НАКАЗАНИЕ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ 2008

Хиты: 113 | Рейтинг:

НАКАЗАНИЕ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ 2008

Глава 1. НАКАЗАНИЕ КАК МЕРА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

Одной из особенностей норм права по сравнению с другими социальными нормами является то, что их реализация обеспечивается в том числе принудительной силой государства. Для охраны правопорядка, общественных интересов, прав и свобод человека государство может применять и такую меру принуждения, как уголовное наказание. От других мер государственного принуждения наказание отличается своими особыми признаками, содержанием, целями применения и правовыми последствиями.

§ 1. Понятие и признаки уголовного наказания

В основных уголовно-правовых нормативных актах Российской империи - Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) и Уголовное уложение (1903 г.) - не давалось законодательного определения понятия "наказания". Такое определение появилось в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР (1919 г.) (ст. 7): "наказание - это мера принудительного воздействия, посредством которого власть обеспечивает должный порядок общественных отношений от нарушителей последнего".

В ч. 1 ст. 43 УК РФ наказание определяется как мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

Поскольку в определении отражаются свойства определяемого явления, то из него можно уяснить основные признаки уголовного наказания. В литературе указывается разное количество этих признаков (от четырех до восьми), но по своим содержательным характеристикам они в основном совпадают.

1. Наказание есть мера государственного принуждения.

Прежде всего наказание есть принуждение, его назначение и исполнение осуществляется вопреки воле осужденного. Наказание всегда назначается от имени государства, Российской Федерации, т.е. носит публичный характер, и выражает официальное порицание преступника и его деяния. Наказание есть государственное принуждение, его назначение и исполнение является исключительной прерогативой уполномоченных на то государственных органов. Наказание есть мера принуждения, т.е. имеет определенные количественные пределы. От иных мер государственного принуждения, применяемых, например, за административные правонарушения, уголовное наказание отличается количественно (включает больше ограничений) и качественно (назначается только за совершение преступлений, и его назначение влечет правовое последствие в виде судимости).

2. Наказание назначается только судом.

Уголовное наказание - это особая мера государственного принуждения, она назначается только судом. В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции РФ никто не может быть признан виновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Согласно ч. 1 ст. 118 Конституции правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Суд является единственным государственным органом, который постановляет обвинительный приговор и назначает уголовное наказание. В свое время в СССР уголовная репрессия осуществлялась и внесудебными органами. Вступивший в силу обвинительный приговор суда является генеральным юридическим фактом, порождающим весь комплекс уголовно-исполнительных правоотношений. Освобождение от наказания также осуществляется только судом. Внесудебный порядок освобождения от наказания возможен только в силу амнистии или помилования.

3. Наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления, оно имеет личный (индивидуальный) характер.

В соответствии с принципом вины (ст. 5 УК РФ) уголовная ответственность наступает только за виновно совершенное деяние. Невиновное причинение вреда исключает уголовную ответственность и наказание. Наказание может применяться только к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и ни к кому другому. Коллективной ответственности и наказания современное уголовное право не знает. Ответственность соучастников преступления не является коллективной, каждый соучастник несет ответственность только за свои действия в зависимости от характера и степени фактического участия в совершенном преступлении.

Это верно и для случаев прикосновенности к преступлению - заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК), и заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК). Эти деяния причинно не связаны с совершенным преступлением, не являются видом пособничества, т.е. не образуют соучастия, а ответственность за них наступает потому, что они сами по себе содержат признаки самостоятельного состава преступления. Их общественная опасность состоит в том, что они затрудняют деятельность правоохранительных органов по поиску, изобличению и наказанию лиц, виновных в совершении преступления. Например, если Иванов прячет в подвале своего друга Петрова, совершившего убийство, то он несет ответственность не за убийство, совершенное Петровым, а за свои действия по укрывательству преступника.

Но личный характер наказания не означает, что оно не может причинять страдания (наносить вред) и непричастным к преступлению лицам, например членам семьи осужденного.

4. Наказание заключается в лишении или ограничении прав и свобод виновного лица.

Содержание наказания заключается в лишении субъекта предусмотренных уголовным законом каких-либо материальных или духовных благ, которое причиняет ему страдания. Это могут быть свобода, имущество, честь и т.д. Разные виды наказания различаются именно своим содержанием. Вследствие осуждения преступник может лишиться и многих других благ (семьи, уважения окружающих и т.д.), но они не входят в содержание наказания, поскольку необходимость их лишения не указана в законе. На это обращал внимание известный русский юрист Н.С. Таганцев: "Необходимо отделить от наказания и нравственные муки, угрызения совести, испытываемые преступником, хотя бы они были столь сильны, что для их прекращения он спешил отдаться в руки правосудия, выстрадать свою вину. Необходимо выделить далее вызванные преступлением изменения в отношениях к виновному его семьи, знакомых, общества, потерю любви, уважения, доверия и притом даже и тогда, когда такая потеря выражается во внешней, осязаемой форме: не будет наказанием в юридическом смысле отцовское проклятье, хотя оно сопровождалось составлением рассерженным отцом духовного завещания, лишающего виновного сына наследства; не будет наказанием отказ от дома, неподача руки, забаллотировка при выборах и т.п., как скоро во всех этих лишениях не заключается юридического ограничения личности и ее прав" <1>.

--------------------------------

<1> Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. Т. 2. М., 1994. С. 6.

Также не входят в содержание наказания, например, лишение свободы, средства исправительного воздействия (общественно полезный труд, обучение, воспитательная работа и т.д.). Ведь труд, образование, занятия спортом сами по себе являются благом.

Можно согласиться с В.И. Зубковой в том, что формулировка ч. 1 ст. 43 УК РФ "наказание заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод" является не совсем точной <1>. Эти лишения и ограничения могут быть предусмотрены не только в УК РФ. Например, наказания можно классифицировать в зависимости от того, насколько полно содержание наказания фиксируется в статьях Общей части Уголовного кодекса РФ. Здесь можно выделить срочные наказания (ограничение свободы, арест, лишение свободы), отбываемые в специализированных учреждениях, входящих в уголовно-исполнительную систему, подведомственную Минюсту России. Для этих наказаний в статьях Общей части УК РФ обозначаются лишь общие рамки: ограничение свободы заключается в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества (ст. 53 УК РФ); арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества (ст. 54 УК РФ); лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в исправительное учреждение (ст. 56 УК РФ). Установление же конкретного комплекса правоограничений для этих наказаний делегируется Уголовно-исполнительному кодексу РФ. Содержание наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части раскрывается только в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (гл. 20 УИК РФ). И есть наказания, чье содержание определено в нормах Общей части УК РФ: штраф; обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

--------------------------------

<1> См.: Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002. С. 49.

Содержание наказания выступает в юридической форме правоограничений - лишении или ограничении прав и свобод человека и гражданина. Эти ограничения могут устанавливаться только федеральным законом. В ч. 3 ст. 55 Конституции РФ исчерпывающе определены основания установления таких ограничений: защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Иногда к признакам наказания относят и судимость <1>. Если судимость есть признак наказания, то когда нет наказания, не должно быть и судимости. И наоборот, когда есть судимость, то должно быть и наказание. Однако судимыми являются и лица, которым наказание назначалось, но не применялось (условно осужденные в период испытательного срока), и лица, которые освобождены от отбывания наказания (досрочно или по отбытии срока наказания). Кроме того, судимость характеризует не наказание как таковое, а лицо, которому оно назначено. Наказание и судимость есть самостоятельные явления, имеющие разную правовую природу <2>. Поэтому судимость есть не признак наказания, а правовое последствие его назначения, выражающееся в особом правовом состоянии лица. Хотя некоторые авторы рассматривают судимость и как признак наказания, и как последствие его отбытия <3>.

--------------------------------

<1> См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 2 / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999. С. 33 - 34.

<2> См.: Мицкевич А.Ф. Уголовное наказание: понятие, цели и механизмы действия. СПб., 2005. С. 25.

<3> См.: Зубкова В.И. Указ. соч. С. 51.

§ 2. Цели наказания

Цели наказания относятся к числу системообразующих характеристик, они определяют построение и направленность многих правовых институтов, оказывают влияние на применение многих норм, например на назначение наказания и освобождение от отбывания наказания: "Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершение преступлений назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания" (ч. 1 ст. 60 УК РФ); "лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания" (ч. 1 ст. 79 УК РФ). Цели наказания определяются уголовной политикой государства: формулируя цели, законодатель показывает, какого желаемого конечного результата стремится достичь государство, применяя уголовное наказание за совершаемые преступления. Вопрос о целях тесно связан с проблемой эффективности уголовного наказания, да и уголовного права в целом. Поэтому целям наказания всегда уделялось большое внимание в правовой теории и законодательной практике.

В дореволюционном российском уголовном законодательстве цели наказания не определялись, и только в ст. 7 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР (1919 г.) появилось указание на то, что задачей наказания является охрана общественного порядка от будущих возможных преступлений как самого преступника, так и иных лиц (т.е. специальное и общее предупреждение).

Из принципа гуманизма (ч. 2 ст. 7 УК РФ) следует, что наказание не имеет целью причинение физических или нравственных страданий. Государство не мстит преступникам, наказание не преследует цель просто покарать преступника, действие наказания обращено в будущее. Так, Ч. Беккариа писал: "Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать несуществующим уже совершенное преступление... Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же" <1>.

--------------------------------

<1> Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 373.

Наказание не имеет целью причинение страданий, но оно неизбежно их причиняет. Кара не цель наказания, а его сущность, т.е. неотъемлемое (атрибутивное) свойство всех конкретных наказаний (явлений), характеристика их качественной неопределенности. То, что не обладает свойством кары, что не способно причинять страдания, не может являться наказанием. В данном случае речь идет не об индивидуальном восприятии кары (разные люди могут по-разному переживать лишение одного и того же блага), а об общепринятом представлении о ней. Как писал Н.С. Таганцев, "лишение или ограничение благ и прав является страданием с точки зрения общих условий человеческой жизни, известной средней ощущаемости страданий, безотносительно к тому, как смотрит на него и ощущает его наказываемый" <1>. И только потому, что наказание объективно обладает свойством причинять страдания, перед ним может ставиться цель предупреждения преступлений. А поскольку наказание само по себе есть кара, нет смысла ставить перед ним цель кары.

--------------------------------

<1> Таганцев Н.С. Русское уголовное право. С. 92.

В свое время велась широкая научная дискуссия по вопросу о каре как цели наказания. Большинство ученых признавали кару сущностью наказания, но это еще не предопределяло решение вопроса о каре как цели наказания. Одни ученые, в основном специалисты по уголовному праву (И.И. Карпец, В.Г. Смирнов, М.И. Якубович), признавали такую цель наказания, другие, в основном специалисты по исправительно-трудовому праву (А.Л. Ременсон, Н.А. Стручков, М.Д. Шаргородский), с этим были не согласны. Хотя, в общем-то, формулировка ст. 20 УК РСФСР "наказание не только является карой за совершенное преступление, но имеет целью исправление" только констатировала, что наказание является карой, и ничего более.

Признавая кару сущностью наказания, неточно говорить о ней как о цели. Если бы цель применения явления (наказания) совпадала с его сущностью, то вообще не вставала бы проблема эффективности: каждый случай его применения был бы эффективным, цель совпадала бы с результатом, поскольку сущность, будучи неотъемлемым свойством явления, обнаруживает себя во всех случаях (неслучайно сторонники кары как цели наказания никогда не обсуждали проблему эффективности этой цели). Проблема в том и состоит, что цель лежит за пределами явления, но ее можно достичь, только используя сущностные свойства явления, т.е. сущность определяет саму возможность и средства достижения поставленной цели. Отсюда следует, что, во-первых, реальность цели определяется сущностью, во-вторых, даже реальная цель не достигается автоматически. Свойства явления содержат только возможность достижения цели, а действительное ее достижение зависит от умения использовать эти свойства.

В ч. 2 ст. 43 УК РФ закреплено: "Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений". Таким образом, наказание преследует три основные цели:

- восстановление социальной справедливости;

- исправление осужденного;

- предупреждение совершения новых преступлений.

Нарушение закона есть одновременно отрицание идеи социальной справедливости. В этом смысле преступление есть деяние, отрицающее справедливое устройство общественной жизни, дезорганизующее ее. Назначая наказание виновному лицу, суд от имени государства принимает меры к восстановлению социальной справедливости. Восстановление социальной справедливости означает возмещение ущерба применительно как к отдельному потерпевшему, так и к обществу в целом <1>. Реализуя свое право наказать преступника и тем самым восстановить нарушенную им социальную справедливость, государство одновременно поддерживает авторитет уголовного закона и воспитывает уважение к нему.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

<1> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 125.

Восстановление социальной справедливости как цели наказания не следует сводить к принципу справедливости (ст. 6 УК РФ), хотя они, конечно, взаимосвязаны: только справедливое наказание может способствовать восстановлению социальной справедливости. В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" говорится: "Обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации". Принцип справедливости наказания характеризует не социально-превентивную функцию института наказания, а предъявляет определенные требования к конкретно назначаемому наказанию - оно должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Здесь идет речь о справедливости по отношению к преступнику. Несправедливым будет как слишком строгое, так и слишком мягкое наказание.

Постановка перед наказанием цели восстановления социальной справедливости является новеллой для российского уголовного законодательства. И эта новелла вызвала неоднозначные суждения. Одни ученые считают, что наказание способно восстановить социальную справедливость, поскольку оно обладает восстановительными <1> или компенсационными <2> свойствами, т.е. применением наказания возможно восстановить нарушенное право или компенсировать нанесенный ущерб. Другие ученые считают, что эта цель не присуща институту наказания, что уголовное наказание не обладает реститутивной функцией. Восстановление нарушенного права возможно в рамках гражданско-правовых, а не уголовно-правовых правоотношений. А компенсировать физический или моральный вред наказание не может. Максимум, на что способно уголовное наказание, - это удовлетворить чувство социальной справедливости (которое сходно с чувством мести) <3>.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 364.

<2> См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 2 / Под ред. А.И. Коробеева. С. 42.

<3> См.: Цветинович А.Л. Новый уголовный кодекс РФ: достижения и просчеты // Преступность и закон. М., 1996. С. 8; Гилинский Я.И. Криминология: курс лекций. СПб., 2002. С. 315.

Можно также отметить, что в Уголовно-исполнительном кодексе РФ цель восстановления социальной справедливости отсутствует.

В советском уголовном праве перед наказанием ставилась цель исправления и перевоспитания осужденных. В УК РФ цель перевоспитания отсутствует, поскольку было признано, что она недостижима уголовно-правовыми средствами. Исправление осужденного предполагает нейтрализацию антиобщественных взглядов и установок осужденного, формирование у него уважительного отношения к человеку, обществу, труду, к правилам человеческого общежития, стимулирование правопослушного поведения (ч. 1 ст. 9 УИК РФ). Эта цель достигается путем применения к осужденному как наказания, так и средств исправления, перечисленных в ч. 2 ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (труд, обучение, профессиональная подготовка, воспитательная работа и общественное воздействие).

Вопрос об исправлении как цели наказания в теории также является дискуссионным. Так, М.Д. Шаргородский считал, что исправление является не самостоятельной целью наказания, а средством достижения цели предупреждения преступлений <1>. Другие авторы также предлагают исключить исправление из целей наказания, полагая ее нереалистичной, недостижимой с помощью уголовно-правовых средств и, более того, недемократичной, поскольку государство не может принудительно "улучшать" своих граждан <2>. Конечно, эти доводы можно считать вполне резонными, если исправление трактовать в духе ч. 1 ст. 9 УИК РФ. Но само исправление можно понимать и по-другому. Поскольку уголовно-правовые нормы составляют низший, элементарный уровень правил человеческого общежития, то цель исправления можно считать достигнутой, если после отбытия наказания осужденный больше не совершает преступлений, независимо от мотивов правопослушного поведения - осознал ли он свое негативное поведение, раскаялся ли в содеянном, или же боится вновь подвергнуться наказанию. Исправить - значит добиться правопослушного поведения.

--------------------------------

<1> См.: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. Л., 1973. С. 31.

<2> См.: Полубинская С.В. К вопросу о целях наказания // Проблемы совершенствования уголовного закона. М., 1984. С. 102; Минин А.В. О социальной справедливости как цели уголовного наказания // Власть: криминологические и правовые проблемы. М., 2000. С. 201; Усс А. Допустимо ли исправлять осужденных? // Человек: преступление и наказание. 1994. N 1. С. 29.

Цель предупреждения (превенции) совершения новых преступлений, как правило, подразделяют на две - специальное (частное) предупреждение (предупреждение преступлений со стороны осужденных) и общее предупреждение (со стороны иных лиц).

Предполагается, что адресатом цели общего предупреждения являются просто иные лица, т.е. не осужденные. Но, вообще говоря, действительным адресатом этой цели являются не все граждане, а только неустойчивые, т.е. те, кто не совершает преступлений только из-за страха перед наказанием. Большинство же людей не совершают преступлений в силу внутренних убеждений, для них устрашение не имеет мотивирующего значения. И есть лица, для которых угроза наказания также не имеет мотивирующего значения, но в силу других причин (террористы-смертники). Общепредупредительная цель достигается, во-первых, посредством издания уголовного закона, устанавливающего ответственность за совершение преступлений (угроза наказания), во-вторых, путем применения наказания к конкретным лицам (как подтверждение реальности угрозы). Неотвратимость ответственности имеет больший предупредительный эффект, чем строгость наказания. Совершение преступления неосужденным свидетельствует о том, что в отношении данного лица общепревентивная цель не была достигнута.

Адресатом цели специального предупреждения являются лица, отбывающие наказание (осужденные). Само применение наказания, претерпевание осужденным лишений и страданий создают психологический барьер для преступного поведения. Эта цель достигается также путем создания условий, затрудняющих или лишающих преступника физической возможности совершать новые преступления (помещение в исправительное учреждение, запрет занимать определенные должности), и установления за ним контроля со стороны специализированного государственного органа. Совершение преступления осужденным во время отбывания наказания свидетельствует о том, что в отношении него цель частного предупреждения не была достигнута.

В теории вопрос о разграничении целей исправления и частного предупреждения является дискуссионным. Некоторые ученые трактуют частнопревентивную цель следующим образом: это предупреждение преступлений со стороны осужденных как в период отбывания ими наказания, так и после его отбытия <1>. В этом случае цель исправления осужденного представляет собой средство достижения цели частного предупреждения, и нет смысла закреплять ее в законе в качестве самостоятельной цели.

--------------------------------

<1> См.: Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 31 - 33.

Именно такое следствие неприемлемо для представителей другой позиции, которые подчеркивают важность и необходимость самостоятельной цели исправления <1>.

--------------------------------

<1> См.: Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1978. С. 70; Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. Л., 1963. С. 21 - 22.

Из того, что цель должна быть самостоятельной и независимой, не следует, конечно, что она в действительности является таковой. Чтобы это обосновать, необходимо показать, что достижение цели обеспечивается особыми средствами, что она может быть достигнута отдельно от других и что существуют свои критерии ее эффективности. Только тогда можно сказать, что цели частного предупреждения и исправления разграничены и последняя является самостоятельной и независимой.

Первая трудность в разграничении целей частного предупреждения и исправления достаточно очевидна: как разграничить результаты действия средств, обеспечивающих достижение этих целей? Действительно, если осужденный во время отбывания наказания не совершает преступлений, можем ли мы с уверенностью сказать, какая именно цель здесь достигнута - исправительная или частнопредупредительная? Правопослушность поведения осужденного является результатом его исправления или же физического воздействия условий отбывания наказания?

Логичный шаг по преодолению этих трудностей - разделение частнопредупредительного и исправительного воздействий по времени. Когда говорится о том, что частное предупреждение обеспечивается путем создания условий, исключающих совершение новых преступлений <1>, то тем самым фактически утверждается, что эта цель ограничивается периодом отбывания наказания. Естественным показателем эффективности этой цели будет количество преступлений, совершаемых осужденными во время отбывания наказания.

--------------------------------

<1> См.: Стручков Н.А. Указ. соч. С. 70.

Смысл цели исправления - несовершение преступлений в будущем. Тогда показателем эффективности цели исправления будет являться уровень рецидива среди освобожденных от наказания. Да, осужденный может исправиться во время отбывания наказания, но удостовериться в этом можно только тогда, когда он отбыл наказание, когда он не стеснен его рамками и свободен в выборе вариантов своего поведения. Таким образом, хотя адресатом цели исправления является осужденный, о результате достижения этой цели мы можем судить только по поведению лица, освобожденного от отбывания наказания.

При таком соотношении целей исправления и частного предупреждения можно говорить, что они являются относительно независимыми и самостоятельными. Понятно, что это разделение возможно в отношении срочных (отбываемых) наказаний.

Цели наказания, закрепленные в законе, должны быть независимыми и самостоятельными. Это значит, что ни одна из них не является средством достижения другой, и что они могут достигаться независимо одна от другой, т.е. при реальном применении наказания какие-то цели могут быть достигнуты, а какие-то нет. Например, гражданин совершил преступление, но ни во время отбывания наказания, ни после его отбытия он больше преступлений не совершал. Следовательно, одна цель наказания (общее предупреждение) в отношении него не была достигнута, но частнопредупредительная и исправительная цели были достигнуты.

Кроме того, цели применения наказания должны быть реальными (практически достижимыми), т.е. достигаться с помощью уголовно-правовых средств и иметь объективные (доступные проверке) показатели эффективности. Под эффективностью понимается способность некоторого средства достигать поставленной цели. Степень совпадения цели и результата является показателем эффективности выбранного средства. Проблема средств достижения целей наказания и их эффективности является весьма сложной и недостаточно разработанной в теории.

Для разных целей наказания характерны разные механизмы воздействия: общее предупреждение - это психическое воздействие угрозы наказания; частное предупреждение - физическое и психическое воздействие условий отбывания наказания; исправление - психическое воздействие отбытого наказания. У них разные показатели эффективности: для общего предупреждения - уровень первичной преступности; для частного предупреждения - уровень преступности среди лиц, отбывающих наказание; для исправления - уровень рецидивной преступности.

Но, как уже говорилось, не для всех граждан угроза наказания имеет мотивирующее значение. Поэтому уровень первичной преступности как показатель эффективности цели общего предупреждения является достаточно условным. Столь же условным показателем для цели исправления является и уровень рецидивной преступности. Как свидетельствуют данные криминологических исследований, основными причинами рецидива являются недостатки в трудовом и бытовом устройстве освобожденных от наказания, а неудовлетворительная работа учреждений и органов, исполняющих наказания, по исправлению осужденных не относится к числу основных.

Для цели восстановления социальной справедливости в теории пока не разработаны вопросы о механизмах воздействия и показателей эффективности.

Следует отметить, что возможность реализации целей в определенной степени зависит и от характера наказания. Например, перед смертной казнью, естественно, не ставится цель исправления. Но это исключительная мера наказания. А перед пожизненным лишением свободы, поскольку законом предусмотрена возможность условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания (ч. 5 ст. 79 УК РФ), цель исправления ставится. В.И. Зубкова считает, что цель исправления не должна ставиться перед всеми бессрочными наказаниями (штраф; лишение воинского, специального или почетного звания, классного чина и государственных наград; смертная казнь): "При назначении этих видов наказания цель исправления не присутствует, поскольку ввиду специфики исполнения этих наказаний такой цели там и не должно быть" <1>. Но если, как уже говорилось выше, под целью исправления понимать несовершение преступлений лицом после отбытия (исполнения) наказания, то эта цель может ставиться перед всеми наказаниями.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв