Понятие превышения пределов необходимой обороны

Хиты: 155 | Рейтинг:

Понятие превышения пределов необходимой обороны

С О Д Е Р Ж А Н И Е

ВВЕДЕНИЕ

 

 

 

3 - 7

ГЛАВА 1.

 

ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ  ПРАВОМЕРНОСТИ                   НЕОБХОДИМОЙ  ОБОРОНЫ

 

7-35

  • 1

 

Понятие  необходимой  обороны

 

7-19

  • 2

 

Условия правомерности необходимой обороны

 

20-35

 

 

а)  Относящиеся  к  посягательству

 

20-33

 

 

1. Общественная  опасность  посягательства

 

21-27

 

 

2. Наличность  посягательства

 

27-30

 

 

3. Действительность  посягательства

 

30-33

 

 

б) Относящиеся  к  защите

 

33-35

 

 

1.Активность отражения общественно  опасного посягательства

 

33-34

 

 

2. Причинение  вреда  посягающему

 

34-35

ГЛАВА 2

 

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕВЫШЕНИЯ ПРЕДЕЛОВ  НЕОБХОДИМОЙ  ОБОРОНЫ

 

35- 51

§1

 

Понятие  превышения пределов необходимой обороны

 

35-45

§2

 

Виды превышения пределов необходимой обороны

 

45-51

ГЛАВА З

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХО­ДИМОЙ ОБОРОНЫ И ИХ ОТЛИЧИЕ ОТ СХОДНЫХ  ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

51-62

§1

 

Убийство и тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение,      причинённое    при  превышении  пределов  необходимой  обороны

 

51-57

§2

 

Отграничение престуллений, совершаемых в состоянии сильного душевного волнения от преступлений, совершаемых   при  превышении  пределов  необходимой  обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего  преступление.

 

57-62

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

 

 

63

В В Е Д Е Н И Е

В 1997 год Россия  вошла с тяжёлым  грузом  проблем. Как  отмечено  в  Послании  Президента  Российской  Федерации  Федеральному  собранию, государственный  аппарат  разъедает  коррупция, власть  слабо  обеспечивает  выполнение  законов  и  указов. «Преступный  мир, по существу, бросил  вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию. Появилось немало хорошо организованных преступных групп со своими мозговыми центрами, исполнителями, «судами», «силовыми подразделениями». Эти преступные структуры расширяют свое влияние...»[1]

В главе второй первого раздела конституции Российской Федерации, предусматривающей права, свободы человека и гражданина сказано, что каждый имеет право на жизнь, достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.[2]

Однако некоторые авторы не без оснований считают, что ситуация сейчас такова, что преступность становится подлинно социальным бедствием, угрожает самим устоям государственности и национальной безопасности, вызывает тревогу всего населения, подрывает у людей веру в способность власти защитить их жизнь и безопасность.[3]

К такому положению привели многие просчёты и ошибки в проведении социальных и экономических реформ, правовой политики. История показывает, что перераспределение власти и собственности всегда порождает волну преступности и насилия. Ещё Карамзин подметил, что долговременные несчастья государственные остервеняют сердца и вредят нравственности людей. Примеров патологической жестокости и насилия не счесть.

Криминологический прогноз, по мнению Генерального прокурора Российской Федерации Ю. Скуратова, не предвещает позитивных перемен в ближайшие годы. Причём официальная статистика не полностью отражает реальное состояние дел (по оценкам учёных и практиков на каждое зарегистрированное преступление два-три незарегистрированных).С учётом такой латентности в России совершается около 10 миллионов преступлений, (а не 2,7 миллиона, как показывает статистика).[4]

Указанное мнение поддерживается и другими авторами. Переход к многоукладной экономике, считают они, имущественное расслоение, разрастание групп и слоёв повышенного социального риска, напор на подрастающее поколение пропаганды насилия, негативных социальных привычек и стандартов поведения, культа богатства любой ценой - открывает в ближайшие годы возможности для стимулирования роста преступности и неблагоприятных изменений её качественных показателей.[5]

Огромную роль в борьбе с преступными посягательства­ми на интересы общества, на интересы граждан играют органы государства: суд, прокуратура, органы милиции, органы государственной бе­зопасности, совершенствованию деятельности которых должно уделяться постоянное внимания. Однако осуществлять борьбу за укрепление правопорядка должны не только правоохранительные органы. Успешное решение этой задачи немыслимо без актив­ного участия других государственных органов, общественных организаций и отдельных граждан. Только в результате их совместных усилий могут быть до­стигнуты успехи в решении этой важной задачи. Причем центр тяжести должен быть перенесен не на ужесточение уголовно-правовых репрессий, а на предупреждение преступлений.

Российский закон предоставляет гражданам России большие права по защите как самих себя, так и любого члена общества от преступных посягательств. Формы участия общественности в борьбе о пре­ступностью весьма разнообразны. Это участие может выразиться и в сообщении органам власти о готовящихся или совершенных преступлениях, а также о тех недостатках в работе государ­ственных учреждений, предприятий и общественных организаций, которые могут способствовать совершению преступлений.

Одним из наиболее эффективных средств борьбы с преступностью, является непосредственное отражение гражданами общественно опасных посягательств, направленных на государственные, общественные и личные интересы. Предоставление любому гражданину права отражать преступное посягательство только тогда дает должный эффект, когда каждый человек будет знать, что он имеет такое право и умеет им пользоваться.

При необходимой обороне действия лица направлены на защиту интересов государства, общественных инте­ресов, личности и её прав от общественно опасного посяга­тельства, поэтому эти действия не представляют общественной опасности, а, наоборот, они являются общественно полезными, так как они защищали законные права и интересы.

Жизнь подтверждает, что наиболее активно в пресечении преступлений и задержании преступников участвуют лица, хорошо знающие законодательство о необходимой обороне.

Правильное применение законодательства о необходимой обороне является важным условием широкого вовлечения населения в борьбу с преступностью.

Однако мы до сих пор встречаемся в ряде случаев с фактами, которые свидетельствуют о том, что в работе следственных и судебных органов ещё допускаются ошибки, когда необоснованно привлекают к уголовной ответственности лиц, действовавших в состоянии необходимой обороны. Такие ошибки могут серьёзно подорвать успех борьбы с общественно опасными элементами, посягающими на государственные и общественные интересы, на жизнь и здоровье граждан.

Необходимая оборона - важнейшее и действенное средст­во в борьбе с преступностью. Но, к сожалению, ещё многие граждане почти ничего не знают или имеют весьма смутное представление о праве на необходимую оборону. Об этом свидетельствуют данные социологических исследований, проведенных в некоторых городах нашей страны. В частности, В. Козак приводит данные социологического исследования, проведенного в г. Саратове. В результате исследований установлено, что 53,9 % опрошенных лиц указали, что им ничего не известно о праве граждан на необходимую оборону: 20,6 % опрошенных заявили, что им мало что-либо известно о необходимой обороне. И только 25,5 % опрошенных указали, что они осведомлены о праве граждан на необходимую оборо­ну. «Между тем, - как справедливо отметил автор, - от осведомленности граждан о существовании института необходимой обороны зависит их активность в участии по пресечению преступных посягательств, которые совершаются в их присут­ствии.»[6]

Чтобы каждый гражданин фактически использовал предоставляемое ему законом право необходимой обороны, чтобы никто не проходил мимо преступления и принимал действенные меры к защите охраняемых законом прав и интересов граждан от общественно опасных посягательств, надо широко пропаган­дировать среди населения закон о необходимой обороне и в следственно - прокурорской и судебной практике обеспечить правильное его толкование и применение.

Придавая большое значение осведомлённости граждан о принятых законах Пленумом Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 года было справедливо указано: «...не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.»[7]

Право необходимой обороны должно быть широко использо­вано для защиты любых охраняемых законом интересов от пре­ступных посягательств. Это право было закреплено в ст. 13 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных рес­публик, и  являлось серьёзной гарантией охраны интересов  государства, прав и интересов граждан от общест­венно опасных посягательств.

Право на необходимую оборону было подчеркнуто в Указе Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 года «06 усилении ответственности за хулиганство.» В ст. 16 Указа сказано: «Действия граждан, направленные на пресечение преступных посягательств и задержание преступника, являются в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных рес­публик правомерными и не влекут уголовной или иной ответ­ственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику.»[8]

Вопросам необходимой обороны постоянно уделяется большое внимание в теории и практике.

Россия подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, в ст.2 первого раздела в которой говорится: «Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишён жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.»

Однако далее конвенция предусматривает право граждан на необходимую оборону, в ней говорится: «Лишение жизни не рассматривается как совершённое в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы, абсолютно необходимой: а) для защиты любого лица от незаконного насилия...»[9]

Статья 13 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривающая право гражданина на необходимую оборону была изменена в 1994 году.

Практические работники, применяя законодательство о необходимой обороне, нередко сталкиваются со значительными трудностями. Поэтому имеют ещё место случаи, когда отдельные суды формально подходят к анализу доказательств при решении вопроса о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны или же допустило превышение её преде­лов.

Такие ошибки не изжиты и до настоящего времени, на наш взгляд допускаются из-за отсутствия у некоторых работников органов следствия, суда и прокуратуры достаточно четкого представления по вопросам, связанным с уголовно - правовой оценкой оборонительных действий.

Подавляющее  число  уголовных  дел, рассмотренных  судами  г. Иркутска  в  период 1990-1995 г.г. с  вынесением  обвинительного  приговора  по  ст. 105, 111  УК РФ, явилось  результатом  перехода  с  основных  (ст.ст. 103, 108 УК РФ - 85%)  или  даже  квалифицированных  (ст. 102 УК РФ - 1%)  составов  преступлений. Стабильное  же  снижение  числа  зарегистрированных  преступлений  и  лиц, их  совершивших  по  ст.ст. 105 и 111  УК РФ  наблюдаемое  в  последние  годы, при  том, что  случаи  оправдания  лица  за  правомерностью  причинённого  им  вреда  практически  единичны  в  судебной  практике, а  случаи  отказа  в  возбуждении  уголовных  дел  со  ссылкой  на  правомерность  действий  обороняющегося  вообще  явление  исключительное, свидетельствует  скорее  о  недостатках  уголовного  законодательства  о  необходимой  обороне, чем  о  его  достоинствах.[10]

По многим вопросам применения законодательства о необходимой обороне, в особенности относящимся к понятию уголовно наказуемого превышения её пределов, в литературе нет единства взглядов.

Принимая во внимание вышеизложенные моменты, мы сочли возможным выбрать тему дипломного сочинения - Понятие превышения пределов необходимой обороны.

ГЛАВА  1 ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ПРАВОМЕРНОСТИ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

§ Понятие необходимой обороны.

В науке советского уголовного права и в российском уголовном законодательстве выделяются определенные деяния, которые с внешней стороны представляются противоправными, однако в силу определенных причин не являются общественно опасными и потому не влекут за собой уголовной ответственности. Одним из таких деяний наше уголовное законодатель­ство признаёт действие, совершённое в состоянии необходимой обороны.

Уголовное законодательство допускает необходимую оборону граждан от преступных посягательств потому, что она направлена против общественно опасных действий и тем самым являлась действием не общественно опасным.

Изучение вопросов необходимой обороны стало особенно актуальным в последнее время. Это связано с практическим осуществлением принятых государством мер по усилению борьбы с преступностью, необходимостью охраны прав граждан.

Впервые в советском уголовном праве определение поня­тия необходимой обороны было дано в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» 1919 года. Однако  статья 15 «Руководящих начал» имела недостатки, вызванные слабой разработкой в то время учения о необходимой обороне в тео­рии советского уголовного права и отсутствием практического опыта по рассмотрению дел соответствующей категории. Не было указано, что действия, представляющие собой акт необ­ходимой обороны, не являются преступлением, а говорилось лишь о их ненаказуемости. Отсутствовало четкое определение круга интересов, которые можно защищать путем причинения вреда нападающему.

В обстановке ожесточенной классовой борьбы, изменения форм и характера преступлений против пролетарского госу­дарства, встала задача дальнейшего укрепления революционной законности, задача обеспечения строжайшего революционного порядка в стране. В.И. Ленин на IX съезде Советов в декабре 1921 года говорил: « Чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, ... тем настоятельнее необходимо выдвинуть твердый лозунг осуществления большей революционной законности...»[11]

Шаг вперед в уточнении понятия необходимой обороны был сделан в УК РСФСР 1922 года. В статье 19 первого совет­ского Уголовного Кодекса устанавливалось, что «не подлежит наказанию уголовно-наказуемое деяние, совершенное при необходимой обороне против посягательства на личность и права обороняющегося или других лиц, если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны.»[12]

Новым в определении было то, что в нём говорилось о защите не только от посягательства на личность, но и от таких действий, которые направлены на нарушение прав обороняющегося и других лиц.

Вместе с тем определение необходимой обороны в УК РСФСР 1922 года имело и некоторые недостатки. В нём, как и в «Руководящих началах» не было указания на допусти­мость обороны против посягательства на государственные и общественные интересы. Конечно это не означало, что зако­нодатель считал неправомерной защиту от посягательств на советский государственный и общественный строй, социалис­тическую собственность и другие коллективные интересы. В соответствии с общими принципами советского уголовного права подобного рода оборонительные действия всегда при­знавались общественно полезными, заслуживающими одобрения и поощрения. Поэтому не совсем точным, на наш взгляд, является встречающееся в литературе утверждение о том, что «Руководящие начала» и УК 1922 года ограничивали область необходимой обороны лишь защитой индивидуальных интересов.[13]

Правильнее будет сказать, что в названных уголовно-правовых актах отсутствовало прямое указание на допустимость обороны против преступных посягательств на коллек­тивные интересы.

Вторым недостатком определения необходимой обороны в УК 1922 года явилось то, что в нём правомерные оборонитель­ные действия назывались « не подлежащими наказанию уголовное наказуемыми деяниями». Такая неудачная формулировка, ра­зумеется, не содействовала правильной политической и юридической оценке действий, вызванных необходимостью отраже­ния преступных посягательств на обществен­ные отношения.

По мере развития теории уголовного права и накопления опыта судебной деятельности совершенствовалось и законодательное определение понятия необходимой обороны.

Восполняя пробел, имевшийся в ранее  действовавших правовых нормах, статья 9 «0сновных начал уголовного за­конодательства СССР и союзных республик" 1924 года отнесла к правомерной обороне и защиту «против посягательств на советскую власть и революционный  порядок.»

Однако в «Основных началах» понятие необходимой обороны было сформулировано недостаточно четко. Статья 9 ( в редакции Постановления ЦИК СССР от 25 февраля 1927 го­да, в которой она действовала до принятия «Основ уголов­ного законодательства Союза ССР и союзных республик» 1958 года )[14] устанавливала, что меры социальной защиты не применяются вовсе к лицам, совершившим действия, предусмотренные уголовными законами, если судом будет признано, что эти действия совершены лишь в состоянии необходимой обороны против посягательства на советскую власть, либо на личность и права обороняющегося или другого лица, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».[15]

Недостатком этого постановления явилось прежде всего то, что в нём не указывалось, что акт необходимой обороны не является преступлением, а говорилось лишь о его ненаказуемости.

Такая характеристика правомерных защитительных дейст­вий не раскрывала их действительной сущности, их роли в борьбе с преступностью. Она создавала неправильное представление, будто необходимая оборона исключает только наказуемость причинения вреда нападающему, но не наличие в дей­ствиях защищающегося признаков состава преступления. В ст. 9 «Основных начал» не был дан достаточно чёткий перечень интересов, посягательство на которые созда­ёт право необходимой обороны. В них говорилось о правомерности «обороны против посягательства на Советскую власть либо на личность и права обороняющегося или другого лица». Неопределенность формулировки «посягательство на Советскую власть» приводила к слишком узкому её толкованию некоторыми учёными и практическими работниками. Так, на­пример, утверждалось, что «под посягательством на Советскую власть» следует понимать посягательство на представителей власти, советские учреждения или принадлежащие советскому государству предприятия.

Этот взгляд находил отражение и в судебной практике. Отдельные суды склонны были понимать под защитой Советской власти оборону против посягательства  на социалистический государственный и общественный строй. Поэтому они приходили к неправильному выводу, что в иных случаях защита пра­вопорядка от преступных нарушений не охватывалась понятием необходимой обороны.

Недостатком ст.9 Основных начал являлось то, что в них не было раскрыто должным образом само содержание понятия необходимой обороны, не был подчеркнут и её актив­ный характер и не определялось превышение пределов доз­воленной защиты. Решение вопроса о наличии или отсутствии состояния необходимой обороны возлагалось на суды. Такой порядок противоречил нормам уголовно-процессуального права в соответствии, с которым органы расследования, установив, что вред причинен другому лицу в результате необходимой обороны, без превышения её пределов, отказывали в возбуж­дении уголовного дела или прекращали его за отсутствием в действиях защищавшегося состава преступления.

Неправильное понимание положений закона о необходимой обороне, проводившее к судебным ошибкам, ограничивало право граждан на законную защиту. Поэтому Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 23 октября 1956 года « 0 недостатках судебной практики по делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне» проанализировал эти ошибки и дал судам соответствующие руководящие разъяснения.[16]

Данное Постановление содействовало устранению нару­шений законности, а некоторые его положения впоследствии были восприняты новым законодательством о необходимой обороне.

Важное значение для дальнейшего совершенствования института необходимой обороны имели разработка и принятие новых уголовных законов. Проект Основ уголовного законодательства был вынесен на всенародное обсуждение, что позволило учесть мнение широкой обществен­ности при окончательной формулировке ряда положений уголов­ного права. Так, в ст. 13 проекта давалось следующее опре­деление необходимой обороны: «Действия, совершенные в состоянии необходимой обороны от общественно опасного посягательства на интересы Советского государства, социа­листическую собственность, личность и права обороняющегося или другого лица не влекут за собой уголовной ответствен­ности, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны».[17]

Эта формулировка отличалась большей четкостью по сравнению с той, которая давалась в Основных началах 1924 года. Однако, и в ней не были устранены некоторые из от­меченных выше недостатков законодательного определения необходимой обороны. Не указывалось, в частности, что действия, совершённые в состоянии необходимой обороны, не являются преступлением (говорилось лишь, что они не влекут за собой ответственности), не был подчеркнут их активный характер ( не упоминается такой признак необходимой обороны, как причинение вреда нападающему), недо­статочно четко определялся круг интересов, которые можно защищать от преступника, не разъяснялось, что следует понимать под превышением пределов дозволенной защиты.[18]

С учётом предложений, высказанных в процессе обсуж­дения проекта, в «Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик», принятых 25 декабря 1958 года, была помещена, статья 13, в которой было дано законодательное определение необходимой обороны. Принятая Формулировка без изменений была воспроизведена в уголов­ных кодексах союзных республик, принятых в 1959-1961 годах.

Статья 13 УК РСФСР устанавливала, что «не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью кодекса, но совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите интересов Советского государства, общественных интересов, на личность и право обороняющегося  или друго­го лица от общественно опасного посягательства путём причинения посягающему вреда, если при этом не было  допущено превышения пределов необходимой обороны.[19]

А.А. Пионтковский считал, что необходимая оборона есть правомерная защита против посягательства на интересы го­сударства, общественные интересы, на личность и  право обороняющегося или других лиц путём причинения какого - либо вреда нападающему.[20]

Необходимая оборона является лишь субъективным правом граждан на отражение общественно опасного посяга­тельства путём причинения вреда нападающему. Граждане могут использовать это право, но могут и уклониться от его осуществления. Однако при этом, замечает А.А. Пионтковский, в определённой ситуации, например, когда про­исходит нападение на интересы  государства или общественные интересы, или на жизнь либо здоровье других лиц, необходимая оборона может являться моральной обя­занностью граждан, ибо нрав­ственность воспитывает их в духе товарищеской взаимопомощи и заботы о государственных и общественных  интересах.[21]Такого же мнения придерживаются  и Н.И. Паше-Озерский[22], В.Ф. Кириченко[23],  И.И. Слуцкий[24] и другие.

Думается, что  справедливо с такими высказываниями не соглашается Т.Г. Шавгулидзе, который считает, что использование права необходимой обороны нельзя рас­сматривать как моральную обязанность. О необходимой обороне речь идёт лишь тогда, когда правовые интересы защищают­ся путём причинения посягающему вреда, который при иных обстоятельствах вызвал бы уголовное наказание. Если же защита правового блага осуществлена без причинения вреда посягающему, в таком случае не приходится говорить об использовании защищающим права необходимой обороны. Сле­довательно, считать использование права необходимой обороны моральной обязанностью граждан равносильно утвер­ждению, будто у гражданина есть моральная обязанность защищать правовые интересы от посягательства именно путём причинения вреда посягающему.

Совершение соответствующих действий, по мнению профессора Е.А. Фролова, пусть даже внешне и напоминающих преступление, лицом в состоянии необходимой обороны, есть моральный долг каждого гражданина. Однако нельзя исходить из того, что на всех гражданах лежит юридическая обязанность действовать подобным образом, юридической обязан­ностью эти действия  являются лишь для лиц, на которых в силу прямого указания закона или в силу их служебного положения возложены функции по охране общественного по­рядка, борьбе с преступностью, спасению людей или имущества.

Для всех же остальных граждан совершение указанных действий, соединённых зачастую с немалым риском для их собственной жизни и здоровья, является лишь правом, но не обязанностью.[25]


[1] О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации: Послание президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Российская газета. - 1997.-7 марта.

[2] Конституция Российской Федерации. Принята  всенародным  голосованием  12  декабря  1993 г. - М.: Юридическая  литература, 1993.

[3] Главное - охрана конституционных прав и свобод граждан // Законность.-1996.- №3.

[4] Скуратов Ю.И. Роль прокуратуры в укреплении законности и правопорядка // Законность. - 1996. - №12.

[5] Миньковский  Г. Комментарий экспертов «Российской юстиции» // Российская юстиция. -  1996. -  №2.

[6] Козак  В. Что знают граждане о необходимой обороне // Советская юстиция. - 1968. -  №18.

[7] О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации  № 8 от 31 октября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - № 1.

[8] 06 усилении ответственности за хулиганство: Указ Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1966. -  № 80.

[9] Казнить нельзя помиловать // Российская юстиция. - 1996. - № 5.

[10]Звечаровский  И.Э., Пархоменко  С.В. Уголовно-правовые  гарантии  реализации  права  на  необходимую  оборону. - Иркутск,1997. - с. 42-43.

[11] Ленин  В.И. Полное собрание сочинений, т. 44, с.329.

[12] Швеков  Г.В. Первый советский уголовный кодекс. - М.: Высшая школа , 1970.

[13] Трайнин  А.Н. Уголовное право. Общая часть. - М. - 1929. - с. 471.

[14] В дальнейшем Основ.

[15] Постановление ЦИК СССР от 25 февраля 1927 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 - 1952 г. г. - М., 1953. -  с. 219.

[16] 0 недостатках судебной практики по делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1956 г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 - 1963 г. г. - М., 1964. - с. 178 - 185.

[17] «Социалистическая законность», 1958, № 6, с. 9.

[18] Виттенберг  Г.Б. К проекту «Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». Иркутск:  Труды Иркутского государственного университета, т.27, серия юридическая, выпуск 4. - 1958. - с. 84.

[19] Уголовный кодекс РСФСР. - М.: Юридическая  литература, 1987. - с. 21.

[20] Пионтковский  А.А. Курс советского уголовного права. Часть общая. - М.: Наука, 1970. -  с. 346.

[21] См  тамже, с. 349.

[22] Паше - Озерский  Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. -  М., 1962. - с.10.

[23] Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. -  М., 1948. - с. 6.

[24] Слуцкий  И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. - М., 1956. - с. 22.

[25] Под ред. Беляева  Н.А. и  Ковалёва  М.И. Советское уголовное право. Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1977. -  с. 202.

 


Цена: 5.00 RUB
Количество:
Отзыв