с другими процессуальными и материальными отраслями права.

Размежевание в праве на составные части мы можем наблюдать еще в римском праве, где нормы права делились на уголовные (карательные) и гражданские (диспозитивные). Однако сами римские юристы еще не знали понятия системы права и не выделяли ее элементов. Деление права на уголовное и гражданское происходило в силу сложившихся традиций и, скорее всего, представляло собой деление не системы права, а системы законодательства. Однако римские юристы вполне осознанно делили право на частное и публичное, что, по сути, и есть первые попытки построения системы права. Так, известный римский юрист Д. Ульпиан под публичным правом понимал все то, что относится к положению государства и приносит пользу публичную, а под правом частным - все то, что относится к пользе отдельных лиц и приносит пользу частную <15>. Такое деление права римские юристы осуществляли в зависимости от регулируемых общественных отношений. Помимо Л.Л. Кофанова такой же точки зрения придерживается и цивилист С.В. Пахман. Однако в науке есть и иные взгляды на частное и публичное право. Как указывает Н.М. Коршунов, "...на самом деле в высказывании римского юриста речь идет не о разделении норм права, а о двух сторонах его изучения" <16>. Далее вышеуказанный автор предостерегает о недопустимости подмены ульпиановского деления "изучения права" делением "самого права". Тем не менее большинство правоведов соглашаются с первоначальной трактовкой и делением римского права на частное и публичное.

--------------------------------

<15> См.: Кофанов Л.Л. Дигесты Юстиниана. М.: Статут, 2004. С. 13.

<16> Коршунов Н.М. Конвергенция частного и публичного права: проблемы теории и практики. М.: Норма, 2011. С. 25.

Полагаем, что деление права на частное и публичное было реципировано из римского права в последующем в западные и российскую правовые системы. Современная наука о праве также знает деление права на частное и публичное. Публичное право - это императивное право, где всегда доминируют интересы государства и одной из сторон в правоотношениях выступает само государство, государственный орган, государственный служащий, а граждане должны следовать предписаниям, исходящим от государства. Здесь нет равноправия между субъектами (примером тому могут служить такие отрасли права, как уголовное, административное, гражданское процессуальное и некоторые другие). Частное право регулирует отношения всегда между равноправными субъектами, здесь действует принцип диспозитивности, а не императивности. Вместе с тем в публичном праве с некоторой долей условности могут присутствовать диспозитивные нормы и действовать диспозитивные принципы. В свою очередь, в частном праве также могут присутствовать императивные нормы и действовать императивные принципы. Известна, впрочем, и другая точка зрения исследователей права, которые отрицали деление права на частное и публичное ввиду отсутствия границ между ними.

Некоторые современные исследователи поддерживают деление права на частное и публичное и вводят в употребление дополнительный критерий деления права в зависимости от отношения между субъектами в праве. В публичном праве присутствуют всегда властеотношения, отношения неравенства, где один субъект наделен полномочиями и правами воздействия на другого. В частном праве чаще всего присутствуют отношения равенства между субъектами права, где права и обязанности между субъектами уравниваются.

При рассмотрении весьма актуального в настоящее время вопроса о строении права, его системы многие исследователи обращают внимание на дуалистическую теорию, предполагающую деление права на частное и публичное <17>. Вместе с тем сама теория двойственного правового строения многократно получала и в отечественном, и в зарубежном правоведении самые различные оценки и интерпретации. Однако, несмотря на отсутствие однозначного признания, концепция частно-публичного права подпадает под число правоведческих интересов уже много столетий, является для юридической сферы, с одной стороны, неоднозначно воспринимаемой, а с другой - традиционной. Даже только сам этот факт (а равно и иные, содержательные аспекты) побуждает нас обратить внимание на рассмотрение дуалистической концепции права, оценить значимость таковой для решения вопроса о структуре права <18>.

--------------------------------

<17> См.: Азми Д.М. О структурном значении частного и публичного права в системе права // Законодательство и экономика. 2010. N 7. С. 18 - 23.

<18> См.: Там же.

Имеют место оригинальные вариации восприятия частного и публичного права, которым мы уделим некоторое внимание (перед отображением собственного видения рассматриваемой проблематики). В частности, заслуживает особого рассмотрения позиция М.П. Каревой. Главное состоит в том, что ученый исключала вопрос о дуализме правового строения из тематики системы, структурного строения права. По ее идее, деление права на публичное и частное относится не к систематике и не к систематизации, а к сущности права. По мнению М.П. Каревой, сама суть права такова, что оно всегда сочетает в себе общественные и индивидуальные (личностные) интересы. В зависимости от преобладания регламентируемой заинтересованности правовые предписания могут быть подразделены на два блока, которые и именуются публичным и частным правом. Таким образом, вопрос о дуализме права должен быть вынесен за рамки обсуждений системы права (ибо предметом последних является разграничение норм позитивного права).

Учебники, учебные пособия, монографии, сборники, статьи

56. Абов Т.Е. Избранные труды. Гражданский и арбитражный процесс. Гражданское и хозяйственное право. М.: Статут, 2007.

57. Абрамов А.И. Понятие функции права // Журнал рос. права. 2006. N 2. С. 71.

58. Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М.: Госюриздат, 1952.

59. Абросимова Е.Б. Международная конференция "Конституционные проблемы федерализма и регионализма" // Гос-во и право. 1994. N 3.

60. Авдюков, М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970.

61. Авякян А.В. Исполнительная процессуальная форма в исполнительном праве Республики Армения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 9.

62. Агарков М.М. Теория государства и права. М.: Юрлитиздат, 1948.

63. Агафонова Г.Ю. К вопросу о системе функций права // Юридический аналитический журнал. 2002. N 3.

64. Азми Д.М. О структурном значении частного и публичного права в системе права // Законодательство и экономика. 2010. N 7.

65. Азрилиян А.Н. Юридический словарь. М.: Омега-Л, 2007.

66. Аксенова М.В. Роль правовых отношений в реализации норм права // Юрист. 2002. N 8.

67. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1995.

68. Алексеев С.С. Вопросы общей теории советского права. М.: Госюриздат, 1960.

69. Алексеев С.С. Восхождение к праву: Поиски и решения. М.: Норма, 2001.

70. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М.: Юрид. лит., 1981 - 1982.

71. Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1964. Вып. 1.

72. Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989.

73. Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999.

74. Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1972. Т. 1.

75. Алексеев С.С. Советское право как система // Сов. гос-во и право. 1974. N 7.

76. Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975.

77. Алексеев С.С. Тайна и сила права. М.: Норма-Инфра-М, 2011.

78. Алексеев С.С. Теория государства и права. М.: Юрид. лит., 1972.

79. Алексеев С.С. Теория права. М.: Бек, 1994.

80. Алексеев С.С. Частное право. М.: Статут, 1999.

81. Аржанов М.А. О принципах построения системы советского социалистического права // Сов. гос-во и право. 1939. N 3.

82. Бабаев В.К. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2004.

83. Бабушкина С.В. К вопросу о понятии и признаках юридических отношений // Современное право. 2008. N 10.

84. Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Гос-во и право. 2003. N 1.

85. Байтин М.И. Сущность права: (современное нормативное правопонимание на грани двух эпох). Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2001.

86. Бакирова Е.Ю. Жилищное право как комплексная отрасль права // Современное право. 2009. N 1.

87. Баранов В.М. Теория государства и права / Под ред. А.Г. Хабибулина. М.: ИНФРА-М, 2009.

88. Басу Дурга Дас. Основы конституционного права Индии / Пер. с англ.; под ред. М.М. Сайфулина. М.: Прогресс, 1986.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебное пособие О.А. Беляевой "Предпринимательское право" (под ред. В.Б. Ляндреса) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009 (2-е издание, исправленное и дополненное).

89. Беляева О.А. Предпринимательское право: Учеб. пособие. М.: Контракт; Инфра-М, 2011.

90. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М.: Юристъ, 2005.

91. Боргош Ю. Фома Аквинский. 2-е изд. М.: Мысль, 1975.

92. Борисов А.Н. Административные правонарушения // СПС "Гарант", 2005.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Бюджетному кодексу Российской Федерации А.Н. Борисова включен в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2008 (издание второе, переработанное и дополненное).

93. Борисов А.Н. Комментарий к Бюджетному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2006.

94. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права // Журнал рос. права. 2003. N 12.

95. Братусь С.Н. О предмете советского гражданского права // Сов. гос-во и право. 1940. N 1.

96. Братусь С.Н. Отрасль советского права: понятие, предмет, метод // Сов. гос-во и право. 1979. N 11.

97. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законодательство. М.: Городец, 2001.

98. Брауде И.Л. Некоторые вопросы системы советского права // Уч. зап. ВИЮН. 1955. Вып. 4.

99. Бринчук М.М. Экологическое право в правовой системе // Актуальные проблемы государства и права: труды ИГП РАН. 2009. N 3.

...


Цена: 50.00 RUB
Количество:
Отзыв