ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ НА ПРОГРАММЫ ДЛЯ ЭВМ В УГОЛОВНОМ, АДМИНИСТРАТИВНОМ И ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 2009

Хиты: 216 | Рейтинг:

ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ НА ПРОГРАММЫ ДЛЯ ЭВМ В УГОЛОВНОМ, АДМИНИСТРАТИВНОМ И ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 2009

Введение

Стиль - это нужное слово на нужном месте,

сказал Джонатан Свифт.

Все слова до единого в этой книге

остались на тех местах, где они стояли

в устной речи.

Это, может быть, непочтительные речи,

но их задачей было сказать правду так,

чтобы ее слушали.

Легко и сладостно говорить правду

в лицо королю, сказали Стругацкие.

Михаил Веллер <1>

--------------------------------

<1> Веллер М. Перпендикуляр. М., 2008. С. 5.

Последнее время стало модным писать по указанной проблематике. Слова "авторское право", "интеллектуальная собственность" в устах крупных политиков все чаще и чаще привлекают внимание общественности. Но так ли важно на самом деле защищать авторское право в России? Нужно ли это нам, россиянам, на самом деле? На эти вопросы не сразу и находишь ответ. На уровне обывателя складывается впечатление некоторой кампанейщины. Вот надо России вступить во Всемирную торговую организацию - вот и давайте бороться с компьютерным пиратством. Для этого проводятся многочисленные брифинги, круглые столы на соответствующую тематику, встречи министров, подписываются межправительственные соглашения и т.д. В общем, казалось бы, делается многое, но воз и ныне там... Как нарушались права правообладателей, так и нарушаются они по сей день, причем не только в России.

Данная работа представляет собой попытку автора осветить данную проблему с качественно иной стороны, не через плоскость российской ментальности, а через юридическую конструкцию правоприменения. Автора как практикующего юриста в данной сфере не могут не волновать проблемы, с которыми сталкивается как отечественный, так и иностранный правообладатель, тем более отечественный пользователь в условиях российской действительности.

Исконно считалось и до сих пор считается, что Россия обладает огромным интеллектуальным потенциалом, интеллектуальным в том смысле, что многие великие умы человечества сосредоточились именно здесь, в нашей стране. Однако факторологическая антитеза данному утверждению констатирует почему-то иной ракурс - все крупнейшие "интеллектуальные собственники" сосредоточились не в России, а за рубежом, преимущественно в США (Microsoft, SolidWorks, Adobe Systems Inc., Autodesk Inc.). И наверное, это вызвано не тем, что мы чем-то хуже американцев. Нет. Просто интеллектуальная собственность приобретает свое материальное содержание в том месте и в то время, где наиболее развиты рынок, отношения свободной конкуренции, где наиболее благоприятно вести бизнес. По этому параметру, безусловно, в свое время Россия несколько отстала от своих зарубежных коллег. Но время берет свое - расставляет все по местам. Особенностью российского менталитета до сих пор остается принцип "обгоняй, не догоняя". На первый взгляд довольно дерзкий вызов, однако смею настаивать на его существовании.

Трудно себе представить современную жизнь без электронно-вычислительных машин, прототипом которых были обычные счеты, тем более что жизнь каждого из нас так или иначе связана с электроникой, будь то обыкновенная машина или, например, автомат по принятию платежей на сотовый телефон. Последний, например, работает на операционной системе Windows. Если бы ее не было, не работал бы автомат и мы не могли поговорить по телефону при отрицательном балансе лицевого счета. Как видно из приведенного примера, материальный объект тесно связан с нематериальным - программой для ЭВМ, одно без другого не работает, раздельное существование их возможно, а использование - нет. Если проследить историю вопроса, то можно заметить и иные факты. Почему, например, о компьютерном пиратстве в России начали говорить этак лет десять назад, неужели раньше его не было? "Было", - скажут многие. Однако в тот момент говорить об этом с точки зрения продвижения продукта было невыгодно. Так, например, некоторые иностранные правообладатели не торопились (да и сейчас, судя по заявлениям в прессе, не торопятся) бороться с "пиратством". Сначала необходимо было завоевать рынок, тем более что в условиях разрухи СССР и становления федеративного государства, с одной стороны, и финансовой стабильности "у себя дома", с другой, они могли себе это позволить. Дополнительно используя еще и тот фактор, что умный русский лучше взломает программы, чем заплатит за лицензионную деньги (ведь это намного интереснее!), фирмы-правообладатели в ряде случаев позволили "пиратить" свою продукцию направо и налево, особо не заботясь о защите своих авторских прав в условиях российской действительности. Дополнительным фактором явился и экономический кризис в России, который явно не способствовал улучшению благосостояния россиян, вследствие чего и повышению покупательского спроса на дорогостоящую лицензионную продукцию. На тот момент российский рынок был в аутсайдерах и считался бесперспективным. Пока не наступило одно важное событие - европейский и американский рынки к концу XX в. "насытились". Надо было переходить на постсоветское пространство и Азиатско-Тихоокеанский регион.

Все резко начали вспоминать про Марракешское соглашение о создании Всемирной торговой организации <1>, о РАО, BSA, необходимости реформирования национального гражданского законодательства об авторском праве, построении его под американо-европейскую модель.

--------------------------------

<1> Московский журнал международного права. 1997. N 1. С. 167 - 178.

Вступившая 1 января 2008 г. в законную силу четвертая часть Гражданского кодекса Российской Федерации детализировала регулирование прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Кроме того, приняты два Постановления Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам от 19 июня 2006 г. N 15 <1> и по уголовным делам от 26 апреля 2007 г. N 14 <2> о практике рассмотрения указанных дел о защите авторских и смежных прав, а также информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" <3>. Казалось бы, чего же еще желать правоприменителю - инструкции для руководства к действию всеми высшими судебными инстанциями даны, однако 2008 г. ознаменовался заметным спадом (по крайней мере в количественном выражении) числа дел о защите авторских и смежных прав. Судебные органы выносят решения по делам, инициированным правоохранительными органами и правообладателями еще по старому законодательству в 2007 г., и по инерции еще что-то рассматривают. А вот после 1 января 2008 г. (вступления в силу четвертой части ГК РФ) выявление подобных нарушений не так-то и увеличилось <4>. Несмотря на это, аналитические и консалтинговые компании празднуют победу. Так, согласно независимому исследованию, проведенному IDC, ведущей мировой исследовательской и консалтинговой компанией в сфере информационных технологий, 73% программного обеспечения, установленного на персональные компьютеры в России в 2007 г., было нелицензионным, что на 7% ниже, чем в 2006 г. Это самое значительное снижение уровня пиратства за отчетный период среди 108 стран, участвовавших в исследовании в 2007 г. Однако согласно тому же исследованию финансовые потери производителей программного обеспечения в России от использования пиратской продукции выросли с 2,2 млрд. долл. до 4,2 млрд. долл. В качестве причин увеличения потерь производителей программного обеспечения приводится существенный рост российского компьютерного рынка и рынка программного обеспечения, а также, что самое парадоксальное, укрепление курса рубля по отношению к доллару в 2007 г. На последнем аргументе остановимся поподробнее. Если следовать логике весьма известного и уважаемого агентства, уровень использования лицензионного программного обеспечения находится в обратной зависимости от уровня финансовой стабильности того или иного государства, т.е., например, в США или Японии, одних из самых финансово стабильных стран планеты, уровень "компьютерного пиратства" должен быть самым высоким, а, к примеру, в Зимбабве - одним из самых низких. Однако результаты исследования уровня использования пиратского программного обеспечения в мире за 2007 г. свидетельствуют об обратном.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума ВС РФ от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском и смежных правах" // РГ. 2006. 28 июня.

<2> Постановление Пленума ВС РФ от 26 апреля 2007 г. N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака" // РГ. 2007. 5 мая.

<3> Вестник ВАС РФ. 2008. N 2.

<4> См., например: Козубенко Ю.В. Защита прав на программы для ЭВМ: некоторые случаи из судебной практики // Авторское право в науке, образовании и бизнесе: Материалы научно-практической конференции. Екатеринбург, 2008.

- Среди 108 стран, в которых проводилось исследование, уровень пиратства снизился в 67 странах, при этом увеличился только в 8. Тем не менее, поскольку мировой рынок персональных компьютеров рос значительно быстрее в странах с высоким уровнем пиратства, мировой уровень пиратства увеличился на 3% и составил 38% в 2007 г.

- Страны с самым низким уровнем компьютерного пиратства: США (20%), Люксембург (21%), Новая Зеландия (21%), Япония (23%). При этом, несмотря на снижение уровня компьютерного пиратства в США на 1%, потери правообладателей выросли до 8 млрд. долл.

- Страны с самым высоким уровнем пиратства: Армения (93%), Молдова (92%), Азербайджан (92%), Бангладеш (92%) и Зимбабве (91%).

- Уровень компьютерного пиратства в странах БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) составил 75%. При этом самый высокий уровень пиратства в странах БРИК был зафиксирован в Китае (82%), самый низкий - в Бразилии (59%).

- Уровень компьютерного пиратства в Украине в 2007 г. снизился на 1% и составил 83%.

- Уровень компьютерного пиратства в странах ЕС в 2007 г. составил 35%, при потерях 12,3 млрд. долл. Высокие показатели уровня пиратства в ЕС зафиксированы в Греции (58%), Италии (49%), Франции (42%) <1>.

--------------------------------

<1> Данные приведены с сайта Business Software Alliance

Странно, но автор этих строк в своей гипотезе, выдвинутой в самом начале, оказался прав - чем меньше случаев неправомерного использования программного обеспечения, тем российская экономика стабильней, и наоборот. Вывод, тем более для юриста, достаточно оригинальный. Но таковы цифры. Объясняется это еще и тем, что нарушения в сфере интеллектуальной собственности причиняют вред не только авторам и иным правообладателям, но и общегосударственным интересам, в частности, это является правовым аспектом политико-экономической задачи увеличения ВВП <1>. В данной работе автор остановится, отстраняясь от личностной и политической мотивации борьбы с "компьютерным пиратством", на трех основных аспектах: уголовной ответственности за незаконное использование программ для ЭВМ, административной ответственности за нарушение авторских прав и гражданско-правовых средствах защиты авторских прав на программное обеспечение.

--------------------------------

<1> См.: Большова А.К., Симкин Л.С. О развитии института компенсации за нарушение исключительных прав // Вестник ВАС РФ. 2004. N 6.

Часть I. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОГРАММ ДЛЯ ЭВМ

Глава 1. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 2 СТ. 146 УК РФ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Наступят времена, когда мы никого

не сможем больше ждать. Вы либо едете

с нами на автобусе, либо не едете.

Кен Кизи <1>

--------------------------------

<1> Цит. по: Вулф Т. Электрический тест на кислотность Kool-Aid. Н.-Й., 1999. С. 83.

СНАЧАЛА КТО...

ЗАТЕМ ЧТО.

Джим Коллинз <1>

--------------------------------

<1> Коллинз Д. От хорошего к великому. Почему одни компании совершают прорыв, а другие нет... СПб., 2004. С. 65.

§ 1. Объект преступления: определение отправной точки (леммы)

Одним из самых дискуссионных вопросов в отечественной юриспруденции до сих пор остается вопрос об объекте преступления, вопрос о его понятии, а точнее понимании и отражении в юридической практике.

Традиционно понимание объекта преступления складывается из толкования доктрины уголовного права в лице ее авторитетов (В. Спасович, Н.С. Таганцев, А. Лохвицкий, Н.Д. Сергеевский, А.А. Пионтковский и др.) и соответствующего правоприменения в системе правовых категорий, разработанных уголовно-правовой наукой. Общераспространенная точка зрения на данную проблему "Объект преступления - это общественные отношения. Только при таком понимании объекта преступления находят свое естественное место и человек, и интересы, и правовые блага, и правопорядок" <1>. Подобная концепция "объект - общественные отношения" существует давно, однако разными авторами толкуется по-разному или вообще не разделяется. Не вдаваясь в дискуссию и перечисление многочисленных точек зрения относительно понимания объекта преступления, в качестве леммы возьмем следующие соображения, существующие в науке уголовного права.

--------------------------------

<1> Цит. по: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 385.

В соответствии со ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, т.е. объективную сторону, субъективную сторону, субъект и объект преступления. Не секрет, что элементы состава преступления связаны между собой как единство противоположностей (как объективное и субъективное с философской точки зрения), поэтому исходя из подобного допущения объект и субъект как взаимосвязаны между собой, так и взаимозависимы, изначально противостоят друг другу в том смысле, что субъект причиняет вред объекту, а объект испытывает этот вред на себе.

В свою очередь, "причиняемый преступлением вред" - сама по себе категория субъективно-объективная, поскольку, во-первых, это те изменения, которые произошли в реальной действительности в результате совершения деяния, а во-вторых, эти изменения, которые претерпел объект преступления, всегда оцениваются законодателем при конструировании конкретного состава преступления. В связи с чем указанные "нарушения" или "существенные изменения", которым подвергся объект преступления в результате совершения преступления, есть не что иное, как последствие этого преступления (обязательный признак объективной стороны преступления), а вовсе не признак его объекта в уголовно-правовом смысле.

При этом нельзя забывать про существующую конструкцию общественных отношений, складывающихся в связи с совершением преступного деяния. Автор придерживается той точки зрения, что "факт совершения преступления является юридическим основанием для возникновения особых отношений между преступником и потерпевшим, интересы которого представляет государство в лице его правоприменительных органов" <1>. Субъектами <2> данного отношения, урегулированного нормами уголовного права, выступают преступник и потерпевший (правда, потерпевший в уголовно-правовом смысле), содержанием - действия субъектов, в которых реализуются их субъективные права и юридические обязанности. А объектом отношения - то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности субъектов <3>.

--------------------------------

<1> Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1999. С. 15.

<2> Любопытно по этому поводу высказывание Г.Ф. Шершеневича. "Субъекты права, - пишет Шершеневич, - это те центры, юридические точки, к которым нормами объективного права прикрепляются субъективные права как коррелятивы обязанностей, возложенных на членов правового общения. Субъект права составляет лишь прием юридической техники. Все право существует ради интересов людей, и если эти интересы приводят в настоящее время к тому, что каждый человек считается правоспособным, то те же интересы требуют создания субъектов права и помимо человека... Всякий субъект права есть представление, внушенное объективным правом ради большего удобства разграничения человеческих интересов. В этом случае субъектом права пользуются, как точкой или линией в математике, как меридианом в географии, - их нет в действительности, но предположение их необходимо (выделено мной. - Ю.К.)" (Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Рига, 1924. С. 586 - 587).

<3> См.: Поляков А.В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб., 2004. С. 772 - 773.

Однако подобное понимание объективной действительности происходит в рамках юридической конструкции "правоотношение" - не более того. К тому же подобное наложение конструкции правоотношения на конструкцию состава преступления приводит порой к ложным выводам относительно самого объекта преступления, смешение понятий субъекта преступления и субъекта правоотношения, т.е. частичной подмене конструкции состава преступления конструкцией правоотношения, что недопустимо.

В соответствии с вышесказанным субъект преступления - это преступник - участник правоотношения, который причиняет вред другому участнику указанного отношения - потерпевшему (объекту преступления) <1> - путем нарушения его субъективного права действием (бездействием), характеризующимся определенной формой вины. В связи с совершением преступления у преступника появляется обязанность загладить вред, причиненный потерпевшему, и понести наказание в целях своего исправления и предупреждения совершения новых преступлений, т.е. ответить перед потерпевшим, и не всегда путем возмещения вреда в имущественном выражении, а у потерпевшего - право на восстановление социальной справедливости путем предъявления требования к соответствующим органам, которые представляют его интересы.

--------------------------------

<1> Потерпевшими выступают люди в лице общества, государства или собственно физического или юридического лица. В этом смысле автор присоединяется к мнению Ж. Маритена. По его мнению, государство - это "лишь абстрактная сущность, не являющаяся ни моральной личностью, ни субъектом прав. Права, приписываемые ему, не есть его собственные права; это права политического общества, которое в идеале замещается абстрактной сущностью, а в реальности представлено людьми (выделено мной. - Ю.К.), на которых возложено бремя общественных дел и которые облечены особыми полномочиями" (Маритен Ж. Народ и государство. М., 2000. С. 25). Это утверждение применимо и к обществу, и к юридическим лицам.

Уточняя сказанное, необходимо утвердить следующее: объект преступления - это потерпевший, однако в традиционном дискурсе эти категории не всегда тождественные, поскольку, хотя и принимается за основу, что потерпевший - это человек, чей интерес или право было нарушено. Потерпевший как объект преступления характеризует ту роль, которую он выполняет именно в процессе совершения преступления, а потерпевший в смысле уголовно-процессуальном - это лицо, которому в результате совершения преступления причинен физический, имущественный, моральный вред или вред деловой репутации. Этим отчасти, например, объясняется феномен "двухобъектных" преступлений, а также случаи, когда совершается преступное деяние, в котором отсутствует потерпевший в процессуальном смысле слова.

Так, прекращение дела за примирением сторон по таким делам, где нет потерпевшего в понимании положений ст. 42 УПК РФ, невозможно, поскольку примиряться просто не с кем. Аналогичная ситуация фактически возникает и по делам о "двухобъектных" преступлениях, где потерпевший выступает лишь как дополнительное объективное проявление этого посягательства <1>.

--------------------------------

<1> См.: Обзор судебной практики ВС РФ от 1 июня 2005 г. "Обзор судебной практики прекращения военными судами уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием" // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, в качестве отправной точки (или, если угодно, леммы) настоящей работы следует заключить следующее - под объектом преступления в данной работе можно и нужно понимать того, против кого направлены преступные действия виновного, т.е. лицо, потерпевшее от преступления, чьи права и интересы были нарушены или поставлены под угрозу их нарушения, иными словами, чьим правам и интересам был причинен в процессе совершения преступления вред.

§ 2. Объект и предмет преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, как основание для разграничения со смежными составами

Применительно к определению объекта такого преступного посягательства, как незаконное использование программ для ЭВМ (ч. ч. 2, 3 ст. 146 УК РФ), приходим к выводу, что это конкретный правообладатель (автор, его наследник, а также физическое или юридическое лицо), чье исключительное авторское право, которым он обладает в силу закона или договора, на использование программы для ЭВМ было нарушено в процессе совершения указанного преступления. Особо необходимо отметить, что не могут быть признаны авторами программ для ЭВМ граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такой программы, в том числе оказавшие ее автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такую программу или ее использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ (ст. 1228 ГК РФ).

Под предметом в данном случае следует понимать сами объекты авторских прав, являющиеся по своей природе нематериальной ценностью, по поводу которых совершается незаконное использование, а именно интеллектуальной собственностью конкретного правообладателя. Программы для ЭВМ в силу ст. 1259 ГК РФ относятся к объектам авторского права и охраняются как произведения литературы.

Особый интерес вызывает квалификация деяния по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 и 272, а также ст. 183 УК РФ. В технико-юридическом смысле одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ, признается идеальной совокупностью, отличительной особенностью которой является то, что виновным совершается одно деяние, причиняющее вред разным объектам преступления. Указанные объекты не соотносятся как часть и целое, общее и специальное, в связи с чем преступное деяние не охватывается одной нормой, а требует квалификации по различным статьям УК РФ.

Так, объектом преступления, предусмотренного ст. 272 УК РФ, выступает (право)обладатель компьютерной информации, самостоятельно ее создавший либо получивший на основании закона или договора право предпринимать меры по защите от ее несанкционированного доступа третьими лицами и чьи права нарушены виновным в процессе произведенного им неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, повлекшего ее уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование. Причем полномочия указанного субъекта отличны от полномочий субъекта авторских прав, поскольку существуют применительно к различным объектам гражданских прав (ст. 128 ГК РФ). Так, последние относятся к полномочиям в отношении интеллектуальной собственности, а первые - к полномочиям обладателя информации, получившего на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации, а также использовать ее <1>. Сказанное подтверждается и различием предмета преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 и 272 УК РФ, несмотря в ряде случаев на их терминологическую схожесть.

--------------------------------

<1> См.: пункт 5 ст. 2, ст. 6 ФЗ от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // РГ. 2006. 29 июля.

Под предметом преступления, предусмотренного ч. ч. 2, 3 ст. 146 УК РФ, как мы уже отмечали, понимаются программы для ЭВМ как объекты авторских прав, а предметом преступления, предусмотренного ст. 272 УК РФ, - программы для ЭВМ как компьютерная информация. Различие указанных предметов происходит в зависимости от способа восприятия. В первом случае программа для ЭВМ является результатом творческой деятельности независимо от своего назначения и достоинства, а также способа выражения, во втором - как совокупность упорядоченных определенным образом сведений и данных, хранящихся под общим именем и предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата.

Таким образом, нужно различать компьютерную информацию, содержащую данные и команды, предназначенные для функционирования ЭВМ в целях получения определенного результата, по существу и программу для ЭВМ, в которой эта информация выражена, поскольку охрана авторским правом программы для ЭВМ ориентирована не на ее существо, содержание, а на ее форму и за пределы этой формы выйти не может <1>. Вот почему авторское право никогда не охраняет существа идей, принципов, процессов, языков программирования, заложенных в основе программ для ЭВМ, например идеи и принципы организации интерфейса <2>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Дозорцева "Информация как объект исключительного права" включена в информационный банк согласно публикации - Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. Исследовательский центр частного права, 2003. Статут, 2003.

<1> См.: Дозорцев В.А. Информация как объект исключительного права // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей / Исслед. центр частного права. М., 2005. С. 227.

<2> Поэтому неудивительно появление на правовом горизонте сразу двух правообладателей - корпорации "Майкрософт" и Серго А.Г. на программу Windows Vista. См., например:

В то же время способ выражения в обоих случаях один - программа для ЭВМ, которая хранится на машинном носителе информации (жесткий диск компьютера, дисковый накопитель, флеш-карта, магнитно-оптический или просто оптический диск) либо передается по локальной вычислительной сети, в том числе по сети Интернет. Не случайно, например, в стандартных лицензионных соглашениях (авторских договорах), заключаемых с конечными пользователями корпорацией "Майкрософт", компанией "Аутодеск Инк." или, например, компанией "Бентли", отдельно прописываются вещные, авторские и иные права на программное обеспечение.

"СОХРАНЕНИЕ ПРАВ И ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. Майкрософт оставляет за собой все права, которые не предоставлены вам явно данным лицензионным соглашением с конечным пользователем. Программное обеспечение защищено законами и международными соглашениями об авторском праве и иных правах на интеллектуальную собственность. Право собственности, авторские права и иные права на интеллектуальную собственность в отношении программного обеспечения принадлежат "Майкрософт" и ее поставщикам. Данное программное обеспечение лицензируется, а не продается (выделено мной. - Ю.К.)" <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 3 Стандартного лицензионного соглашения с конечным пользователем по использованию программного обеспечения корпорации "Майкрософт".

"ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ

За исключением того, что прямо оговорено в настоящем договоре, титул, право собственности и все права и интересы, включая, без ограничения, на патенты, авторские права, товарные знаки, коммерческую тайну и другие объекты интеллектуальной собственности, а также права на материалы "Autodesk" и любые сделанные Вами копии остаются за компанией "Autodesk" и ее лицензиарами. Структура, организация и код материалов "Autodesk" являются ценной коммерческой тайной компании "Autodesk" и ее лицензиаров, и Вы обязаны обеспечить их конфиденциальность. Права на программное обеспечение и пользовательскую документацию лицензируются, но не продаются" <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 4 Стандартного лицензионного договора в отношении программного обеспечения Autodesk (Глобальное соглашение).

"3. ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.

Правовой титул; сохранение прав. Абонент признает и соглашается, что:

(b) права на продукты, комплекты документов по каждому продукту и любую информацию, полученную абонентом через программу СЕЛЕКТ или при использовании СЕЛЕКТ-онлайн или иными способами электронной передачи данных, содержат охраняемую информацию "Бентли", ее лицензиаров или иных поставщиков и защищаются законами об авторских правах США, иными применимыми законами о защите авторских прав, иными законами, связанными с защитой интеллектуальной собственности и положениями международных договоров;

(c) на продукты выдаются лицензии, сами продукты не продаются, и право на каждую копию продуктов остается у "Бентли" или ее лицензиаров и не переходит к абоненту; и

(d) "Бентли" сохраняет все права, передача которых прямо не оговорена" <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 3 Стандартного оглашения по программе СЕЛЕКТ "Бентли" (Общие положения. Приложение B) от 1 августа 2004 г.

В связи с вышесказанным не является противоречием действующему законодательству, если в обоих преступлениях (ст. ст. 146 и 272 УК РФ) потерпевшим по делу в результате совершенного преступления будет признано одно и то же лицо.

Так, приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга 14.09.2005 осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 1 ст. 272, ч. 1 ст. 273 УК РФ. Преступление им совершено при следующих обстоятельствах:

в неустановленное время в неустановленном месте Г. из информационной сети Интернет записал на диски типа CD-ROM программные продукты Microsoft XP Professional и Microsoft 2003 Professional, авторские права на которые принадлежат корпорации "Майкрософт"; "1С: Предприятие 7.7 для SQL. Комплексная поставка", правообладателем которой является ЗАО 1С... после чего хранил их из корыстных побуждений с целью неоднократного незаконного использования объектов авторского права для извлечения прибыли путем незаконного распространения копий контрафактных продуктов корпорации "Майкрософт" и ЗАО 1С... и 16.06.2005 в период с 12.00 до 13.40 часов незаконно, действуя из корыстных побуждений, за вознаграждение... установил на ЭВМ... программные продукты Microsoft XP Professional и Microsoft 2003 Professional, правообладателем которых является корпорация "Майкрософт"; "1С: Предприятие 7.7 для SQL. Комплексная поставка", правообладателем которой является ЗАО 1С...

Он же 16.06.2005 в период с 12.00 до 13.40 часов совершил неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, то есть информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), повлекший копирование информации и ее модификацию. При этом умышленно, не имея законного права на доступ к охраняемой законом компьютерной информации и не являясь лицом, управомоченным корпорацией "Майкрософт", произвел копирование на жесткий диск компьютера имеющиеся у него на компакт-дисках типа CD-ROM программные продукты Microsoft XP Professional и Microsoft 2003 Professional, авторские права на которые принадлежат корпорации "Майкрософт"; а также, не являясь управомоченным ЗАО 1С лицом, произвел копирование на жесткий диск компьютера имеющийся у него на компакт-дисках типа CD-ROM программный продукт "1С: Предприятие 7.7 для SQL. Комплексная поставка", правообладателем которого является ЗАО 1С. При этом Г. умышленно, с целью обеспечения возможности эксплуатации установленной им программы, произвел изменение файла запуска 1cv7s.exe программы "1С: Предприятие 7.7 для SQL. Комплексная поставка" при помощи программы-патчера, в результате чего произвел обход встроенных в программный продукт средств защиты от несанкционированного копирования и использования, тем самым нейтрализуя установленные правообладателем средства защиты данного программного продукта, что позволило запускать и эксплуатировать установленный им контрафактный экземпляр указанной компьютерной программы без установленного правообладателем аппаратного ключа защиты <1>.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв