НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ИМ 2009

Хиты: 1030 | Рейтинг:

НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ИМ 2009

ВВЕДЕНИЕ

Осуществляя свои субъективные права, субъекты правоотношений должны иметь четкие ориентиры своего поведения, с тем чтобы оно не представляло собой злоупотребление правом. Вместе с тем поиск таких ориентиров крайне сложен, и, возможно, тема злоупотребления правом будет вечной, поскольку не ясно, каким образом определить, что субъект, осуществляя свое субъективное право, переступил ту невидимую границу, за которой он необоснованно причинил вред другим лицам, обществу или государству. Очень трудно соблюсти при этом разумный баланс интересов правообладателя и тех лиц, которые претерпевают определенные неудобства (лишения), связанные с осуществлением субъективного права. Это объясняет то, что проблема злоупотребления правом, зародившись еще в римском праве, традиционно относится к числу актуальных на протяжении долгих лет.

Следует отметить, что гражданско-правовая доктрина богата идеями и взглядами по данной проблеме, которые, однако, не носят единообразного характера и развиваются по большому счету в двух направлениях. Ряд ученых и практикующих юристов предлагает исключить институт злоупотребления правом из законодательства или существенно ограничить возможность его применения. Другие исследователи призывают к более активному его применению и формулированию единообразных условий такого применения. На фоне борьбы противоположных точек зрения проблема злоупотребления правом остается неразрешенной, а любые предлагаемые решения сталкиваются с трудностями теоретического и практического характера.

Основным фундаментальным трудом, ставшим классическим по проблеме злоупотребления правом, в нашей стране является работа В.П. Грибанова "Осуществление и защита гражданских прав" 1972 г. Также следует отметить труды советских цивилистов М.М. Агаркова, М.И. Бару, С.Т. Максименко и др. Однако выработанные советской наукой гражданского права положения требуют переосмысления с учетом произошедших в стране политических и социально-экономических преобразований, а также развития гражданского законодательства. В последние годы проблеме злоупотребления правом уделяется самое пристальное внимание. Следует отметить научные работы, посвященные данной проблеме, А.И. Муранова (1999 г.), Т.С. Яценко (2001 г.), В.И. Емельянова (2001 г.), А.А. Малиновского (2002 г., 2007 г.), О.А. Поротиковой (2002 г., 2007 г.), С.Г. Зайцевой (2003 г.), А.Ю. Белоножкина (2005 г.), Ясера Сулеймана Хассана Мохаммеда (2005 г.), П.А. Избрехта (2005 г.), Н.А. Ковалевой (2005 г.), М.В. Ибрагимовой (2005 г.), А.В. Юдина (2005 г.), Н.А. Дурново (2006 г.), И.В. Советникова (2006 г.), Я.В. Грель (2006 г.), А.И. Приходько (2007 г.), И.А. Тимаевой (2007 г.), А.В. Волкова (2007 г.), С.Д. Радченко (2008 г.), Е.Д. Суворова (2008 г.) и др. Однако ни один вопрос данными авторами не решается единообразно, а степень разработанности проблемы по-прежнему невысока.

Также следует указать на отсутствие ясных норм права, которые бы регулировали вопросы осуществления субъективных гражданских прав и в достаточной мере устанавливали бы запрет на злоупотребление ими. Законодатель указал, что запрещается злоупотребление правом в форме шиканы и в иных формах, однако не указал критериев выявления таких форм. Данное обстоятельство негативно отражается на правоприменительной практике, так как правоприменитель лишен четких законодательных ориентиров.

На страницах этой книги авторы предприняли попытку переосмыслить сложившиеся в науке мнения по данной проблеме. За отправную точку исследования было взято само субъективное право, поскольку любой случай злоупотребления субъективным гражданским правом непосредственно связан с осуществлением последнего. Авторы изложили принципиально новый взгляд на содержание и назначение субъективного права, доказывая ошибочность понимания субъективного права в качестве меры должного, дозволенного или возможного поведения, предложив свести его к правовому статусу субъекта. С позиции нового взгляда на субъективное гражданское право стало возможно снять многие противоречия по всем остальным вопросам, касающимся проблемы злоупотребления правом. В свою очередь, выводы, сделанные в рамках решения проблемы злоупотребления правом, своим обратным воздействием подтвердили правильность нового подхода к определению субъективного права.

В первой главе работы последовательно рассмотрены вопросы становления и развития представлений о злоупотреблении правом. Авторы предприняли попытку обобщить знания по проблеме злоупотребления правом, накопленные римским правом, гражданским правом некоторых зарубежных стран, а также отечественным гражданским правом. Учитывая, что данный вопрос неоднократно становился предметом научного внимания, в работе не приводится весь многочисленный багаж знаний об истории развития понятия "злоупотребление правом", а делается акцент лишь на ключевых моментах. В частности, накопленный исторический опыт оценивается с точки зрения эффективности установления запрета на злоупотребление правом и того, насколько отражены в правовом материале содержание и формы данного правового явления.

Вторая глава книги посвящена ее ключевому месту - исследованию содержания субъективного гражданского права. Авторы оценивают сложившиеся теории субъективного права с точки зрения их приемлемости для существования и реализации института злоупотребления правом. Именно в данной главе по-новому рассмотрены вопросы о сущности и назначении субъективного права, его соотношении с правовой категорией "интерес", что предопределило постановку и рассмотрение последующих вопросов.

В третьей главе книги сквозь призму нового взгляда на субъективное право проводится исследование вопросов, связанных с его осуществлением и пределами этого процесса. Особое внимание обращено к вопросу об осуществлении права в форме бездействия, в связи с чем авторы подробно исследуют введенное в науку понятие "преимущественное правовое положение". Вопросу о пределах осуществления субъективных гражданских прав в монографии уделено самое пристальное внимание, так как доказывается, что именно при нарушении таких пределов и могут встречаться случаи злоупотребления правом. Авторы переосмысливают пределы осуществления субъективных гражданских прав, предложенные профессором В.П. Грибановым, и доказывают их научную и практическую состоятельность. При этом опровергается имеющийся в науке взгляд о тождественности пределов осуществления субъективного гражданского права с пределами его содержания.

Четвертая глава книги содержит сравнительно-правовое описание существующих теорий злоупотребления субъективным гражданским правом. Авторы подробно рассматривают вопрос о месте, которое отведено злоупотреблению правом в механизме гражданско-правового регулирования. При этом анализируются различные точки зрения, высказанные в науке о "праве на жизнь" исследуемого правового института, выявляется его социально-правовое значение и особенности практического применения.

В пятой и шестой главах книги соответственно рассмотрены вопросы о содержании злоупотребления субъективным гражданским правом и о его формах. Исследование этих вопросов также проводится авторами с позиции нового подхода к определению предмета злоупотребления субъективным правом. При этом авторы предприняли попытку выявить структурные элементы и признаки содержания злоупотребления субъективным гражданским правом, установив, что содержание данного правового института включает в себя субъективную и объективную стороны поведения обладателя субъективного права. В свою очередь, анализ структурных элементов содержания позволил провести сравнительно-правовой анализ злоупотребления субъективным гражданским правом со злоупотреблениями в различных отраслях российского права, выявить их сходства и различия.

Вопрос о формах злоупотребления субъективным гражданским правом изучается сквозь призму выявленных структурных элементов содержания данного правового института. При этом выявляется алгоритм образования таких форм, их разновидности. Также рассмотрен вопрос о видах злоупотребления субъективным гражданским правом, учитывая, что понятия "форма" и "вид" не являются тождественными. В работе приведены конкретные практические примеры некоторых форм и видов злоупотребления правом. Отдельное внимание уделено вопросу о способах защиты гражданских прав против форм злоупотребления субъективным гражданским правом.

Каждый поставленный авторами вопрос изучается исходя из выработанных доктриной и практикой положений. По результатам исследования предлагается внести соответствующие законодательные изменения, а также упорядочить судебную практику применения исследуемого правового института.

Безусловно, настоящее исследование не может претендовать на всеохватность, так как многие проблемы не были затронуты, а сделанные в работе выводы не претендуют на абсолютную правильность и требуют проверки на истинность временем. Некоторые аспекты изучаемой проблемы умышленно оставлены без ответа, поскольку требуют самостоятельного комплексного исследования и не укладываются в рамки настоящей монографии.

Мы искренне надеемся, что настоящая работа вызовет интерес и будет полезной любому, кто не безразличен к гражданскому праву.

Глава 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ПРАВОМ

Институт злоупотребления правом не является новым для современного российского законодателя и правоприменителя, а также гражданско-правовой доктрины. Термин "злоупотребление правом" и некоторые способы решения проблемы злоупотребления правом были известны правовой мысли зарубежных стран, а также дореволюционному и советскому гражданскому праву. Поэтому внимание современной теории и практики должно быть обращено к опыту предыдущих исторических поколений, а исследованию злоупотребления правом в гражданском праве Российской Федерации должно предшествовать рассмотрение вопросов о становлении и развитии института злоупотребления правом.

§ 1. Злоупотребление правом в римском праве

Первые упоминания о злоупотреблении правом содержатся в римском праве, которое оказало значительное влияние на становление и формирование данного правового института. Следует отметить, что проблеме злоупотребления правом в недрах частного римского права уделено достаточно внимания в научной литературе. Некоторые авторы, однако, отмечают, что "только уважение к традиции начинать исторический экскурс с его положений вынуждает ученых останавливаться на описании указанных в римских источниках случаев злоупотребления" <1>. Думается, подобные высказывания являются всего лишь попыткой привлечь дополнительное внимание к теме рецепции римского права применительно к проблеме злоупотребления правом. Чрезвычайно сложно найти неосвещенные современными исследователями положения римского права, посвященные вопросам злоупотребления правом.

--------------------------------

<1> Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 97.

Анализ источников римского права указывает на столкновение двух правовых течений. Сторонники первого течения провозглашали принцип безграничной свободы правоосуществления, выраженный в формуле "qui jure suo utitur, nemini fasit injuriam", то есть "кто использует свое право, не ущемляет ничьих прав" <1>. Данный принцип указывал на отсутствие границ правоосуществления. Его суть в том, что "тот, кто имеет какое-либо право, может его осуществлять, невзирая на то, что в результате такого осуществления может возникнуть вред для другого лица" <2>, а ответственность за осуществление права наступить не может <3>.

--------------------------------

<1> См.: Доманжо В.П. Вопрос об ответственности за вред, причиненный при осуществлении права, в проекте нашего Гражданского уложения // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. М., 1915. С. 1.

<2> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001. С. 113.

<3> См.: Годэме Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 327; Дернбург Г. Пандекты. Т. 1. Общая часть. М., 1906. С. 105.

Сторонники второго течения придерживались принципа ограничения осуществления прав (первоначально - в сфере вещных прав, а в последующем - в сфере иных прав) и недопустимости злоупотребления ими, когда "лицо, имеющее право, воспользуется им не для удовлетворения каких-либо своих интересов, а с исключительной целью причинить другому вред" <1>.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Указ. соч. С. 113.

Таким образом, речь шла о запрете шиканы, тогда как содержание иных форм злоупотребления правом римское право не раскрывало. Более того, вопрос о содержании злоупотребления правом и его форм в римском праве вообще не рассматривался, а факты злоупотребления правом выявлялись субъективно, с учетом обстоятельств каждого конкретного случая, а не на основе определенной системы признаков данного явления.

О фактах различных злоупотреблений в римском праве достоверно свидетельствуют источники писаного римского права, под которыми понимаются "нормы, которые исходят от государственной власти, в том числе: законы; повеления сената; эдикты магистратов - преторов, куруальных эдилов, правителей провинции, которые устанавливают нормы права; ответы, консультации юристов и т.д." <1>. В частности, Законом Юстиниана собственникам городских участков в Константинополе было запрещено возводить высокие стены в том случае, если делали они это лишь затем, чтобы лишить других домохозяев морского вида <2>. Местные строительные статуты римских общин защищали интересы соседей от вредоносных построек <3>. Получило широкую известность высказывание римского юриста Цельса о том, что "...не следует оказывать снисхождение злобе, если, например, ты захочешь счистить гипсовые украшения со стен или картины, ничего от этого не получая, но лишь досаждая мне" <4>. Кроме того, в Дигестах упоминается запрет "взыскивать с того, кто, копая на своем участке, отвел источник соседа, но для улучшения своего участка" <5>. По мнению М. Бартошека, в римском праве ограничения права собственности устанавливались исходя из интересов общества, нравственных предписаний, религиозных норм и т.п. <6>.

--------------------------------

<1> Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права: Учебник для вузов. Лекции. М.: Издательство "Зерцало", 2000. С. 269 - 270.

<2> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. Кн. 4. Обязательственное право. СПб., 1899. С. 173.

<3> Подробнее см.: Дернбург Г. Пандекты. Т. 2. Вещное право. СПб., 1905. С. 212.

<4> См.: Дигесты Юстиниана: Избранные фрагменты // Пер. и примеч. И.С. Перетерского. М., 1984. С. 134.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<5> Цит. по: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1996. С. 50.

<6> См.: Бартошек М. Римское право. Понятие, термины, определения. М., 1989. С. 30.

Вопрос о том, выработало ли римское право единые средства для борьбы с проявлениями злоупотребления правом, не нашел единообразного разрешения в гражданско-правовой доктрине. Так, в немецкой юридической литературе 17 века появилось предположение о том, что таких средств не имелось <1>. Другие авторы, напротив, считают, что "злоумышленное причинение вреда" во всех случаях влекло обязанность виновного нести ответственность перед потерпевшим <2>.

--------------------------------

<1> Доманжо В.П. Указ. соч. С. 3.

<2> См.: Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. 4. Отдельные обязательства. СПб., 1912. С. 419; Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 193.

В качестве средств для борьбы с недобросовестным осуществлением права собственности выступали иски. Так, если собственник земельного участка намеренно отводил сток дождевой воды со своего участка на участок соседа, то он отвечал по иску об удержании дождевой воды - actio acquae pluviae arcendae <1>. Также был возможен иск operis novi nuntiatio, цель которого - прекращение работ по возведению соседом сооружения, грозящего причинением вреда истцу <2>. Иск actio doli применялся в случаях умышленного причинения имущественного вреда, например, в случаях, когда кто-либо дозволяет другому заниматься ломкой или гранением камней на своем участке, а когда другой уже сделал к этому определенные приготовления и затраты, отменяет дозволение, то есть осуществляя свое право собственности на земельный участок, намеренно причиняет вред другому лицу. Подобное поведение являлось основанием для возникновения у потерпевшего права требовать возмещения убытков <3>.

--------------------------------

<1> См.: Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1999. С. 384.

<2> См.: Покровский И.А. История римского права. СПб., 1998. С. 343.

<3> См.: Барон Ю. Указ. соч. С. 246.

Среди запретов злоупотребления правом в иных правовых сферах следует отметить следующие. Так, преторским эдиктом была установлена ответственность должника, который с целью причинения вреда своим кредиторам предпринимал уменьшение принадлежащего ему имущества, например, путем передачи прав на это имущество другому лицу, путем отказа от права на это имущество или путем фактического уничтожения вещи <1>. Для защиты от таких действий преторский эдикт предусматривал оказание кредиторам юридической помощи, обеспечивая скорейшее возвращение вещей в конкурсную массу. В качестве ответчика по иску мог выступать не только должник, допустивший шикану, но и приобретатель имущества, знавший о заведомо незаконном отчуждении имущества, который при этом нес ответственность наряду с должником в полном объеме причиненного вреда. Приобретатель имущества, не знавший о заведомо незаконном отчуждении имущества, нес ограниченную ответственность: в размере полученной им от использования имущества выгоды <2>.

--------------------------------

<1> См.: Виндшейд Б. Об обязательствах по римскому праву. СПб., 1875. С. 520.

<2> Там же. С. 521 - 525.

В дополнение к указанным искам широко применялись штрафные иски actiones poenalis, целью которых было наказание причинителя вреда, направленные на возмещение ущерба даже в тех случаях, когда ему не соответствовало обогащение на стороне ответчика <1>.

--------------------------------

<1> См.: Хвостов В.М. Указ. соч. С. 73.

По нашему мнению, средства для борьбы с проявлениями злоупотребления правом были предусмотрены римским правом, но при этом носили частный, а не общий характер, так как применение этих средств каждый раз обусловливалось конкретным случаем злоупотребления правом.

С вопросом о средствах борьбы со злоупотреблением правом тесным образом связан вопрос о том, носит ли недозволенность злоупотребления правом характер общего принципа права, распространявшего свое действие на все сферы частного права. Данный вопрос является дискуссионным. По мнению одних исследователей, римскому праву было известно запрещение шиканы именно в качестве общего принципа, а известные случаи ее допущения, имевшие место в реальной действительности и описанные в Дигестах как источниках права, являлись частным применением указанного принципа <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Барон Ю. Указ. соч.; Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Т. 1. Общая часть. СПб., 1874. С. 306; Яценко Т.С. Шикана как правовая категория в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2001. С. 26.

Ряд других авторов этот принцип отрицает в связи с тем, что недопустимой шикана признавалась только в конкретных случаях, описанных в Дигестах, являясь лишь редким исключением из правила Neminem laedit qui suo jure utitur <1>, ссылаясь на высказывание Гая, в котором, по их мнению, отражается суть понимания римскими юристами пределов осуществления права: "Nullus videtur dolo fakere, qui jure suo utitur", то есть никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом <2>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Том. 1. Часть общая. СПб., 1911. С. 405; Годэме Е. Указ. соч.; Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<2> Цит. по: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1996. С. 50.

Имеющаяся третья точка зрения по данному вопросу, примиряя предыдущие правовые позиции, исходит из того, что указанный принцип был известен римскому праву, однако его действие носило ограниченный характер и замыкалось областью вещных прав, вне которой запрет шиканы являлся лишь случайностью <1>.

--------------------------------

<1> См.: Доманжо В.П. Указ. соч. С. 4.

На наш взгляд, следует очень осторожно делать выводы о степени воздействия римского права на современное состояние законодательства и доктрины. Для начала необходимо преодолеть различия в понятийном аппарате известных правовых систем, различное осмысление одних и тех же правовых явлений, но именуемых по-разному. Думается, римскому праву известно лишь правило о запрете шиканы в конкретно определенных случаях правовой жизни, а общий запрет злоупотребления правом, сформулированный в правовой принцип, в источниках римского права отсутствовал, так как не было выработано ни понятия злоупотребления правом, ни составных элементов его содержания, ни критерия разграничения форм злоупотребления правом, отличных от шиканы, ни единых средств защиты от злоупотребления правом. О проблеме злоупотребления правом мы узнаем не из систематизированных правовых источников, а из разрозненных частных случаев правоприменения, отдельных высказываний римских юристов. В связи с этим задача современного исследователя - систематизировать дошедшие до нас положения, вконструировав их в рамки проводимого исследования той или иной правовой проблемы, в том числе проблемы злоупотребления правом. Точки зрения тех авторов, которые усматривают прямую связь между римским правом и современным гражданским правом в части решения проблемы злоупотребления правом <1>, выглядят чрезмерно прогрессивными и не достаточно аргументированными.

--------------------------------

<1> Так, например, О.А. Поротикова отмечает: "При отсутствии терминов "злоупотребление", "шикана", деяния, их составляющие, были не только знакомы римскому частному праву, но и довольно последовательно регулировались. Постепенно из разрешения отдельных казусов складывалась устойчивая тенденция, основы которой в настоящее время составляют концепцию злоупотребления гражданскими правами" (Поротикова О.А. Указ. соч. С. 106).

§ 2. Злоупотребление правом в гражданском праве зарубежных стран

Под воздействием римского права в 17 - 18 вв. в Западной Европе был сформулирован принцип недопустимости осуществления принадлежащих лицу прав с единственной целью ущемления чужих интересов, а в дальнейшем этот принцип был отражен в гражданском законодательстве зарубежных стран. Термин "злоупотребление правом" в Европе берет истоки в римском праве, но имеет при этом и свои собственные корни, получив закрепление в соответствующих нормативных актах. Положения некоторых таких актов, принятых в Пруссии (Германии), Швейцарии, Франции и некоторых других странах, будут рассмотрены ниже.

А. Злоупотребление правом в гражданском праве Германии.

Прусское Земское уложение 1794 года стало первым законодательным актом, установившим запрет шиканы, попытавшимся дать ее определение, а также оказавшим огромное влияние на дальнейшее развитие данной категории в гражданско-правовой науке. Так, в параграфе 28 данного Уложения специально оговаривались вопросы злоупотребления правомочиями собственности, под которым понималось "такое пользование собственностью, которое по существу своему может иметь исключительно то назначение, чтобы причинить кому-либо неприятность" <1>. В параграфе 37 титула 6 Уложения в качестве злоупотребления правом рассматривалась ситуация, когда лицо "из многих способов правоосуществления... умышленно, с намерением причинить вред ближнему, выбрало способ для последнего вредный". При этом в параграфах 72 и 107 Уложения была установлена ответственность за злоупотребление правом в виде лишения привилегий, использованных во вред государству или гражданам и возмещения причиненного ущерба.

--------------------------------

<1> Цит. по: Доманжо В.П. Указ. соч. С. 6.

Таким образом, для квалификации действий в качестве злоупотребления правом по названному акту необходимо было установить только такой возможный способ осуществления права, цель которого - умышленное причинение вреда другому лицу. Следует согласиться с Т.С. Яценко в том, что речь в данном случае шла исключительно о такой форме злоупотребления правом, как шикана <1>. Именно заслугой немецкой правовой мысли 19 века стало введение в научный оборот самого термина "шикана" как формы злоупотребления правом, происходящего от немецкого слова schikane, которое переводится как "издевательство, каверза, придирка" <2>.

--------------------------------

<1> Яценко Т.С. Указ. соч. С. 29.

<2> См.: Большой немецко-русский словарь. М., 2000. С. 733.

Следует отметить, что содержание иных форм злоупотребления правом в названном Уложении не раскрывалось. Однако безусловным достижением данного акта явилось то, что в нем акцентировалось внимание не только на признаках шиканы, известных еще римскому праву, но и на способе правоосуществления, что свидетельствует о более глубокой характеристике содержания злоупотребления правом. Впрочем, термин "злоупотребление правом" не нашел в Уложении такой конкретизации, которая позволяла бы выявить содержание и формы злоупотребления правом.

Вопрос о включении в Гражданское уложение Германской империи 1896 года нормы о запрете злоупотребления правом решался в ожесточенных дискуссиях. Одни авторы предлагали не включать такую норму в проект данного Уложения, полагая, что это повредило бы прочности правопорядка <1>, другие же, напротив, считали, что недопустимо осуществление права, направленного исключительно на то, чтобы навредить другим <2>.

--------------------------------

<1> См. подробнее: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 114; Гамбаров Ю.С. Указ. соч. С. 405; Доманжо В.П. Указ. соч. С. 8.

<2> См. подробнее: Дернбург Г. Пандекты. Т. 1. Общая часть. М., 1906. С. 106.

Тем не менее последняя правовая позиция сыграла решающую роль при решении данного вопроса, в результате чего в редакции окончательного проекта Уложения, его параграф 887 гласил: "Осуществление права собственности с единственной целью причинить вред третьему лицу является недопустимым". В дальнейшем эта норма была распространена комиссией Рейхстага по рассмотрению проекта Гражданского уложения Германской империи на осуществление любых субъективных прав, что было отражено в параграфе 226 Уложения: "Не допускается осуществление права, если целью такого осуществления может быть только причинение вреда другому" <1>. Примечательно, что исследуемый параграф 226 Уложения является действующим в Германии до настоящего времени.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв