Моральный вред и его компенсация

Хиты: 105 | Рейтинг:

Моральный вред и его компенсация

План

Введение

  1. Понятие морального вреда
  2. Основания, размер и порядок возмещения морального вреда
    1. Основания возмещения морального вреда
    2. Размер и порядок возмещения морального вреда
      1. Компенсация морального вреда при посягательствах на жизнь и здоровье
      2. Компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию
      3. Компенсация морального вреда при посягательствах на неприкосновенность частной жизни
      4. Компенсация морального вреда при нарушении авторских прав
      5. Компенсация морального вреда при посягательствах на свободу и личную неприкосновенность
  3. Особенности возмещения морального вреда по Закону РФ «О защите прав потребителей».

Заключение

Библиография

Общепризнанно, что для правового государства характерно  наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенства общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, например Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, предусматривает необходимость обеспечения основных прав человека[1].

Конституция РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав[2]. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласив себя правовым государством [3] должна соответствовать этим критериям.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. страдания, вызванные различными неправильными действиями (бездействием). Однако гражданское законодательство России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни соответственно возможности его возмещения. Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Понятие «моральный вред» было легализовано в российском гражданском праве лишь с принятием 12 июня 1990 г. Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации»[4]. Хотя он и не раскрывал содержания этого понятия, в ст. 39 Закона предусматривалось, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме, в размере, определяемом судом.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан принятием Основ   гражданского  законодательства  Союза ССР и  республик 31 мая 1991 г., где, наконец, моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания»[5].

Российские законодатели пошли по пути внесения норм о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты:  Закон РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»[6], Закон РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации»[7], Закон РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей»[8].  

Введенные в действие в 1995-1996 гг. части первая и вторая Гражданского кодекса РФ содержат несколько иной по сравнению с предшествующими нормативными актами подход к институту компенсации морального вреда, что неизбежно приводило к противоречиям в данном вопросе.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. №10[9] рассмотрел некоторые вопросы компенсации морального вреда. Это Постановление устранило неясности в вопросе о конкуренции нормативных актов при применении законодательства о компенсации морального вреда. Однако по поводу определения размера компенсации морального вреда это Постановление указаний для практического применения не содержит[10].

Таким образом, институт компенсации морального вреда появился в российском законодательстве сравнительно недавно, и в связи с этим возникает большое количество спорных ситуаций и теоретических проблем, одной из которых является определение размера компенсации морального вреда.

Понятие морального вреда

«Понятие «моральный вред» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранения терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законодательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР, определявшая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред»[11].

Прежде чем перейти к анализу понятия «моральный вред» необходимо отметить, что под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным.

Перечень охраняемых законом неимущественных благ указан в Конституции РФ. Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, причем в Конституции подчеркивается (п.1 ст. 55), что этот не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности. Упомянутые права имеют абсолютный характер.[12]

Понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ. «Под моральным неимущественным вредом закон понимает нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на личные неимущественные права (право на имя, право на авторство и др.), либо на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни и т.п.)»[13]. Законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Термин «страдание» предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах отражаются либо в форме ощущений (физические страдания), либо в форме представлений (нравственные страдания). Наиболее близко к понятию «нравственные страдания» - понятие «переживания», содержанием которых может быть страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что понятия «вред здоровью» и «страдания» совпадают по своему содержанию, так как претерпевание страданий означает утрату психического благополучия.[14]

Наиболее полное определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (п. 2): «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.»[15]

Эрделевский в своей работе говорит о необходимости четкой терминологии для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Так, хотя Верховный Суд РФ не дает общего определения страданий, из приведенного текста следует, что речь идет о нравственных страданиях, под которыми понимаются переживания человека. «Указывая, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, Верховный Суд РФ, таким образом, допускает возможность компенсации вторичного морального вреда»[16]. Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания), переносит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), испытывает переживания и по этому поводу вторичные нравственные страдания, то нет оснований не признать совокупный моральный вред. Аналогичная ситуация будет и в том случае, если первичный моральный вред будет причинен в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания. Эрделевский отмечает, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» и «вред здоровью». Физические страдания - это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред представляет собой любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному «биологическому функционированию». Это с медицинской точки зрения есть нормальное протекание всех психофизиологических процессов в организме человека. Физический вред – это вред материальный и вместе с тем неимущественный.[17] Негативные изменения, происходящие в организме (т.е. в материальной сфере потерпевшего), могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности.  «Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере -  в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный».[18]

Поскольку опосредованное через возмещение имущественного вреда возмещение телесного вреда выражается, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, возникает вопрос об их разграничении.

Трудность этого разграничения состоит именно в единстве формы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда, поскольку деньги являются универсальным имущественным эквивалентом, дающим возможность приобрести необходимые конкретному лицу блага. 

Эрделевский формулирует принцип разграничения следующим образом: «опосредованное через возмещение телесного вреда направлено на устранение или ослабление самих телесных дисфункций или их внешних проявлений, в то же время как компенсация морального вреда направлена на устранение или сглаживание переживаний, страданий, связанных с причинением телесного вреда». Поскольку моральный вред выражается в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы использовать понятие «психический вред».  Таким образом, « вред» как общее понятие подразделялось бы на «имущественный, телесный или психический вред»[19].

Компенсация морального вреда является новым для российского законодательства правовым институтом, в связи с чем возникает большое количество теоретических и правоприменительных проблем. Одной из них является субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда. Определение морального вреда дается в ст. 151 ГК, где под моральным вредом понимаются «физические и нравственные страдания». При этом ст. 151 ГК регулирует компенсацию морального вреда, причиненного гражданину. Такая же ситуация имеет место и в отношении параграфа 4 «Компенсация морального вреда» главы 59 ГК. Содержание этих норм предполагает, что субъектом, которому причиняется моральный вред, может быть только гражданин, так как претерпевание юридическим лицом физических или нравственных страданий несовместимо с правовой природой юридического лица, как искусственно созданного субъекта права, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реакции в виде страданий и переживаний.[20] Таким образом, институт компенсации морального вреда не может применяться в отношении юридических лиц. Для установления определенности целесообразно было бы скорректировать редакцию п. 7 ст. 152 ГК, исключив применение компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридического лица.

Изложенная позиция находит свое подтверждение и в судебных решениях    по    конкретным   делам. Так,  Савеловским   народным  судом  г. Москвы был рассмотрен иск страховой компании к средству массовой информации. Предметом иска являлось требование страховой компании об опровержении сведений порочащих ее деловую репутацию (осуществление деятельности без соответствующей лицензии), сопряженное с требованием  о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Суд удовлетворил требования об опровержении сведений и возмещении убытков, и отказал в удовлетворении требования о компенсации морального вреда: «… Поскольку закон предусматривает возмещение морального вреда лишь гражданину, определив моральный вред как физические или нравственные страдания, суд не находит оснований для удовлетворения требований юридического лица о возмещении морального вреда»[21].

Но распространение порочащих деловую репутацию юридического лица сведений может, в зависимости от характера сведений, причинить вред и другому объекту – чести, достоинству или деловой репутации конкретного гражданина или граждан, действиями которых осуществляется деятельность юридического лица.

Отношения гражданина или граждан, чьи честь, достоинство и деловая репутация косвенно опорочены распространенными сведениями, и действия распространителей таких сведений подпадают под действие ст. 152 ГК, если эти граждане в достаточной степени персонифицируемы (узнаваемы) в глазах других лиц по содержанию распространенных о юридическом лице сведений. Вопрос о персонифицируемости должен исследоваться судом на основании конкретных обстоятельств дела.

Таким образом, юридическое лицо вправе требовать опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, и возмещения убытков, и соответствующий гражданин – компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. К требованию гражданина о компенсации морального вреда в этих случаях должны применяться правила ст. 151 ГК и параграф 4 главы 59 ГК[22].

Таким образом, ГК предусматривает в качестве средства защиты прав гражданина возмещение не только имущественного, но и морального вреда, понимая под морального вредом физические и нравственные страдания. Возмещение морального вреда – денежная компенсация физических и нравственных страданий. Такой способ применим только для защиты прав гражданина.[23]

II. Основания, размер и порядок возмещения морального вреда

Основания компенсации морального вреда

Человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, но это не означает, что он во всех случаях приобретает право на компенсацию морального вреда. Такое право возникает при наличии предусмотренных законом условий, или оснований ответственности законом условий, или оснований ответственности за причинение морального вреда.

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий:

  1. Претерпевание морального вреда.
  2. Неправомерно действие причинителя вреда.
  3. Причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом.
  4. Вина причинителя вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть наличие негативных изменений в психической сфере человека, выражающихся в претерпевании последним физических и нравственных страданий.

Законодатель устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается потерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное»[24]. Анализ судебных решений показывает, что суды фактически применяют презумпцию морального вреда. В настоящее время суды должны руководствоваться при рассмотрении дел, связанных с компенсацией морального вреда указаниями Пленума Верховного суда в Постановлении №10 от 20 декабря 1994 г. (п. 1): «Суду необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора»[25]. Таким образом, суд определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда.

Рассмотрим второе условие – противоправность. Противоправность деяний заключается в их противоречии нормам объективного права. Во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии классифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует отметить, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Если же неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то, хотя бы это действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным примером в российском законодательстве является Закон РФ «О защите прав потребителей»[26].

Третье условие ответственности за причинение морального вреда – причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Противоправное действие является необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических и нравственных страданий. Таким образом, содержание причинной связи заключается в том, что совершенное неправомерной деяние должно быть причиной, с неизбежностью влекущий причинение морального вреда. Но наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровью в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется прежде всего установить  наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого «необходимо решить следующие частные проблемы: установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии»[27].

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие. Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Но правильное определение вида умысла является существенным лишь для определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Что касается неосторожности, она может выражаться в самонадеянности или небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае самонадеянности правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть, Несмотря на то, что гражданское законодательство не подразделяет неосторожность на ее виды, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности – простой или грубой неосторожности[28].

Законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения, заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом[29]. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный третьим лицом, в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников  повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п.3 ст. 1079 ГК РФ). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновника - владельца источника повышенной опасности. Под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.)[30].

Впервые в законе установлено, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов (суда, прокуратуры, милиции). Причем этот вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного применения и уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Компенсация морального вреда производится в порядке,  определенным п. 1 ст. 1070 ГК. В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена при наличии вины этих органов и возмещается по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1070 ГК[31].

Таким образом, гражданский иск о компенсации морального вреда может быть удовлетворен только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему (примерами таких преступных деяний являются клевета, оскорбление, нарушение тайны переписки, изнасилование, незаконное лишение свободы и т.п.). Право на компенсацию морального вреда, причиненного иными действиями, может возникнуть у потерпевшего лишь в случаях, специально предусмотренных законом. В то же время вполне очевидно, что любое преступление, нарушающее любые права потерпевшего, причиняет последнему по крайней мере нравственные страдания, если он способен осознавать происшедшее нарушение его прав. Однако, как следует из всего оказанного, далеко не любые преступления порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, причиненного этим преступлением.[32]


[1] Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики.  М.: Издательство БЕК, 2000. с. V

[2] ст. 2 Конституции РФ. -  М.: Проспект, 2000.

[3] Там же ч. 1 ст. 1

[4] ВВС СССР. 1990. №26. Ст. 492

[5] ВВС СССР. 1991. №26. Ст. 733

[6] ВВС РФ. 1992. №10. Ст. 457

[7] ВВС РФ. 1992. №7. Ст. 300

[8] ВВС РФ. 1992. №15. Ст. 766

[9] БВС 1995. №3

[10] Эрделевский А. М. Указ. соч. с. 82

[11] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Издательство БЕК, 1997. с. 1

[12] Там же с. 1

[13] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. с. 197

[14] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 2

[15] Бюллетень Верховного суда РФ. 1995. №3. с. 9

[16] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 20

[17] Там же с. 19

[18] Там же с. 20

[19] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 7

[20] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 9

[21] Там же с. 10-11

[22] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 14-15

[23] Гражданское право России. Курс лекций. Часть 1. / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1996 с. 33

[24] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 16

[25] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. №3. с. 9

[26] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 19

[27] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 21

[28] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 21

[29] Гражданский кодекс Российской Федерации. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2001. Ст. 1100

[30] Эрделевский А. М. Указ. соч.. с. 22

[31] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатийный) / Отв. ред.  О. Н. Садиков. М. 1996. с. 707-708

[32] Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания. с. 38

 


Цена: 20.00 RUB
Количество:
Отзыв