О ПРАВЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИИ 2007

Хиты: 205 | Рейтинг:

О ПРАВЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИИ 2007

ПРЕДИСЛОВИЕ

В Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006 - 2008 гг.), утвержденной распоряжением Правительства РФ от 19 января 2006 г. N 38-р (далее - Программа на среднесрочную перспективу) <*>, отмечается, что без надежной и цивилизованной защиты прав собственности невозможно эффективное использование институтов рыночной экономики. Недостаточный уровень защиты прав собственности затрудняет привлечение инвестиций в экономику и является барьером на пути обеспечения устойчивого и динамичного экономического роста. Основной проблемой в системе защиты прав собственности и исполнения контрактных обязательств является неэффективность правоприменения. Приоритетным направлением развития организаций гражданского общества является модернизация законодательства, регулирующего деятельность некоммерческих организаций, в частности, определение понятия и статуса ресурсного капитала некоммерческой организации, доходы от которого служат источником финансирования уставной деятельности, условий его создания и использования, а также наделение некоммерческих организаций правом получать пожертвования независимо от их организационно-правовой формы. В Программе на среднесрочную перспективу сформулированы принципы, главные направления и механизмы частно-государственного партнерства. Эффективными инструментами взаимодействия государства и бизнеса должны стать создание и функционирование особых экономических зон, формирование и использование Инвестиционного фонда Российской Федерации, реализация принципов и механизмов, предусмотренных Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" <**>. В Плане действий Правительства РФ по реализации положений среднесрочной Программы значительное место уделено подготовке законов и иных нормативных актов по дальнейшему урегулированию и защите права частной собственности как коммерческих, так и некоммерческих организаций, совершенствованию корпоративного управления, взаимодействию государства и бизнеса в приоритетных направлениях.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 589.

<**> СЗ РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3126.

Предлагаемая читателю книга является продолжением исследований автора о праве собственности в России <*>. В настоящей книге внимание будет сосредоточено на праве частной собственности, ее видах и структуре, имуществе коммерческих и некоммерческих организаций, управлении частной собственностью. Специально будут рассмотрены новые организационно-правовые формы удовлетворения жилищных потребностей граждан в свете Жилищного кодекса РФ, а также права участников (членов) коммерческих организаций на долю в их имуществе.

--------------------------------

<*> См.: Андреев В.К. Право государственной собственности в России. М., 2004.

Глава 1. ПОНЯТИЕ ПРАВА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Просчеты в правовом регулировании права частной собственности

Назначение юридической науки состоит в выявлении объективных закономерностей, присущих социально-экономической действительности. Нормы права обязаны обладать, по крайней мере, двумя критериями: во-первых, отражать наиболее часто встречающиеся отношения, складывающиеся между людьми; во-вторых, нормы права должны быть построены таким образом, чтобы стимулировать поведение людей в заданном направлении под угрозой наступления ответственности в случае их неисполнения.

Юридическое нормирование отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, осуществляется с помощью различного законодательства, кодексов. Конституция РФ, определяя права и свободы человека и гражданина, не затрагивает права и обязанности юридических лиц. Соответственно право частной собственности юридических лиц конституционными нормами не урегулировано. Такой вывод можно сделать уже из одного названия главы 2 Конституции РФ "Права и свободы человека и гражданина". Содержание ст. 35 Конституции РФ также свидетельствует об этом: "Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами". Эта конституционная норма не содержит в себе право частной собственности юридического лица. Данный пробел восполняется отраслевым - гражданским и земельным законодательством. А значит, предоставляется возможность в отраслевом законодательстве по-разному трактовать владение, пользование и распоряжение имуществом "совместно с другими лицами". В Гражданском кодексе РФ (далее - ГК РФ) закреплена концепция права частной собственности юридического лица. В Земельном кодексе РФ (далее - ЗК РФ) в понятие участника земельных отношений включаются собственники земельных участков, обладатели сервитута (ст. 5 ЗК РФ).

Из-за отсутствия научных обоснований правового регулирования сложных, многоуровневых отношений собственности законодатель нередко использует двойное, даже тройное нормирование одних и тех же сторон поведения людей при осуществлении экономической деятельности. В результате этого возникают противоречия между нормами гражданского, земельного, бюджетного и налогового законодательства, которые наиболее ярко проявляются в судебной практике. Суд должен в таких случаях применить надлежащую норму права, независимо от ее отраслевой принадлежности. Таким образом, деление права (законодательства) на отрасли объективно вызывает трудности правоприменения, однако без такого деления, в определенной степени условного, изучение, исследование и применение правовых норм невозможно. Задача юридической науки - наиболее точно определить границы отраслевого регулирования.

Научные дискуссии должны проводиться с учетом многообразия граней изучаемых правовых явлений, поскольку не все общественные отношения могут подвергаться правовому регулированию, равно как и не все факты экономической действительности подвергаются именно тому юридическому нормированию, которое вытекает из сущности регулируемых связей и интересов личности и общества. Истинность и эффективность правового регулирования того или иного круга общественных отношений можно установить лишь в процессе применения соответствующих норм права и достижения результата, на который рассчитывал законодатель.

Кодексы и другие основополагающие законы обозначают общую схему правового регулирования, четко не определяя границы сферы действия соответствующего законодательства, не решая вопросы применения норм права, которые не соответствуют им. Конституционный Суд Российской Федерации, на наш взгляд, должен не только проверять "конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле" (п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" <*>), но и предопределять сферы действия тех или иных кодексов и иных основополагающих законов. В этих случаях Конституционный Суд не признает отдельные положения кодексов неконституционными, а дает свое толкование по запросу Верховного Суда Российской Федерации или Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Несмотря на то что это толкование не является обязательным для указанных Судов, такие рекомендации Конституционного Суда занимают не последнее место в правовом регулировании многослойных общественных отношений.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447 (с послед. изм.).

Юридическая наука выдвигает теоретические положения на основе анализа и синтеза норм действующего законодательства и перспектив его развития на протяжении определенно взятого социально-экономического строя, при этом исторический метод познания в этом временном периоде определяющего значения не имеет. Вообще этот метод исследования используется в науке на опыте всей истории теории государства и права. Разве можно основывать современные взгляды по праву собственности на трудах С.Н. Братуся, А.В. Венедиктова, О.С. Иоффе, А.В. Карасса и других авторов, в основе которых лежали положения Конституции СССР о ведущей роли государственной (общенародной) собственности? Статья 8 Конституции РФ признает и защищает в равной степени все формы собственности, в том числе и частную, о которой не могло быть речи при советском строе. Не могут служить подспорьем при исследовании форм собственности в современной России и суждения юристов дореволюционной России, поскольку законодательство тех времен не было в достаточной степени развито и отражало совершенно иное состояние социально-экономического строя. В отраслевых правовых науках исторический метод познания незаменим в рамках исследования определенного этапа (этапов). Достижения теоретиков-юристов прошлых веков и десятилетий следует использовать, прибегая к системному методу. Обращаясь к трудам римских и средневековых юристов, ученых XIX - XX вв., можно построить систему взглядов на те или иные правовые институты, применяя наработанные юридические конструкции. Однако различные теории, например, о юридическом лице малопригодны при разрешении коллизий, которые выявляются при регулировании однородных отношений разными отраслями современного законодательства. При помощи исторического метода познания возможно лишь описывать те или иные юридические явления определенного времени. Системный же метод исследования позволяет установить общие закономерности явлений, присущие им вне зависимости от временных пределов и содержащие развитие юридических институтов от простейшего к сложному, от поверхностных характеристик к глубинным. В период упразднения советских отношений права собственности нами было предложено несколько вариантов использования ростков частной собственности работников государственных предприятий для формирования переходных состояний из права общенародной собственности в трудовую частную собственность российских граждан <*>.

--------------------------------

<*> См.: Перестройка отношений собственности: правовые проблемы // Советское государство и право. 1990. N 3. С. 106 - 111; Метаморфозы права собственности в России и СССР (1917 - 1992) // Государство и право. 1993. N 3. С. 40 - 48; Право собственности в России. М., 1993.

Изменение социально-экономического строя общества характеризуется, как правило, изменением соотношения между государственной и частной собственностью. Преобразование отношений собственности в СССР состояло в появлении неизвестных прежнему общественно-политическому строю форм собственности - частной, колхозно-кооперативной, муниципальной, собственности общественных организаций и т.п. Большевикам потребовалось восемь лет, чтобы разрушить частную собственность в промышленности, и тринадцать лет, чтобы ликвидировать ее в сельском хозяйстве <*>. Но частную собственность как материальную вещь нельзя уничтожить, можно лишь изменить общественное отношение, возникающее по поводу использования имущества при осуществлении экономической деятельности. Национализация, осуществляемая в масштабе общества, всегда носит насильственный характер.

--------------------------------

<*> См.: Известия. 1992. 4 августа.

Конституция СССР 1977 г. предусматривала, что основу экономической системы социализма составляет государственная (общенародная) и колхозно-кооперативная собственность. Экономика СССР была единым народнохозяйственным комплексом, охватывающим все общественные звенья производства, распределения и обращения. В качестве элемента политической системы социализма в Основном Законе СССР фигурировал трудовой коллектив. Реализуя эту конституционную идею в Законе СССР от 17 июня 1983 г. "О трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями, учреждениями, организациями" <1> и в Законе СССР от 30 июня 1987 г. "О государственном предприятии (объединении)" <2>, законодатель предоставил трудовым коллективам значительные полномочия по распоряжению прибылью, заработанной государственными предприятиями. Законодательные положения дали основание ученым говорить о собственности трудового коллектива или о признании предприятий хозрасчетными собственниками закрепленных за ними материальных ценностей <3>. В тот же период (1988 г.) были приняты Закон СССР "О кооперативах", который позволил с использованием государственной собственности приобретать в личную собственность граждан имущество, созданное в процессе деятельности кооперативов, и Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде <4>.

--------------------------------

<1> Ведомости ВС СССР. 1983. N 25. Ст. 382.

<2> Ведомости ВС СССР. 1987. N 26. Ст. 385.

<3> См.: Мозолин В.П. Право собственности в условиях совершенствования социализма. М., 1989. С. 6 - 7; Андреев В.К. Предприятие и формы собственности // Предприятие: внутренняя и внешняя хозяйственная деятельность. М., 1991. С. 13 - 23.

<4> Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. N 25. Ст. 481.

Таким образом, в недрах государственной социалистической собственности законами были предусмотрены положения, направленные на проявление частной инициативы граждан в присвоении имущества государственного или кооперативного предприятия. Неслучайно в экономической литературе отмечалось, что в стране были созданы правовые предпосылки для постепенного перехода к рыночным отношениям, к возможности для подавляющего числа трудящихся улучшить благосостояние за счет своего труда, а не путем сомнительных сделок по приватизации с использованием приватизационных чеков и дутых пирамид <*>. Что же произошло на деле? Полное отчуждение трудящихся от средств производства, которые стали частными! При приватизации трудовой коллектив государственного (муниципального) предприятия целиком исключается из управления имуществом, а право полного хозяйственного ведения, которое юридически приравнивалось к праву собственности, трансформировалось в частную собственность коммерческой организации. Зачатки частной трудовой собственности были загублены вопреки основополагающему принципу рыночного хозяйства, что именно "труд порождает собственность работника на его результат" <**>. Природа права участника на долю в имуществе хозяйственного общества или на пай члена производственного или потребительского кооператива дискуссионна. Она далеко не исчерпывается характеристикой ст. 48 ГК РФ, что участники хозяйственных товариществ и обществ, производственных и потребительских кооперативов имеют обязательственные права к соответствующим юридическим лицам, но об этом - позже.

--------------------------------

<*> См.: Капелюшников Р.И. Меркантилизм как высшая стадия либерализма? // Мировая экономика и международные отношения. 1992. N 9. С. 68 - 69.

<**> Фабрициус Ф. Положение рабочего в системе рыночного хозяйства и общепризнанных прав человека // Государство и право. 1992. N 8. С. 143 - 153.

Преувеличенное значение гражданского права в начале 90-х гг. привело к неограниченному распространению товарно-денежных начал во всех сферах экономической деятельности, к утрате роли государства как регулятора предпринимательской деятельности, как собственника ключевых имущественных объектов и природных богатств, обеспечивающих защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, безопасность народа в целом.

ГК РФ, задуманный как всеобщий регулятор экономической деятельности, оказался не согласованным не только с Конституцией РФ, но и принятой в дальнейшем частью четвертой ГК РФ <*>. Конституция РФ не содержит понятия имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений. В ней говорится о свободе экономической деятельности (ст. 8), о предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Пункт "о" ст. 71 Конституции РФ предусматривает, что правовое регулирование интеллектуальной собственности является самостоятельным видом законодательства, отдельным от гражданского. Включение положений об интеллектуальной собственности в ст. 2, 128, 138 ГК РФ противоречит указанной норме Конституции РФ, не говоря уж о том, что само их наличие в отдельных статьях вызывает недоумение в свете принятия части четвертой ГК РФ.

--------------------------------

<*> Российская газета. 2006. N 289. Вводится в действие с 1 января 2008 г. (см. Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ).

При принятии части первой ГК РФ уже была заложена основа для противоречий с ЗК РФ. Статья 72 (п. "в" ч. 1) Конституции РФ предусматривает, что вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ и должны регулироваться специальными законами. Естественно, что законодатель до введения в действие ЗК РФ <*> не вводил в действие главу 17 ГК РФ "Право собственности и другие вещные права на землю". На наш взгляд, в связи с принятием ЗК РФ наличие в ГК РФ подобной главы уже не вызывается необходимостью, достаточно п. 3 ст. 129 ГК РФ, который предусматривает, что оборот земли и других природных ресурсов допускается в соответствии с законами о земле и других природных ресурсах.

--------------------------------

<*> ЗК РФ введен в действие 30 октября 2001 г.

Руководитель группы разработчиков ГК РФ А.Л. Маковский оправдывает недостатки ГК РФ тем, что он является наиболее сложным законом среди кодексов страны, представляя собой систему, в которой сбалансировано соотношение норм частных с нормами более общими. В ГК РФ по степени обобщения можно различить до семи-восьми ступеней правил. Тем не менее даже такой широкий охват не позволил избежать пробелов и ошибок в ГК РФ. Более того, почти все законы, изданные в развитие Кодекса, содержат статьи, не соответствующие или даже противоречащие ему.

В отличие от французского торгового кодекса, ГК РФ регулирует предпринимательскую деятельность, что намного усложняет создание тех норм, которые являются общими как для коммерческих, так и для потребительских отношений <*>. Подобный подход к правовому регулированию экономической деятельности приводит к неоднозначному толкованию норм ГК РФ и иных кодексов. В этих условиях необоснованно преувеличена роль судебной практики и постановлений Конституционного Суда РФ <**>. Ошибки, заложенные в Общей части ГК РФ, дублируются и в отдельных федеральных законах. Так, в Федеральном законе от 7 августа 2001 г. N 119-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (далее - Закон об аудите) <***> предусмотрено, что аудиторская деятельность осуществляется в соответствии с этим Законом и иными федеральными законами, принятыми в соответствии с ним. При этом особо подчеркивается, что нормы об аудиторской деятельности, содержащиеся в других федеральных законах, должны соответствовать базовому Закону об аудите. Не понятно, почему один федеральный закон имеет приоритет перед другим? Подобное регулирование берет начало от абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ, где сказано, что "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу". Данная норма противоречит ст. 6 ГК РФ, в которой предусматривается определение прав и обязанностей сторон исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. Все это убеждает в том, что разработчики ГК РФ, пользуясь существовавшим в то время безраздельным господством либеральных начал в экономике, заложили в него значительно усложняющее применение норм ГК РФ, предусмотрев в нем Общую часть.

--------------------------------

<*> См.: Маковский А.Л. Code Civil Франции и кодификация гражданского права в России (связи в прошлом, проблемы влияния и совершенствования) // Вестник ВАС РФ. 2005. N 2. С. 146, 147, 148.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.К. Андреева "Можно ли Гражданский кодекс Российской Федерации назвать экономической конституцией? (Размышления о законотворчестве в области экономики)" включена в информационный банк согласно публикации - "Российский судья", 2003, N 8.

<**> См.: Андреев В.К. Можно ли Гражданский кодекс Российской Федерации назвать экономической конституцией. Размышления о законодательстве в области экономики // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 3. М., 2003. Т. 1. С. 587 - 596.

<***> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3422.

Рассмотрим поставленную проблему применительно к теме, избранной в исследовании. Особенную часть ГК РФ открывает разд. II "Право собственности и другие вещные права" (ст. 209 - 306 ГК РФ). Разработчики ГК РФ объясняли его построение по пандектной системе тем, что в Общей части Кодекса содержатся нормы, которые характерны для всех или большинства институтов Особенной же части. Анализ норм Общей части ГК РФ показывает, что упоминание о праве собственности имеется только в главе 4 "Юридические лица" (ст. 48, 56, 66, 109, 113, 117, 118). При этом понятие "право собственности" в них не разъясняется. Более того, виды права частной собственности перечисляются в ст. 213 ГК РФ. Следовательно, положения Общей части к праву собственности не применимы.

В самом разд. "Общие положения" выделен подразд. "Основные положения". Спрашивается, зачем такой уровень обобщения в пределах Общей части, если в главе 1 "Гражданское законодательство" содержатся основные начала гражданского законодательства, которые охватывают не только нормы права в обычном понимании, но и правила поведения, регулируемые соглашением сторон, обычаями делового оборота и иными предъявляемыми требованиями.

В качестве основного положения в главу 2 "Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав" ГК РФ включена ст. 15 "Возмещение убытков". Тогда как эти вопросы регулируются и более детально ст. 303. Согласно данной статье, расположенной в разд. II, при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, а владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество. Понятия "доходы" и "расходы", закрепленные ст. 303 ГК РФ, являются самостоятельными и не нуждаются в дополнительном применении ст. 15 ГК РФ. По этим соображениям следовало бы норму о возмещении убытков оставить в Общей части обязательственного права, как было в ранее действовавшем ГК РСФСР.

В главе 2 разд. I ГК РФ содержится ст. 8. Подпунктом 4 п. 1 данной статьи предусмотрено, что гражданские права и обязанности возникают в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом. Тогда как в разд. II ГК РФ имеются специальные главы 14 "Приобретение права собственности" и 15 "Прекращение права собственности", т.е. основания возникновения гражданских прав и обязанностей не охватывают особенности приобретения и прекращения права собственности, которые на самом деле включают не только право владения, пользования и распоряжения принадлежащим собственнику имуществом, но и его обязанности не нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц. Кроме того, ст. 8 ГК РФ не содержит основания прекращения гражданских прав и обязанностей. Сама по себе названная статья не предусматривает единства прав и обязанностей, что означает невозможность их объединения в единое отношение, возникающее при осуществлении экономической и иной деятельности.

Содержание отмеченных статей ГК РФ позволяет закрепить ранее приведенный вывод, что к праву собственности Общая часть ГК РФ не имеет прямого отношения, за исключением упоминания о нем лишь в самом общем виде в некоторых статьях.

Итак, право собственности является самостоятельным законодательным массивом, который предопределяет возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей в результате экономической деятельности. Было бы целесообразно разработать и принять федеральный закон о собственности. Мы поговорим об объектах и целях такого закона в дальнейшем.

* * *

Конституция РФ установила баланс между отраслями законодательства, находящимися в ведении Российской Федерации и в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ. Российское законодательство в настоящее время - сложнейший многоуровневый конгломерат массивов, отраслей, подотраслей и институтов права. Опережающее по сравнению с другими кодексами и основополагающими законами принятие ГК РФ по традиционной схеме Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. N 2211-1 <*> и советских гражданских кодексов, без учета при его принятии таких базовых отраслей права, как налоговое, бюджетное, земельное, тесно соприкасающихся с нормами гражданского законодательства, привело к противоречивым позициям при правоприменении и в судебной практике. Сам по себе ГК РФ представляет лабиринт, где сбалансирование норм частных с нормами более общими часто не позволяет найти ту исходную норму, которая должна быть применена в данном случае. Проанализировав "оторванность" разд. I от разд. II, мы установили, что разд. II имеет свое самообъясняющее значение и необходимый набор способов приобретения и прекращения права собственности и других вещных прав, их защиты. В связи с принятием ЗК РФ необходимость в главе 17 ГК РФ, регулирующей аналогичные отношения, практически отпадает. В ГК РФ праву собственности граждан и юридических лиц посвящена ст. 213. В федеральных законах о коммерческих и некоммерческих организациях (за исключением Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" <**> (далее - Закон об общественных объединениях)) отсутствуют главы, разделы о праве собственности этих организаций. При таком лапидарном отношении законодателя к праву частной собственности можно ли говорить о всесторонней и полной защите данного права?

--------------------------------

<*> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733 (с послед. изм.).

<**> СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930 (с послед. изм.).

§ 2. Признаки права собственности

Юриспруденция наделяет человека правами и обязанностями. Права и пределы их осуществления, ответственность за неисполнение обязанностей предусматриваются законом для нормирования общественных отношений, возникающих при осуществлении экономической деятельности. Поэтому не может быть признана обоснованной позиция А.А. Рубанова, который утверждал, что законодательная конструкция собственности, изначально лишенная внутренней логики вследствие использования законом понятий собственности как явления, отличного от вещи, как по своей сущности тождественного с предметами материального мира, должна быть отвергнута. По мнению автора, конструкция собственности, закрепленная в конституциях СССР, составляет правовые положения о собственности, а не о праве собственности. От подобного регулирования необходимо отказаться, сохранив в законе юридическое понятие собственности <*>. Непонятно, почему в законе нельзя регулировать собственность как основу социально-экономического строя. Критически следует относиться и к утверждению А.А. Рубанова о том, что описание категории собственности путем познания юридических положений несовместимо с задачей объективного научного изучения реальных отношений собственности. Выходит, что можно регулировать только право собственности и нельзя регулировать саму собственность. Представляется, что именно здесь обнаруживается методологическая ошибка возникновения грани между собственностью как вещью и общественным отношением, возникающим в связи с обладанием ею. Не следует делать главный акцент на обусловленности правовых явлений социально-экономическими условиями. Нормы права становятся критерием истинности познания фактов социально-экономической действительности. Только закон, совершенный в юридико-техническом смысле, адекватно формулирует в нормах права экономически верную модель поведения участников рыночных отношений, ликвидирует искусственно созданный разрыв между действующим законодательством и социальной средой его применения.

--------------------------------

<*> См. подробнее: Рубанов А.А. Эволюция законодательной конструкции собственности: основные тенденции // Советское государство и право. 1989. N 8. С. 118 - 126.

К.И. Скловский считает, что "право собственности непосредственно не отражает экономических отношений собственности, даже если последние и существуют" <*>. Он полагает, что само определение права собственности, так же как и определение права собственности перечислением правомочий собственника, есть ограничение права <**>. В то же время он заявляет, что в праве собственности в наиболее концентрированной форме выражены свойства лица. Подмена права собственности пониманием собственности как идеального продолжения личности в вещах не позволяет К.И. Скловскому удерживаться и на правовых позициях при решении проблемы о формах собственности. Форма собственности не имеет собственного содержания, она проявляется в субъектах как способ определения принадлежности имущества тому или иному субъекту.

--------------------------------

<*> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 159.

<**> См. там же. С. 125.

В.П. Павлов считает, что право в субъективном смысле отнесено законодателем к жизненным благам, существенные признаки собственности следует искать в личных свойствах ее носителя и определять ее как совокупность приемов и способов (навыков) действий конкретного лица с вещами, определенными родовыми признаками. Собственность автору представляется личностной характеристикой наряду с такими неотъемлемыми свойствами лица, как жизнь, имя, честь и др. Правовому воздействию подлежит не сама собственность, а ее проявления в виде действий собственника с конкретной вещью. Выходит, что проявление собственности есть не что иное, как фактические действия собственника с имуществом, урегулированные нормами права. Они называются В.П. Павловым имущественными состояниями. 

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв