НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СЛЕДОВАТЕЛЯ И ДОЗНАВАТЕЛЯ 2008

Хиты: 332 | Рейтинг:

НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СЛЕДОВАТЕЛЯ И ДОЗНАВАТЕЛЯ 2008

ОТ АВТОРА

О том, что преступность и коррупция угрожают существованию Российского государства и его правопорядку, нашей национальной безопасности, высокопоставленные лица последние пятнадцать лет говорят так часто, что общество постепенно привыкло как к самой угрозе, так и к начальственной риторике по данному поводу. Между тем эта угроза пока не осуществилась исключительно благодаря усилиям правоохранительных органов государства и его судебной системы, образующим линию обороны от действительно небывало мощной агрессии уголовного мира.

Среди тех, кто находится на переднем крае этой линии, - российский следователь - фигура с историко-правовой, теоретической точки зрения спорная, неоднозначная, а с практической - почти что трагическая в своей несоразмерности между огромной важностью и сложностью государственной службы, которую несет названное должностное лицо, и его приниженным общественным положением. Отечественной истории было угодно распорядиться так, что в памяти поколений начисто стерлись простые истины: предварительное следствие по природе своей является деятельностью не прокурорской и не полицейской, а судебной, юстиционной; от судебного разбирательства оно отделено лишь для более тщательной проработки материала, а следователь - это судья, сошедший со своего места, чтобы такую проработку обеспечить.

Многолетнее господство в стране репрессивного политического режима и фарисейски лживой идеологии наложило на эту сферу общественных отношений трудно изгладимый отпечаток тяжеловесного, по-канцелярски многобумажного <1> и вместе с тем зачастую беспомощного производства, способного, однако, послужить самодостаточной внесудебной карой и сломать жизнь хоть виноватому, хоть правому.

--------------------------------

<1> Следственные дела объемом в сотни томов, которые в судебное заседание доставляются на грузовых машинах, - явление сугубо российское.

В биографии досудебного производства по уголовным делам, как в капле воды, отразились и трагизм нашей истории XX столетия, и трудности избавления от груза прошлого, и неудачи при попытках нашего общества стремительно влиться в русло общих закономерностей развития человеческой цивилизации, и упадок юридической науки, а также юридического образования в стране. Как и в советские времена, эта деятельность остается внесудебной, полуполицейской, замешанной на привычной путанице юстиционных и сыскных начал.

В свете идеи построения в России демократического правового государства данный факт сам по себе выглядит проблемным, а суровая действительность наших дней - война с терроризмом, засилье организованной преступности и коррупции, метастазы которой не пощадили и систему правоохранительных органов государства, чудовищный упадок нравственности, гражданственности и веры в юстицию, а также очевидные просчеты, допущенные при обновлении уголовно-процессуального законодательства в начале XXI в., - обостряют ее еще больше. Словом, следственная служба все еще ждет, когда у государства дойдут до нее руки; история пока не подала знака к началу существенных перемен в данной сфере, и тот, кто честно несет эту службу сейчас, заслуживает особого уважения.

Наиглавнейшая настольная книга следователя - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации - основанный на Конституции Российской Федерации свод законов, регламентирующих производство по уголовным делам. Вместе с тем многолетней следственной практикой накоплен, а юридической наукой осмыслен и на уровень теоретических знаний приподнят огромный опыт применения норм уголовно-процессуального права в досудебных стадиях уголовного процесса. Эти знания имеют важнейшее значение для правильного понимания и единообразного применения закона и достижения успеха в следственной деятельности. Но в совершенстве владеют ими еще далеко не все следователи и дознаватели хотя бы потому, что не все из них имеют высшее юридическое образование, да и не каждый юридический вуз и факультет с массовым заочным и вечерним обучением дает эти знания в полном объеме и в грамотно спрофилированном виде. А введение в действие УПК РФ 2001 г. (с последующими многочисленными изменениями и дополнениями), содержащего множество нового и нетрадиционного законодательного материала, ставит перед необходимостью некоторого переобучения и тех, кто уголовно-процессуальное право изучал раньше.

С учетом вышеизложенного автор книги, в прошлом следователь, отдавая себе отчет и в том, какая тяжесть обрушилась на плечи ныне действующих следователей и дознавателей, и в том, сколь сложны условия их деятельности в современной жизни и каким запасом генетической прочности нужно обладать, чтобы сохранить честь, совесть и достоинство, хотел бы хоть чем-нибудь помочь им в их необычайно трудной, сложной и благородной службе, которая, как бы ни сложилась судьба человека, не забывается никогда, формируя его внутреннее обличье.

Из этих соображений и родился замысел настоящего произведения, в котором предполагалось решить следующую задачу: доходчиво изложить апробированный в науке материал о досудебном производстве по уголовным делам таким образом, чтобы каждый фрагмент этой общей уголовно-процессуальной темы в конечном счете выводил на практически актуальный вопрос следственной деятельности, а каждый из таких вопросов получил бы ответ, обоснованный с позиций закона, теории уголовного процесса и практики.

Книга насыщена подзаконными нормативными актами (постановления Правительства РФ, ведомственные и межведомственные инструкции, приказы и т.п.) и материалами опубликованной практики Верховного Суда РФ. В большинстве случаев в тексте или сноске сообщаются точное название такого акта, его основное содержание или назначение и издание, в котором он опубликован. Тексты некоторых наиболее важных или малоизвестных, но необходимых в следственной работе или наиболее часто используемых, словом, тех актов, которые должны быть всегда под рукой, приводятся полностью в конце книги в виде Приложений к авторскому тексту.

Завершение работы над книгой совпало с вызвавшими широкий резонанс в среде юристов реорганизацией предварительного следствия в российской прокуратуре, законодательным пересмотром правомочий прокурора в досудебном производстве по уголовным делам, новыми широкомасштабными изменениями и дополнениями, внесенными в действующий УПК РФ и по этим, и по другим вопросам, в частности по вопросам дознания. После этого, по сути дела, можно говорить о новой (по сравнению с изначальной, существовавшей на момент его принятия) редакции этого Кодекса, что также актуализирует задачу снабжения следователей и дознавателей, а также тех, кто готовится стать ими, свежими изданиями относительно небольших книжных пособий.

Профессор

Б.Т.Безлепкин

Глава 1. ОРГАНЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

1.1. ОРГАНЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Как известно, в зависимости от того, в какой форме производится предварительное расследование, оно осуществляется или органом предварительного следствия, или органом дознания. Причем иногда говорят: следствие ведется таким-то следственным подразделением (следственным отделением, отделом, управлением) такого-то правоохранительного органа (например, райотдела, горотдела внутренних дел, управления внутренних дел, МВД республики), а то и просто - таким-то правоохранительным органом, в (при) структуре которого функционирует данное следственное подразделение (например, Главным управлением внутренних дел города Москвы). Это неверно. Субъектом процессуальных правоотношений, обладающим всей полнотой правомочий на расследование данного уголовного дела в данной форме, является следователь - "должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом" (п. 41 ст. 5 УПК РФ) <1>. Подобно судье, процессуально самостоятельный следователь несет полную единоличную ответственность за выбор направления досудебного производства по уголовному делу, находящемуся в его производстве, и за принимаемые процессуальные решения: ни следственное подразделение, в состав которого он входит, ни тем более правоохранительный орган, в структуру которого входит данное подразделение, субъектом уголовно-процессуальных правоотношений по конкретному уголовному делу не являются, и участниками судопроизводства обжалуются действия не следственного подразделения и не правоохранительного органа, а следователя.

--------------------------------

<1> Что это за полномочия, объяснить не представляется возможным. Можно лишь предположить, что имеется в виду производство следователем дознания, что в виде исключения предусмотрено п. 7 и 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ.

Тот, кто сейчас называется следователем, в уголовном судопроизводстве участвовал всегда, потому что должен был, прежде чем судить, собрать доказательства, разыскать, задержать и привлечь к суду лицо, чью вину должен был признать или отвергнуть суд, подготовить уголовное дело к торжественному обряду судоговорения и разрешения его по существу. Изначально эта деятельность от судебного разбирательства обособлялась лишь в малой степени, государственный служащий, который ее осуществлял, входил в структуру и штат судебного органа и принадлежал ему даже тогда, когда судебные и административные функции сосредоточивались в руках одного субъекта власти. Еще по Судебнику 1497 г., разработанному и принятому во время царствования Ивана III (1440 - 1505 гг.), когда суд вершили наместники и волостели, в штат судебных деятелей входили недельщики, которые обязаны были разыскивать, "хватать злодеев", допрашивать, подыскивать поручителей.

В эпоху Петра Великого в России возникли "канцелярии розыскных дел", производившие расследование по крупнейшим уголовным делам силами штаб-офицеров гвардии. В соответствии со Сводом законов Российской империи 1832 г. к середине XIX в. роль органа расследования преступлений прочно закрепляется за полицией, а само расследование подразделяется на предварительное, состоящее из действий по обнаружению преступлений, осмотров и освидетельствований, собирания вещественных доказательств, в том числе путем производства обыска и выемки, и формальное, включающее допрос обвиняемого, свидетелей, производство очных ставок, собирание письменных доказательств, получение заключений от "сведущих людей".

Судебная реформа 1864 г. возвратила предварительное расследование на его изначальное историческое место - в суд, учредив одновременно институт полицейского дознания. Следователь в Российской империи последней трети XIX и начала XX в. был судебным деятелем, который при участии полиции формировал доказательственную базу по делу "с полным беспристрастием", приводя "в известность как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие" (ст. 265 Устава уголовного судопроизводства), а по окончании производства объявлял всем участвующим в деле лицам, что следствие "закончено", испрашивал у обвиняемого, не желает ли он представить еще что-либо в свое оправдание" (ст. 476 Устава), и отсылал "все производство к прокурору или его товарищу" (ст. 478 Устава). Прекращать уголовное дело следователь уполномочен не был. Если материалы следствия позволяли прекратить или приостановить уголовное преследование, прокурор выносил соответственно заключение о прекращении или приостановлении дела. Затем эти заключения направлялись в суд для разрешения дела по существу. Окончательное же разрешение дела имело место только в суде.

Сформировавшийся в царское время институт судебных следователей советская власть взять с собой в будущее не могла и поэтому разгромила по принципиальным соображениям: независимый, облеченный статусом судебного деятеля следователь тоталитарному государству не только не нужен, но и вреден, опасен. В Республике Советов следователь некоторое время все еще числился в ведомстве губернского, а затем областного суда (ст. 126, 127 УПК РСФСР 1922 г.), но все больше и больше подпадал под прокурорскую власть, а затем (в 1928 г.) совместным Постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (верховный законодательный, распорядительный и контролирующий орган РСФСР, действовавший в период между Всероссийскими съездами Советов) и Совета народных комиссаров РСФСР (Правительство) советские следователи (их именовали народными) были переданы в полное подчинение прокуратуре <1>, тогда как расследование по делам о контрреволюционных преступлениях производили своими собственными силами и методами органы государства, которые сейчас принято называть спецслужбами, чья история и деятельность к нашей теме не имеет прямого отношения.

--------------------------------

<1> Собрание узаконений РСФСР. 1928. N 117. С. 733.

В Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 28) и в УПК РСФСР 1960 г. (ст. 125) получило закрепление уже сложившееся к тому времени положение, согласно которому предварительное следствие в стране производится следователями прокуратуры и органов государственной безопасности. Однако уже в 1963 г. собственный следственный аппарат был создан в системе Министерства охраны общественного порядка РСФСР <1> - в ведомстве, которое с таким наименованием приняло на себя наследство реформированного сталинско-бериевского НКВД СССР. Спустя 5 лет (в 1968 г.) оно возвратило себе и статус союзного министерства, и историческое название. Так сложился следственный аппарат Министерства внутренних дел СССР. Постепенно принимая на себя в законодательном порядке подследственность от прокуратуры, он к концу XX в. стал самым крупным следственным аппаратом, расследующим большинство уголовных дел.

--------------------------------

<1> Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 апреля 1963 г. "О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка" // Ведомости Верховного Совета СССР. 1963. N 16. Ст. 181.

Советский следователь наряду с функцией установления фактических обстоятельств преступления и уголовного преследования виновных получил право прекращать уголовные дела, причем не только по реабилитирующим, но и по нереабилитирующим основаниям, предполагающим констатацию окончательного вывода о виновности в совершении преступления, в том числе по таким, которые являются не обстоятельствами, исключающими производство по уголовному делу, а обстоятельствами, позволяющими (с согласия прокурора) освободить виновного от уголовной ответственности. Это предусмотренные ст. 6 - 9 УПК РСФСР 1960 г. в его первоначальной редакции изменение обстановки, передача уголовного дела в товарищеский суд, передача дела в отношении виновного в комиссию по делам несовершеннолетних и передача виновного на поруки <1>. Еще более наглядным свидетельством особых, необычных функций советского следователя можно считать также предоставленное ему законом (ст. 10 УПК РСФСР в первоначальной редакции) <2> и широко применявшееся 36 лет право, не возбуждая уголовного дела и вообще не предъявляя никакого обвинения, но тем не менее основываясь на выводе о виновности лица в совершении преступления, направлять материалы об этом преступлении для применения мер общественного воздействия.

--------------------------------

<1> Три последних основания упразднены в связи с изменениями и дополнениями, внесенными в УПК РСФСР Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. (СЗ РФ. 1996. N 52. Ст. 5881), последовавшими за принятием нового (1996 г.) УК РФ.

<2> Исключена вышеупомянутым Федеральным законом от 21 декабря 1996 г.

В 1995 г. "свой" следователь появился в только что созданных федеральных органах налоговой полиции, которые были упразднены в 2003 г. В учрежденном в логической связи с этим упразднением новом правоохранительном ведомстве Российской Федерации - Государственном комитете по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроль) - также существует собственный следственный аппарат, возглавляемый Главным следственным управлением Госнаркоконтроля <1>.

--------------------------------

<1> С 2004 г. ведомство именуется Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" // РГ. 2004. 11 марта).

Таким образом, последние четыре года в России в условиях относительной стабильности общественной жизни, но в крайне напряженной криминальной обстановке предварительное следствие производилось следователями прокуратуры, следователями органов федеральной службы безопасности, следователями органов внутренних дел <1> и следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, что определялось не УПК РФ, а законодательством об организации деятельности перечисленных правоохранительных органов государства. Правом возбуждения уголовного дела и производства по нему предварительного следствия в полном объеме, а также правом участия в предварительном следствии по любому уголовному делу, находящемуся в производстве поднадзорного ему любого следователя любого ведомства, наделялся и прокурор, т.е. руководитель каждого из звеньев вертикальной системы органов прокуратуры, который, в свою очередь, мог делегировать это право и поручить производство предварительного следствия под своим надзором своему первому заместителю, заместителю, старшему помощнику, помощнику, прокурору отдела, прокурору-криминалисту либо следователю данного звена прокуратуры, а при необходимости создать для расследования конкретного преступления или преступлений следственную группу. Причем следственный аппарат прокуратуры как состоящий непосредственно "под рукой" у прокурора пользовался законным приоритетом в том смысле, что прокурор мог изъять любое уголовное дело у любого органа расследования и передать его следователю прокуратуры (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ в первоначальной редакции).

--------------------------------

<1> Согласно Положению об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 23 ноября 1998 г. (РГ. 1998. 26 нояб.), следственный аппарат функционирует при органах внутренних дел, т.е. не входит в структуру этих органов. В УПК РФ законодатель называет этих должностных лиц следователями органов внутренних дел (см. ст. 151 о подследственности). В изданном в связи с реформированием МВД РФ Указе Президента РФ от 19 июля 2004 г. N 927 "Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации" (РГ. 2004. 21 июля) опять повторяется, что Следственный комитет данному Министерству разрешено иметь при себе, а не в своей структуре, а в некоторых решениях по уголовным делам Верховного Суда РФ эти должностные лица именуются следователями милиции (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2005 г. N 69-о05-1 по делу Киричека и Шитова). В настоящей книге применяется терминология закона (УПК РФ).

Одновременно прокурор наделялся широчайшими полномочиями по надзору за процессуальной деятельностью следователей всех четырех ведомств; они ограничивались лишь судебной прерогативой по контролю за законностью и обоснованностью следственно-прокурорских решений и действий, сопряженных с вторжением в сферу конституционных прав и свобод личности участника уголовного судопроизводства (ст. 29, 125 и 165 УПК РФ в первоначальной редакции), да еще процессуальной самостоятельностью следователя, который в определенных законом случаях мог, не согласившись с действиями, решениями или указаниями прокурора, противоречащими его внутреннему убеждению, правосознанию или совести по наиболее принципиальным вопросам уголовного дела, представить уголовное дело вышестоящему прокурору с изложением своих возражений (ч. 3 ст. 38 УПК РФ в первоначальной редакции). Объем этих полномочий может быть определен как надзорное полновластие прокурора в досудебном производстве по уголовным делам, служившее правовым средством обеспечения его главной функции - уголовного преследования виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. 1995 г.)) <1> и означавшее такое положение, при котором в досудебном производстве по уголовным делам не существовало вопроса, в решение которого не мог бы на законном основании вмешаться прокурор и который бы он не мог решить именно так, как считает необходимым <2>.

--------------------------------

<1> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472, с послед. изм. и доп.

<2> Законодательный материал на эту тему еще не состарился и свеж в памяти живущих юристов, словом, еще не стал историко-правовым и поэтому подробно в данной книге не освещается. С ним можно ознакомиться в любом издании УПК РФ 2001 г., вышедшем в свет до июня 2007 г., не говоря уже о том, что об этом можно прочесть в любом учебнике или учебном пособии по уголовному процессу, а также в комментариях к УПК РФ (см., в частности, Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 6-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2007).

Законодатель изменил эту ситуацию в 2007 г. Федеральным законом от 5 июня 2007 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <1> в системе прокуратуры РФ учрежден Следственный комитет при прокуратуре РФ, в который входят Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ, следственные управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъектам Федерации и приравненные к ним специализированные следственные управления, в том числе военные следственные управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по военным округам, флотам, ракетным войскам стратегического назначения, а также следственные отделы Следственного комитета при прокуратуре РФ по районам, городам и приравненные к ним специализированные следственные отделы, в том числе военные следственные отделы по объединениям, соединениям, гарнизонам и др. (ст. 20.1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в редакции вышеназванного Федерального закона от 5 июня 2007 г.). Таким образом, Следственный комитет при прокуратуре РФ - это не коллегиальный орган, руководящий определенной (в нашем случае - следственной) деятельностью, как это должно было быть, если бы понятие комитета употреблялось в соответствии с его строго определенным словарным значением <2>, а вся вертикальная система территориальных, военных и иных специализированных следственных подразделений при прокуратуре РФ, словом, один из четырех ведомственных следственных аппаратов целиком. Но теперь этот аппарат находится не в прокуратуре, а при ней, т.е. обладает самостоятельностью, которая выражается в том, что и весь Следственный комитет, и отдельные звенья его вертикали не подчинены руководителям органов прокуратуры - прокурорам и их заместителям, в том числе Генеральному прокурору РФ. Новую структуру, о которой идет речь, возглавляет Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ, который назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации Федерального Собрания РФ по представлению Президента РФ, а первый заместитель и заместители Председателя назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом РФ по представлению Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ (ч. 3 ст. 20.1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г.).

--------------------------------

<1> РГ. 2007. 8 июня. Данный Федеральный закон вступил в законную силу по истечении 90 дней после дня его опубликования.

<2> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 255.

Вместе с тем Председатель Следственного комитета по своей должности является первым заместителем Генерального прокурора РФ, иначе говоря, подчиненным последнего, а работники Следственного комитета являются прокурорскими работниками (ч. 3 и 8 ст. 20.1 того же Федерального закона).

В связи с этими организационно-правовыми мерами путем "сквозного" редактирования норм УПК РФ, имеющих отношение к данному вопросу (и в этом главное), законодателем существенно изменено процессуальное положение прокурора в досудебном производстве по уголовному делу. Он лишен процессуальных полномочий, связанных не только с личным участием в предварительном следствии и уголовном преследовании, но и с руководством этой деятельностью, осуществляемой следователями как прокуратуры, так и других ведомств: возбуждать уголовные дела и лично производить предварительное следствие, поручать расследование или участвовать в нем, давать письменные указания следователю, санкционировать его решения, проверять ход расследования, поддерживать ходатайства следователя перед судом, давать следователю обязательные для исполнения письменные указания, отменять его постановления, прекращать уголовные дела, пересоставлять обвинительное заключение и др. Эти полномочия переданы руководителю следственного органа - должностному лицу, возглавляющему следственное подразделение, а также его заместителю (п. 38.1 ст. 5 УПК РФ, в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г.), т.е. участнику досудебного производства по уголовному делу, аналог которого известен под названием "начальник следственного отдела" (ст. 39 УПК РФ в первоначальной редакции) и который существовал в следственных подразделениях органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и отсутствовал в органах прокуратуры.

Прокурор же, будучи по-прежнему обременен функциями-задачами уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия (ни ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", ни ч. 1 ст. 37 УПК РФ, посвященные данному вопросу, в связи с Федеральным законом от 5 июня 2007 г. не претерпели никаких изменений), наделен новым арсеналом процессуально-правовых надзорных средств, специфика которых теперь определяется тем, что в штате каждого следственного подразделения каждого из четырех ведомств имеется свой собственный орган надзора и руководства с огромными процессуальными полномочиями.

Более детальное описание реформы российской прокуратуры 2007 г. не входит в нашу задачу; это дело авторов специальных научных исследований. Впрочем, как представляется, им тоже в данном случае делать нечего. Современное соотношение судебной, прокурорской, следственной и милицейской (полицейской) деятельности в России в целом настолько запутано, а законодательное решение этого вопроса находится настолько далеко в стороне от мирового опыта и выверенных в историческом процессе теоретических воззрений на этот предмет, что анализу с позиций юридической науки вообще не поддается. Цели, задачи и мотивация реформы, о которой идет речь, неясны; в Федеральном законе от 5 июня 2007 г., на котором она базируется, нет даже преамбулы. Резкое усиление процессуальной власти "ведомственных прокуроров" - руководителей следственных органов - примирить с концепцией демократического правового государства невозможно. Получается, что осуществляющий надзор и поднадзорный в сфере уголовного судопроизводства находятся в военизированных отношениях власти и подчинения, принадлежат к одному и тому же виду государственной службы, носят один и тот же мундир (в том числе контрразведчика в органах федеральной службы безопасности и полицейского в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ), получают офицерское денежное содержание в одной кассе и состоят на учете в одном отделе кадров. Остается, однако, надеяться, что предпринятая реформа - часть стратегического замысла государства, отдающего себе отчет в том, что от решающей схватки с коррупцией и разгула насильственной преступности ему не уйти.

С учетом вышеизложенного современное процессуальное положение российского следователя выглядит следующим образом.

Круг уголовных дел, расследование которых относится к компетенции следователей каждого из перечисленных ведомств (иначе говоря, подследственность), определяется ст. 151 УПК РФ. Процессуальное же положение, т.е. права и обязанности любого следователя в работе по конкретному уголовному делу, абсолютно одинаково и не зависит ни от того, к какому ведомству данный следователь относится, ни от должности в рамках родового понятия "следователь" (младший следователь, следователь, старший следователь, следователь по особо важным делам, старший следователь по особо важным делам), ни от характера расследуемого преступления, ни от сложности дела и объема следственной работы.

При наличии законных поводов и оснований следователь вправе возбудить уголовное дело своей подследственности, принять его к своему производству и приступить к производству расследования, самостоятельно определяя его направления соответственно выдвигаемым следственным версиям. Следователь самостоятельно решает, какие следственные действия необходимо произвести в целях собирания доказательств и кого вызвать для участия в этих действиях, в частности в допросах и очных ставках, кому поручить экспертное исследование и какие меры уголовно-процессуального принуждения (задержание, заключение под стражу, иные меры пресечения, наложение ареста на имущество, временное отстранение от должности и др.) подлежат применению; он вправе и обязан применить их или же возбудить перед судом ходатайство о принятии соответствующего решения либо обратиться к начальнику следственного органа, в котором состоит на службе, за согласием и лишь после этого выполнить соответствующее процессуальное действие (ст. 38 УПК РФ).

Процессуальная самостоятельность следователя, кроме судебной прерогативы на применение мер процессуального принуждения, связанных с причинением ущерба конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства (ст. 29, 125 и 165 УПК РФ), ограничена также указаниями начальника следственного органа о направлении расследования, производстве отдельных следственный действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Эти указания, данные в письменной форме, обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы руководителю вышестоящего следственного органа. Это значит, что обжалование по общему правилу не приостанавливает исполнения указаний. Исключением являются указания руководителя следственного органа: о передаче уголовного дела; привлечении лица в качестве обвиняемого; квалификации преступления; об объеме обвинения; избрании меры пресечения; о производстве следственных действий, которые допускаются только по судебному решению; направлении дела в суд или его прекращении. Не соглашаясь с такими указаниями, следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на них. Обжалованию не подлежат также письменные указания руководителя следственного органа, которым этот руководитель предписывает исполнить поступившие в его адрес требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия (ч. 3 и 4 ст. 39 УПК РФ).

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв