Поддержание обвинения прокурором Обвинительная речь прокурора

Хиты: 193 | Рейтинг:

Поддержание обвинения прокурором Обвинительная речь прокурора

Содержание:

Введение.......................................................................................... 3

Поддержание обвинения прокурором....................................... 8

Обвинительная речь прокурора................................................ 14

Литература:................................................................................... 16

Введение.

Эффективность прокурорского надзора за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел судами в существенной мере зависит от правильного определения и понимания самими прокурорами своего процессуального положения в суде. Вопрос этот имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Когда в мае 1922 г. создавалась прокуратура как государственный орган по надзору за точным и единообразным соблюдением законности,  В.И. Ленин указывал на необходимость увязать эту функцию прокуратуры с поддержанием государственного обвинения в суде. Это нашло подтверждение  в Положении о прокурорском надзоре (1922 г.). Прокурор любого ранга, выступая государственным обвинителем, является представителем Генерального прокурора Российской Федерации, он — блюститель законности в уголовном процессе. При поддержании государственного обвинения он не освобождается от обязанности осуществлять надзор за соблюдением законности при рассмотрении судом уголовных дел. Поддержание государственного обвинения и осуществление надзора за точным исполнением законов нужно рассматривать как проявление частного в общем.

Генеральный прокурор Российской Федерации рассматривает государственное обвинение, поддерживаемое прокурорами в суде, не только как одно из действенных средств по борьбе с преступностью, но и как одну из форм осуществления надзора за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах.

Прокурор осуществляет надзор не только тогда, когда суд уже постановил по делу приговор или вынес определение или постановление, но и тогда, когда он не принимал еще по делу никаких решений. Если суд не разъяснил подсудимому его права в судебном разбирательстве и продолжает рассмотрение дела по существу, прокурор обязан немедленно реагировать на эти нарушения, хотя в связи с подобными нарушениями суд не выносит специального определения, а поэтому нет предмета для опротестования. Прокурор не вправе бездействовать до вынесения по делу незаконного приговора в связи с этими нарушениями, чтобы затем принести протест на отмену незаконного и необоснованного определения.

 Уголовно-процессуальный закон не предоставляет прокурору никаких преимуществ перед другими участниками судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлении ходатайства (ст. 245  УПК). В то же время закон ставит прокурора в процессуальное положение, отличное от процессуального положения иных участников судебного разбирательства. Это не привилегия прокурора, а создание необходимых условий для успешного осуществления им возложенных на него функций. Подсудимый, потерпевший, выступая от своего имени, а защитник — по поручению подсудимого, а также по назначению следователя, прокурора и суда, могут реагировать на нарушения закона, допущенные в судебном заседании, но могут и не делать этого. Закон не обязывает их к этому. Прокурор же, выступая от имени закона и государства, не только вправе, но и обязан принять меры к устранению нарушений закона независимо от того, кем они допущены. Речь идет в одинаковой мере о составе судей, защитнике, подсудимом, потерпевшем, гражданском истце или гражданском ответчике. Своим участием в судебном разбирательстве прокурор способствует устранению нарушений прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и ответчика, обвиняемого и других участников процесса.

Генеральный прокурор Российской Федерации в Рекомендациях № 12/5-92 от 22 сентября 1992 г. «По совершенствованию участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами в условиях  судебно-правовой реформы» ориентирует подчиненных прокуроров не только на правильное понимание задач, вытекающих из Закона «О прокуратуре Российской Федерации», но и определяет процессуальное положение прокуроров в уголовном судопроизводстве: они выступают не только как государственные обвинители, но и как органы надзора за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел судами. Вместе с этим Генеральный прокурор высказывает предложения практического характера относительно форм надзора и средств реагирования на нарушения закона в различных  стадиях рассмотрения судами уголовных дел: в первой, кассационной и надзорной инстанциях.

Прокурор осуществляет надзор не только тогда, когда он участвует в судебном разбирательстве, но и тогда, когда он не участвует при рассмотрении дела судом, однако проверяет законность и обоснованность приговоров, постановлений и определений, не вступивших в законную силу. Если нарушение закона не было устранено в процессе судебного разбирательства, прокурор обязан принести протест на незаконный или необоснованный приговор. Процессуальное положение прокурора как блюстителя законности остается неизменным в любой стадии уголовного процесса. При поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения в кассационной или надзорной инстанции прокурор остается представителем органа, осуществляющего надзор за точным и единообразным исполнением законов. При этом, разумеется, изменяются формы надзора и средства прокурорского реагирования на обнаруженные нарушения закона.

Статья 25  УПК предусматривает обязанность прокурора во всех стадиях уголовного судопроизводства принимать меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили. Свои полномочия в уголовном судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, подчиняясь закону и руководствуясь указаниями Генерального прокурора Российской Федерации. Указанное требование  уголовно-процессуального закона применимо в одинаковой мере к выступлениям прокурора в суде первой, кассационной и надзорной инстанциях. Однако в кассационной инстанции прокурор не выступает в роли обвинителя, он осуществляет надзор за законностью рассмотрения дела кассационной инстанцией присущими ему в данной стадии процессуальными средствами.

Выполняя в кассационной инстанции обязанности представителя органа надзора за законностью, прокурор не только отстаивает обвинительный приговор или поддерживает протест на мягкость наказания, но и вносит предложение о прекращении дела производством по основаниям, указанным в законе (полагая, таким образом, необоснованным обвинительный приговор); о смягчении назначенного судом первой инстанции наказания (считая приговор чрезмерно суровым); о применении закона, предусматривающего более мягкое уголовное наказание (выступая против применения закона о более строгом наказании) и т.д. Перечисленные действия никак не укладываются в понятие о прокуроре как об обвинителе и только обвинителе.

Особенность процессуального положения прокурора в кассационной инстанции состоит прежде всего в том, что здесь речь идет о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора. Другая в том, что осуществление надзора в этой стадии переходит к прокурорам вышестоящих прокуратур, то есть к прокурорам, которые ранее не имели отношения к надзору за соблюдением законности при рассмотрении дела в суде первой инстанции ( исключение составляют лишь те уголовные дела, по которым принесены кассационные или частные протесты. В соответствии с указанными выше Рекомендациями Генерального прокурора России от 22 сентября 1992 г. поддержание протеста возложено на их авторов и только в исключительных случаях это могут сделать представители вышестоящих прокуратур).

 Это одно из условий, обеспечивающих объективность и процессуальную независимость этих прокуроров. Поддерживая кассационный или частный протест и давая заключение в кассационной инстанции по жалобе осужденного или защитника, прокурор осуществляет надзор за законностью рассмотрения уголовного дела кассационной инстанцией. Выступающий в кассационной инстанции прокурор не является представителем государственного обвинения. Он уполномочен прокурором области, края, республики проверить дело и дать свое самостоятельное заключение, причем характер заключения не зависит от того, по чьей инициативе рассматривается дело в кассационной инстанции. В частности, прокурор может поставить вопрос об отзыве кассационного протеста, принесенного на оправдательный приговор, если считает, что протест принесен необоснованно и приговор соответствует материалам дела.

 Уголовно-процессуальный закон, исходя из ревизионного начала уголовного судопроизводства, возлагает на прокурора проверку дела в полном объеме, в отношении всех осужденных независимо от того, подана ли ими жалоба и принесен ли в отношении их кассационный протест. Кроме того, при  рассмотрении дела в кассационном порядке прокурор не просто высказывает свое мнение по кассационной жалобе, но и дает заключение о законности и обоснованности приговора (ст. 338  УПК).

При этом прокурор может и не согласиться с кассационной жалобой осужденного или защитника, может внести предложение, не совпадающее с мнением государственного обвинителя. Выступая в кассационной инстанции, прокурор обладает всей полнотой процессуальной самостоятельности, процессуально независим от прокурора, уполномочившего его на участие в кассационной инстанции.

Принцип централизации органов прокуратуры, строгого подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим обусловлен законом и является незыблемым. Однако в вопросах осуществления надзора за законностью при рассмотрении судом уголовных дел указанный принцип, сохраняя в полной мере свою силу, сочетается с процессуальной самостоятельностью прокуроров, непосредственно исполняющих эти функции. Вышестоящий прокурор не только не вправе дать указание подчиненному прокурору о поддержании обвинения вопреки его внутреннему убеждению, но и не может обязать прокурора, участвующего в кассационном разбирательстве уголовного дела, дать заключение, с которым он не согласен. Генеральный прокурор Российской Федерации, строго сохраняя принцип централизации органов прокуратуры, в то же время своими приказами и инструкциями всемерно укрепляет процессуальную самостоятельность прокурора, осуществляющего надзор за соблюдением законности при рассмотрении судами уголовных дел.

Процессуальное положение прокурора в кассационной инстанции отлично от процессуального положения осужденного, защитника, потерпевшего, других участников уголовного процесса. Закон предоставляет всем участникам уголовного процесса право в течение установленного срока в кассационном порядке оспаривать приговор, определение или постановление суда. Осужденный, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик данное право воплощают в кассационной жалобе, наличие которой обязывает вышестоящий суд проверить законность и обоснованность приговора, определения или постановления суда. При этом защитнику, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику не ставится в упрек обжалование любого, по их мнению, неправосудного приговора. В иные рамки поставлен прокурор. Исходя из требований ст. 325 УПК, прокурор обязан опротестовать в кассационном порядке каждый необоснованный или незаконный приговор. Неопротестование прокурором незаконного или необоснованного приговора является нарушением служебного долга. В сопоставлении с жалобами других участников уголовного процесса протест прокурора как повод для рассмотрения дела в кассационном порядке или в порядке надзора должен отвечать закону и материалам уголовного дела. К жалобам же указанных участников процесса таких требований не предъявляется.

Роль прокурора при пересмотре в порядке надзора приговоров, определений и постановлений судебных органов остается такой же, как и в предшествующих стадиях судебного разбирательства. Процессуальное положение прокурора в этой стадии процесса как блюстителя законности подчеркивается и тем, что законодатель устанавливает в качестве непременного условия рассмотрения уголовных дел судами надзорных инстанций участие прокурора (ст. 377 УПК). Участие же осужденного или оправданного или их защитников, а также других участников процесса при рассмотрении дела по надзорному протесту ставится в зависимость от усмотрения суда, рассматривающего дело в порядке надзора. Таким образом, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции — одно из условий, обеспечивающих вынесение этими судами законных и обоснованных определений и постановлений.

Как известно, и прокурор, и председатель соответствующего суда вправе принести протест в порядке надзора. Есть ли в таком случае разница в процессуальном положении прокурора и председателя суда? Да, есть, и весьма существенная. Если поводом для принесения протеста в порядке надзора председателем суда является, как правило, жалоба осужденного или его защитника или же в отдельных случаях представление нижестоящих судей, когда они в ревизионном порядке обнаруживают незаконный или необоснованный приговор, то прокурор в силу своего служебного положения как блюстителя законности должен по своей инициативе выявлять и опротестовывать такие приговоры, а не ожидать, когда к нему поступят соответствующие сигналы.

Особенностью процессуального положения прокурора в надзорной инстанции является и то, что в этой стадии речь идет о законности и обоснованности уже вступившего в законную силу приговора. В связи с этим осуществление функции надзора переходит к вышестоящим прокурорам. Выступающий с заключением в надзорной инстанции прокурор, должностное положение которого строго определено законом (ст. 371  УПК), не является представителем государственного обвинения. Он дает заключение независимо от позиции, занимаемой по тому же делу государственным обвинителем и прокурором, участвовавшим в судебном заседании кассационной инстанции. Нельзя отдавать предпочтение процессуальному значению прокурорского надзора в одной стадии перед другой. Надзор прокуратуры за законностью рассмотрения судами уголовных дел одинаково важен как в суде первой инстанции, так и при кассационной проверке уголовных дел, а также при рассмотрении дел в порядке надзора. Здесь имеет значение лишь объем прокурорской деятельности. Если в суде первой инстанции предметом прокурорского надзора являются все без исключения уголовные дела (по части из них прокурор поддерживает государственное обвинение, остальные проверяются прокурором в кассационный срок), то в суде кассационной инстанции рассматривается лишь часть (около 30%) от рассмотренных в суде первой инстанции (уголовные дела, рассматриваемые по первой инстанции Верховным Судом Российской Федерации, в кассационном порядке не рассматриваются вовсе). В надзорном порядке проверяется небольшая часть от общего числа дел, рассмотренных судами первой инстанции, а пересматриваются судами надзорной инстанции около 10%.

Оставаясь представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением законов, прокурор должен установить правильные взаимоотношения с судом и участниками процесса. Осуществление правосудия только судом, независимость судей и подчинение их только закону ставят суд в руководящее положение относительно всех субъектов уголовного процесса, участвующих в судебном рассмотрении, в том числе и прокурора. Для того, чтобы рассмотрение дела проходило в рамках закона, необходимо установить деловые, строго официальные отношения между судом и прокурором. От прокурора требуется постоянный самоконтроль за всеми своими действиями и высказываниями, чтобы не допустить малейшего отклонения от установленного порядка судебного разбирательства уголовного дела. Прокуроры, участвующие в судах всех инстанций, обязаны строго соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону, неукоснительно выполнять правила судебного разбирательства, быть дисциплинированными и всем своим поведением в судебном заседании проявлять уважение к суду. Распоряжения председательствующего в судебном заседании, а также определения суда о порядке проведения судебного разбирательства обязательны для всех участников процесса, в том числе и для прокурора. За прокурором остается право опротестовывать незаконные распоряжения председательствующего или определения суда.

Судебный процесс, проходящий в условиях гласности, требует от его участников, в особенности от прокурора, поддерживающего обвинение от имени закона и государства, сдержанности подтянутости, корректного и вежливого обращения с каждым, кто проходит перед судом.

Несмотря на рост общей и профессиональной культуры государственного обвинения, до сегодняшнего дня можно еще наблюдать таких прокуроров, которые в судебном процессе ведут себя неправильно, бросают неуместные, а порой бестактные реплики, не соблюдая требований элементарной этики. Иногда можно видеть и такого прокурора, который, произнеся обвинительную речь и считая свою миссию выполненной, демонстративно не слушает защитника. Или слушает, но бросает реплики, выражая тем самым свое отрицательное отношение к сказанному защитником. Речь защитника, какой бы она критической в отношении прокурора ни была, должна быть прокурором выслушана со спокойным  достоинством. Чтобы судебный процесс проходил торжественно и оставлял глубокое впечатление у присутствующих, выполнял воспитательную функцию, требуется строгое соблюдение всего ритуала судопроизводства. Всякого рода поспешность, скороговорки, непродуманные процессуальные действия и неуместные высказывания прокурора должны быть исключены.

Поддержание обвинения прокурором.

Установление в законе весьма важного положения о признании виновным и о применении уголовного наказания только судом делает судебное разбирательство центральной, решающей стадией советского уголовного процесса, а участие прокурора в судебном разбирательстве — одним из важнейших участков его деятельности по надзору за исполнением законности при рассмотрении уголовных дел судами. Участие прокурора в суде является не только важной гарантией постановления судом законного и обоснованного приговора, но вместе с тем одной из форм его деятельности по предупреждению преступлений и пропаганде советского права. Поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности по осуществлению надзора за точным и единообразным исполнением законов в государстве.

Судебная трибуна — это трибуна особого рода, она доступна далеко не каждому прокурорскому работнику. Прокурор должен быть профессионально, а не только теоретически подготовлен к поддержанию государственного обвинения в суде. Прокурор, как государственный обвинитель, формируется не сразу. Для выполнения этой деятельности нужны знания не только законодательства, но и основ риторики, приемов и методов ораторского искусства, нужны широкий кругозор и определенный жизненный опыт. Генеральный прокурор Российской Федерации, полагая, что участие прокурора в качестве государственного обвинителя при рассмотрении судом уголовных дел является одной из гарантий законности в правосудии, в своем приказе № 7 от 11 марта 1992 г. «О задачах органов прокуратуры, вытекающих из Закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации», предлагает подчиненным прокурорам: «Последовательно расширять участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. В условиях  судебно-правовой реформы активное участие в рассмотрении дела считать основным средством воздействия на судебную деятельность, постановление справедливого приговора». Генеральный прокурор предложил Управлению Генеральной прокуратуры Российской Федерации по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам совместно с Министерством юстиции Российской Федерации организовать проведение эксперимента в трех областях России для изучения возможности поддержания прокурорами обвинения по всем уголовным делам. Следует отметить, что проводимый эксперимент дает свои положительные результаты.

 Уголовно-процессуальное законодательство не определяет категорий уголовных дел, по которым участие прокуроров в судебном разбирательстве обязательно. Лишь в отдельных случаях закон предусматривает обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел. Так, если постановлением судьи, вынесенным в стадии предания обвиняемого суду, будет признано необходимым участие прокурора в судебном разбирательстве, это постановление судьи для прокурора обязательно (ст. 228  УПК). С другой стороны, если прокурор, направляя дело в суд, сообщит, что считает необходимым поддержать обвинение (ст. 217 УПК), то судья не вправе отказать ему в этом. Участие прокурора в этом случае в судебном разбирательстве является также обязательным (ст. 228 УПК).

Если судья вынес постановление о слушании дела с участием прокурора, но последний не явился в судебное заседание, суд сообщает об этом вышестоящему прокурору (ст. 251 УПК). Уголовно-процессуальное законодательство таким образом не считает государственное обвинение обязательным условием судебного разбирательства всех без исключения уголовных дел.

Генеральный прокурор СССР в приказе № 79 от 14 октября 1987 г. предлагает прокурорам: «Государственное обвинение необходимо поддерживать по делам,  пи которым участие прокуроров требуется исходя из характера, степени общественной опасности преступления, состояния преступности в городе или районе, сложности или общественного значения дела». Таким образом, прокурору предоставлена самостоятельность в выборе дел, по которым он считает  необходимым поддерживать государственное обвинение. Как правило, прокуроры поддерживают обвинение по делам о несовершеннолетних, о тяжких преступлениях и по делам, рассматриваемым судами на выездных заседаниях. В целом по стране прокуроры поддерживают обвинение по 40% уголовных дел, рассматриваемых судами первой инстанции.

Многие руководители органов прокуратуры республик, краев и областей, исходя из приказа Генерального прокурора СССР № 79 от 14 октября 1987 г., которым прокурорам была предоставлена самостоятельность в выборе уголовных дел для поддерживания по ним государственного обвинения, свели до минимума число уголовных дел, по которым они считают необходимым поддерживать государственное обвинение. В отдельных республиках, краях и областях поддерживается обвинение по 30-35% уголовных дел, тогда как до 1987 г. обвинение поддерживалось в целом по стране по 65% уголовных дел. Последовательная реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве предполагает участие прокуроров в судебном разбирательстве практически каждого уголовного дела. В этой связи в условиях реализации  судебно-правовой  реформы необходимо кардинально изменить отношение прокуроров к поддерживанию государственного обвинения в суде по уголовным делам. В приказе № 20 от 28 мая 1992 г. «Об организации надзора и управления в органах прокуратуры Российской Федерации» Генеральный прокурор Российской Федерации предлагает подчиненным прокурорам: «Принимать участие в рассмотрении дел судами первой инстанции в случаях, предусмотренных законом, приказами и указаниями Генерального прокурора России, а также когда этого требуют общественная значимость или сложность дела».

При организации поддержания государственного обвинения особая роль принадлежит прокурорам республик, краев, областей, городов и районов. Руководители органов прокуратуры, принимая участие в судебном рассмотрении уголовных дел в качестве государственных обвинителей, тем самым подчеркивают высокую степень и процессуальную значимость этой деятельности прокуроров. Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор способствует суду правильно разрешить все вопросы, возникающие в ходе судебного рассмотрения дела, провести судебное следствие полно, объективно и всесторонне, а в конечном итоге постановить законный, обоснованный и справедливый приговор. В этих целях прокурор принимает участие в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, дает заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, предоставляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. Поддерживая государственное обвинение, прокурор вместе с тем охраняет гарантированные права и законные интересы граждан. Мерами судебной защиты нарушенных прав граждан, привлечением виновных к уголовной ответственности прокурор способствует судам в восстановлении нарушенных прав и законных интересов участников процесса.

Успех судебного рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к участию в процессе, от его настойчивости в установлении истины и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов дела. Безупречное знание материалов уголовного дела — непременное требование, предъявляемое к прокурору, поддерживающему государственное обвинение. Тщательное изучение прокурором материалов уголовного дела представляет собою основу качественного поддержания государственного обвинения. Изучение материалов уголовного дела следует организовать таким образом, чтобы прокурор изучил не только основные процессуальные документы, как это часто бывает на практике, но ознакомился со всеми без исключения материалами уголовного дела, в том числе и с теми, которые, на первый взгляд, могут показаться ему второстепенными. На практике, например, сложилось так, что прокурор изучает показания только тех свидетелей, которые включены следователем в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Показания же свидетелей, не включенных в этот список, прокурор, как правило, не изучает. Между тем, может оказаться, что именно эти доказательства будут иметь решающее значение при  доказывании вины или невиновности подсудимого. Допрос таких свидетелей на суде происходит в связи с удовлетворением ходатайств защитника об  этом . Защитник досконально изучил показания этих лиц, а прокурор оказался неподготовленным к их допросу.

 


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв