ОБЯЗАТЕЛЬСТВО И ОСЛОЖНЕНИЯ ЕГО СТРУКТУРЫ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ 2010

Хиты: 606 | Рейтинг:

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО И ОСЛОЖНЕНИЯ ЕГО СТРУКТУРЫ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ 2010

Глава 1. ПОНЯТИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

1.1. Эволюция обязательства

Обязательство является наряду с правом собственности одной из основных юридических категорий. Если собственник может удовлетворить свои потребности сам, то только с помощью обязательственного права лицо может достичь желаемого материального блага, не принадлежащего ему. Понять суть обязательства трудно, не проанализировав его экономическое назначение, поскольку в современном праве множественные наслоения фикций и презумпций порой очень сильно скрывают его истинную природу.

По поводу происхождения обязательства в литературе существует две теории: договорная и деликтная. Суть первой заключается в том, что обязательство является порождением соглашений и обязательственное право выросло именно из договоров. Многочисленные представители деликтной теории считают, что обязательство в современном виде раньше появилось из правонарушения (деликта). Древний быт якобы не знал ни товарообмена, ни договора, ни обязательства. В свое время довольно подробно описал этот процесс И.А. Покровский. Он был убежденным сторонником деликтной теории и указывал, что договор как самостоятельный источник обязательств появляется значительно позднее <1>. В наше время достаточно обстоятельно исследовал этот вопрос В.А. Белов, который сделал, по сути, верный вывод, что деликтная теория не может предложить достойные ответы на вопрос, почему римский закон и сочинения юристов говорят о применении мер мести именно к должнику, а не делинквенту <2>. Значит, долг мог возникнуть раньше из какого-то обстоятельства. Получается, что должник уже что-то нарушил. Что, если не обязательство? В самом деле, трудно найти истину в этом вопросе, однако здравый смысл позволяет предположить, что обязательства в приближенном к современному понятию могли возникать параллельно, как из деликтов, так и из сделок. Следует учитывать также, что обязательство, будучи юридическим явлением, появляется с возникновением права, а оно, как известно, присуще обществам с довольно широким разделением труда. Нет сомнения, что в таком обществе имели место и сделки, и деликты. При этом следует учитывать, что и в доправовом, догосударственном обществе были нормы-обычаи, регулирующие отношения его членов <3>, очевидно, среди них были и такие, которые устанавливали связи долженствования, сходные с обязательственными.

--------------------------------

<1> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 236.

<2> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 655.

<3> О доправовом регулировании см.: Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 2001. Гл. 1.

Достаточно подробно писал о развитии обязательственного права Г.Ф. Шершеневич <1>. Он также указывал на то, что в начальную пору своего появления оно мало отличалось от вещных. Профессор объяснял это не только патриархальным, натуральным складом хозяйства, но и отсутствием у большинства ясного представления о свободе личности и имущественной обеспеченности. "Первоначальное обязательственное отношение устанавливает права не на действие со стороны должника, а на лицо должника, если и не такое полное, как в отношении к рабу, то, во всяком случае, весьма близкое". Собственно, история показывает только то, что на раннем этапе развития общества и права обязательство носило достаточно личный характер. Как отмечал А.Г. Гусаков, кредитор распоряжался должником, как и всяким другим предметом, принадлежащим ему на праве собственности <2>. В этом смысле разница между правом обязательственным и правом вещным была невелика. Я.А. Канторович писал: "На низшей ступени развития юридического быта обязательство представляло собою господство над личностью должника, подобно тому, как право собственности представляло собою господство над вещью" <3>. На это обращал внимание и М.М. Агарков. "В древнейшем римском праве, - писал он, - обязательство тесно примыкало к вещному праву и представляло собой в потенции вещно-правовую зависимость личности должника и его имущества в целом. Эта потенциальная зависимость прекращалась в случае совершения определенного действия (платежа) либо превращалась в актуальную зависимость в случае неисправности должника (неплатежа)" <4>.

--------------------------------

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2005. Т. 2. С. 17.

<2> См.: Гусаков А.Г. Деликты и договоры как источники обязательств в системе цивильного права Древнего Рима. М., 1986. С. 67.

<3> Канторович Я.А. Основные идеи гражданского права. Харьков, 1928. С. 42.

<4> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 172.

Личный характер обязательства порождал личную ответственность, поэтому последствием неисполнения обещанного часто становилось наложение руки на провинившегося должника (mancipacio), обращение его или подвластных ему лиц в рабство либо продажа на торгах. Как известно, Законы 12 таблиц не исключали и возможности расчленения тела должника между всеми его кредиторами. Г.Ф. Шершеневич приводит примеры из актов древнего права и Норвегии, и Германии, и Руси <1>. Везде нормы были сходными: должник отвечал личностью и при несостоятельности мог быть передан для отработки долгов, т.е. становился наймитом - полусвободным человеком. А при малейшей провинности мог стать и рабом - обельным холопом.

--------------------------------

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 16 - 18. Подобные нормы были и в актах Древнего Востока. Например, в Законах Хаммурапи содержится ряд правил, согласно которым кредитор мог получить до отработки долга заложников, в качестве которых могли быть жена и дети должника (§ 113 - 119). См.: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: В 2 т. / Отв. ред. Н.А. Крашенинников. Сост. О.Л. Лысенко, Е.Н. Трикоз. М., 2004. Т. 1: Древний мир и Средние века. С. 30 - 31.

Обратим внимание еще на один аспект. Как известно, в древности практически у всех народов действовал принцип мести (око за око, кровь за кровь). Но на определенном этапе развития, когда становится очевидным вредное воздействие мести на общественную жизнь, государство запретило месть, заменив ее на частный штраф (виру, вергельд), нормы о котором есть во многих древних источниках права, в частности в Русской правде <1>. Кроме того, Судебник Иоанна IV ввел запрет на превращение должника в раба. Вопреки устоявшемуся обычаю превращать несостоятельных должников в рабов законодатель дозволил лишь выдавать их кредитору до отработки долга. В XVII в. постепенно вырабатывается идея имущественной ответственности должника <2>.

--------------------------------

<1> См.: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV века / пер. М.Н. Тихомирова. М., 1960. А также см.: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до 1861 г. / Сост. П.П. Епифанов и О.П. Епифанова. М., 1987.

<2> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 16 - 17.

Очевидно, в этом следует искать основные переломные моменты в эволюции обязательства. Если ответственность привязывается к имуществу и отрывается от личности, тогда можно говорить, что появилось обязательство в современном виде. При этом не будут особого значения иметь основания его возникновения.

Итак, исторически обязательство с самого начала выступает формой личного взаимодействия одного субъекта права с другим. Положения старого римского права гласили, что возникшее однажды для кого-либо право требования обычно не переходит к другому, за исключением перехода к наследнику (Ульпиан). Обязательство, возникшее между двумя субъектами, в процессе всего времени своего существования развивалось исключительно между данными лицами. Невозможно было вступление в обязательство через представителя <1>. Считались недопустимыми передача прав требования, перевод долга, возложение какой-либо обязанности на третье лицо, не участвовавшее в заключении договора <2>. Единственным, признанным всеми юристами исключением из этого правила был случай перевода прав наследодателя к своему наследнику. Однако, по выражению Гая, "сделка не могла брать свое начало от лица наследника" (Гай. 3. 158).

--------------------------------

<1> См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1960. С. 170.

<2> См.: Медведев С.Н. Римское частное право. Ставрополь, 2007. С. 101.

Невозможность появления в обязательстве еще одного субъекта, влияющего на чужое правоотношение, объясняется экономическими устоями раннего периода развития человеческого общества, когда узость экономического и гражданского оборота обусловливалась определенной замкнутостью хозяйства, закрытостью торговли. Собственно целью установления обязательства первоначально являлось установление власти, господства одного лица над другим для того, чтобы должник что-либо дал, сделал или предоставил в пользу своего кредитора. Недаром римляне называли обязательство "юридическими оковами", да и в русском языке оно произошло от слова "обвязывать".

Таким образом, обязательство в старом римском праве мыслилось исключительно как правовая связь двух лиц. В случаях же появления в этих отношениях другого лица прежнее обязательство прекращалось и появлялось новое, по содержанию идентичное с первым, но отличающееся другим субъектным составом.

С развитием, усложнением торговых отношений подобные запреты стали обременительными для субъектов гражданского права. Поэтому для преодоления такого положения стали использовать широко применяемую на практике конструкцию судебного представительства. Лицо, желавшее приобрести определенное право другого лица, в судебном процессе занимало положение представителя, мандатария, защищающего право другого лица, однако выгоды исхода процесса оно относило на себя. Такая двойственная природа процессуального положения указанного лица отразилась и в его наименовании - представитель в своем интересе (procurator, или mandarum in rem suam). Далее появилась сделка уступки права требования (cessio), правовым результатом которой было не прекращение старого обязательства и возникновение нового с иным субъектным составом (новация), а перемена лица в обязательственном отношении с сохранением прежнего обязательства.

Эволюция представлений римских юристов о субъектном составе обязательства связана и с возможностью его усложнения путем увеличения количества лиц на стороне кредитора и должника. Это происходило путем присоединения к основной стипуляции одного кредитора и одного должника "еще нескольких стипуляций", тем самым "установлялось несколько должников или кредиторов по одному и тому же обязательству" <1>. Такая дополнительная сделка на стороне должника называлась адпромиссией (adpromissio, иначе - поручительство), на стороне кредитора - адстипуляцией (adstipulacio). Появление нового лица - адпромиссара (поручителя) или адстипулятора - было серьезным шагом в процессе становления института материального представительства, а также разграничения институтов представительства и поручительства в материальном и процессуальном праве. Адпромиссар (добавочный должник) первоначально играл роль спонсора в обязательственном отношении, ручающегося своим имуществом за выполнение должником принятых на себя обязательств. Как видим, и в первом, и во втором случае правовой статус обоих дополнительных стипуляторов напоминает положение содолжников и сокредиторов в солидарном (корреальном) обязательстве.

--------------------------------

<1> Муромцев С. Гражданское право Древнего Рима: Лекции. М., 1883. С. 202.

Таким образом, эволюция обязательства - это история его отпочкования от вещного права, права собственности. Как и вещные, обязательственные правоотношения являются имущественными, но связь между их субъектами кардинально отличается. Развитие обязательства идет в нескольких направлениях. Теряется личный характер обязательства. Кроме того, в законодательстве расширяется круг объектов обязательственных правоотношений. Однако обязательственное право окончательно оформляется в современном виде лишь в буржуазном гражданском законодательстве (Кодексе Наполеона 1804 г., Германском гражданском уложении 1896 г. и др.). Несомненно, в указанных актах произошли определенные изменения, однако основы обязательственного законодательства остались прежними.

Итак, причина такого развития обязательственного права напрямую связана с изменением товарно-денежных отношений. Поэтому следует остановиться на экономической сущности, назначении обязательства, которые, на наш взгляд, в итоге определяют и его юридическую сущность.

1.2. Назначение обязательства

В содержание любого правоотношения входит субъективное право, дающее возможность управомоченному субъекту достичь какого-либо блага. Пытаясь установить суть усложнений обязательств, М.М. Агарков писал, что "к основным элементам присоединяются другие, необходимые, чтобы обязательство надлежащим образом отражало те экономические отношения, которые составляют его содержание" <1>. Указание ученого на экономическую основу обязательства представляется справедливым.

--------------------------------

<1> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 72.

Люди нуждаются в удовлетворении своих потребностей, которые могут быть как материальными, так и духовными. Соответственно, объектами, способными удовлетворить их, будут либо вещи, либо нематериальные блага. Скажем, чтобы удовлетворить голод, необходима пища (материальный объект - вещь), чтобы получить эстетическое удовольствие - послушать исполнение музыкального произведения (нематериальный объект). Кстати, следует заметить, что такие потребности могут возникнуть только у физических лиц как живых существ. У юридического лица как некоего абстрактного явления их нет, но они могут быть у его участников, учредителей, членов. Так, в Законе РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности" <1> участники юридических лиц вполне обоснованно с экономической точки зрения назывались собственниками предприятия (а предприятие тогда понималось именно как юридическое лицо). В ст. 11 названного Закона указывалось также, что имущество ТОО (АОЗТ) принадлежит их участникам на праве общей долевой собственности. ГК РФ не содержит таких норм, за исключением положения, закрепленного абз. 3 п. 2 ст. 48: "К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также финансированные собственником учреждения".

--------------------------------

<1> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 30. Ст. 418 (утратил силу).

По поводу сущности юридического лица в науке существует два основных подхода. Первый заключается в том, что юридическое лицо - это фикция; представители второго подхода утверждают, что оно является социальной реальностью. Приведем высказывание американского профессора Летти: "Нам говорят, что корпорация предполагает какую-то реальную личность или что-либо так похожее на личность, что мы можем называть ее этим именем; что она является своеобразным реальным лицом... что это своеобразное искусственное лицо; что она является реальным лицом, поскольку то, что является искусственным, является реальным; что даже физическое лицо является субъектом прав и обязанностей; что корпорация не является вещью, она является методом; что личность является фикцией, но рациональной фикцией" <1>. Последняя фраза вернее всего отражает суть юридического лица. Действительно, юридическое лицо - это пример рациональной юридической фикции, ставшей полезной для оптимального урегулирования общественных отношений с участием такого рода организаций. Необходимость в урегулировании корпоративных объединений физических лиц возникла объективно, и правотворец не мог не отреагировать на нее. Поэтому попытаемся объединить указанные подходы.

--------------------------------

<1> Latty. The Corporate Entity as Solvent as a Solvent of Legal Problems. 34 MICH. L. REV. 619 - 620. Цит. по: Федчук В.Д. De facto зависимость, de jure независимость юридических лиц: проникновение за корпоративный занавес в праве ведущих стран. М., 2008. С. 36.

Юридическое лицо - это результат применения юридической фикции, с помощью которой наиболее оптимальным способом были урегулированы объективно возникшие фактические отношения, связанные с объединением людей.

Главным в конструировании юридической личности корпорации является указание на имущественную обособленность юридического лица от имущества его создателей, участников. К слову, отметим, что М.И. Кулагин в своих исследованиях, посвященных сущности юридического лица, обращая внимание на то, что в гражданском законодательстве зарубежных стран определение юридических лиц либо отсутствует, либо ограничивается самыми общими и краткими формулами, указал, что наиболее развернутые дефиниции содержатся в гражданских кодексах стран Латинской Америки. Так, ГК Чили 1855 г. в ст. 545 дает следующее определение юридического лица: "Является юридическим лицом лицо фиктивное (выделено мной. - В.К.), способное осуществлять права и нести гражданские обязанности и вступать в правовые и неправовые отношения". Данное определение текстуально воспроизводится в гражданских кодексах Колумбии, Сальвадора, Эквадора <1>. Как видим, в законодательстве указанных стран "честно" признана фиктивность юридических лиц.

--------------------------------

<1> См.: Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву

В силу имущественной обособленности собственником имущества юридического лица de jure считается сама организация, но de facto таковыми являются всегда определенные физические лица, которые с помощью "своего" юридического лица в конечном итоге удовлетворяют те или иные потребности, свои или третьих лиц <1>, в зависимости от формы юридического лица. Юридическое лицо, по сути, "прослойка", искусственный буфер в отношениях собственности. Или, как принято называть это в англо-американских источниках, корпоративная ширма.

--------------------------------

<1> Заметим, что участники некоммерческой, скажем, благотворительной организации, оказывая помощь, например детям-сиротам, удовлетворяют опять же свои, но нематериальные интересы (получают моральное удовлетворение).

Иногда таких прослоек бывает много, поскольку юридические лица могут создаваться организациями, но в итоге первое в цепочке юридическое лицо все равно должно было быть образовано лицом физическим. Даже когда оно учреждено государством, не следует забывать, что последнее призвано обеспечить интересы опять же людей. В объективной, физически овеществленной форме в природе нет юридических лиц и государств, есть только живые существа с потребностями и объекты этих потребностей. Если вдруг исчезнут люди, не останется ни государств, ни юридических лиц. Именно поэтому главным в правотворчестве и правоприменении должен быть конституционный принцип, что человек - это высшая ценность.

Именно в этом, на наш взгляд, проявляется суть частного права, призванного урегулировать индивидуальные интересы конкретных людей, а может быть, и суть права публичного, которое призвано способствовать удовлетворению таких интересов, но при условии, чтобы это не нарушало прав других членов общества. Государство должно в первую очередь содействовать людям в максимально полном удовлетворении их потребностей, законных интересов, процесс которого находится в сфере действия частного права, поэтому перекос в чрезмерном урегулировании публичных отношений в ущерб частным интересам представляется необоснованным.

В основе любого субъективного права, в том числе обязательственного, всегда лежит интерес, объективная потребность. Например, собственник, осуществляя правомочие пользования вещью, тем самым удовлетворяет свою потребность. Очевидно, направленность на определенное благо побуждает вступать индивидов и в обязательственные правоотношения. Но если собственник уже обладает вещью, то кредитора в обязательстве нет. Поэтому в рамках настоящего параграфа остановимся на процессе трансформации этой экономической потребности в субъективное обязательственное право.

Категория интереса ввиду тесной связи с потребностями, которые являются двигателями нашего существования, входит в понятийный аппарат любой общественной науки, в том числе философии, истории, социологии, психологии, экономики. "Ближайшее рассмотрение истории убеждает нас в том, - писал Гегель, - что действия людей вытекают из их потребностей, их страстей, их интересов... и лишь они играют главную роль" <1>.

--------------------------------

<1> Гегель В.Ф. Сочинения. М.; Л., 1935. Т. 8. С. 20.

Однако следует заметить, что понимание интереса в указанных сферах научной деятельности несколько разнится. Так, в общей психологии под интересом понимают "форму побуждения к активности со стороны предметно-функциональных мотивов, удовлетворение которых связано не с результатом, а с процессом ориентированной на окружающий мир деятельности" <1>. В социологии под интересом понимается "реальная причина социальных действий, событий, свершений, стоящая за непосредственными побуждениями - мотивами, помыслами, идеями и т.д. - участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп, классов" <2>. В экономической литературе единое понятие "интерес" встретить трудно, оно всегда связано с каким-либо объектом. Так, в частности, интерес владельца имущества составляют имущество и убытки (потеря прибыли), которые могут возникнуть в связи с владением имуществом <3>. В основном интерес этот экономисты связывают со страхованием.

--------------------------------

<1> Общая психология

<2> Большая советская энциклопедия. М., 1972. Т. 10. С. 319.

Следует согласиться с М.К. Кроз в том, что в отличие от других общественных наук в правоведении понятие интереса не имеет своего четкого, определенного содержания <1>. Попытки установить сущность интереса именно как правового явления предпринимались многими учеными. Один из ярких представителей юридической науки Рудольф фон Иеринг считал интерес ключевым понятием, посредством которого можно объяснить, раскрыть природу самого права. Собственно, Иеринг определял право как "юридически защищенный интерес" <2>. В таком смысле понятие интереса встречается в Конституции РФ, в ч. 3 ст. 55 которой указано: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов (выделено мной. - В.К.) других лиц...". В ст. 2 ГПК РФ предусмотрено: "Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан (выделено мной. - В.К.)..." Каждый имеет право обратиться в суд за защитой своего охраняемого законом интереса. Таким образом, законодатель достаточно часто упоминает это понятие. Очевидно, в рамках частного права речь должна вестись о частном интересе, т.е. интересе в деле, которое субъект может решить без вмешательства публичной власти.

--------------------------------

<1> См.: Кроз М.К. Третье лицо в обязательстве: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2001. С. 53.

<2> Категория интереса имеет значение и для решения глобальной задачи - деления права на частное и публичное.

По мнению Ю.С. Гамбарова, не все интересы пользуются защитой и ведут к праву <1>. Конкретный интерес определенного субъекта должен согласовываться с общественным, государственным интересом, т.е. отвечать соответствующей норме права, в которой моделируется нужное государству (т.е. элите или большинству членов общества в зависимости от понимания государства) поведение. Тогда интерес можно назвать законным. На взгляд профессора А.В. Малько, под понятием законного интереса в текстах нормативных правовых актов подразумевается "отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлении субъектов пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам - в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. СПб., 1911. С. 376.

<2> Малько А.В. Субъективное право и интерес // Изв. вузов. Правоведение. 1998. N 4. С. 60.

Иными словами, законные интересы представляют собой признаваемые за субъектами права и защищаемые государством правомочия, которые заключаются в возможности обладать и пользоваться определенными социальными благами. В этом прослеживается прямая связь интереса с потребностью и благом, на которое эта потребность направлена, а также связь экономики, психологии и права.

Вернемся к появлению обязательственного правоотношения. Итак, сначала возникает какая-то потребность, продиктованная реальными жизненными обстоятельствами. Она "всегда есть известная объективная необходимость, обусловленная материальной жизнью общества" <1>. Далее происходит осмысление этой потребности, и у субъекта возникает интерес на получение блага <2>.

--------------------------------

<1> Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. N 1. С. 53. Ученый разграничивал понятия "интерес" и "потребность", усматривая разницу в том, что первое есть субъективное, а второе - объективное.

<2> Представляется, что возникновение потребности и ее осмысление представляют собой две стороны одного процесса, и пару "потребность-интерес" нельзя разорвать.

Могут быть разные способы достижения блага, которое необходимо субъекту для удовлетворения своей потребности, как законные, так и незаконные - всевозможные захваты (рейдерство), присвоение, воровство и т.п. Среди законных способов можно выделить две основные группы.

Так, к первой группе следует отнести такие способы, когда извлечение пользы из того или иного блага осуществляется субъектом путем его активных действий. В этом случае ничьего вмешательства в этот процесс не нужно, и возникают так называемые абсолютные правоотношения. К ним можно отнести отношения из классической и интеллектуальной собственности. Для осуществления правомочия пользования собственнику никто не нужен. Важно лишь определить границы осуществления абсолютных прав во избежание злоупотребления правом. Заметим, что разница в абсолютных отношениях по поводу вещей или произведений литературы и искусства проявляется лишь в характере объекта этих правоотношений.

Вторая группа способов получения субъектом желаемого блага выделяется тогда, когда для этого необходимы действия других лиц. Такая ситуация может возникнуть в силу разных причин. Возможно, благо принадлежит этому другому лицу, например продавцу, или оно его изготовит (подрядчик), а возможно, другой субъект будет "помощником" в приобретении блага от третьего лица, например перевозчик или комиссионер. В этом случае возникают так называемые обязательственные относительные правоотношения, связывающие конкретных субъектов. В связи с тем что право требования связано с поведением конкретного обязанного лица, должны действовать определенные правила, касающиеся исполнения обязательства должником. Они в основном и устанавливаются нормами обязательственного права. Анализ гражданских кодексов стран Европы показывает, что в них закреплены примерно одинаковые принципы исполнения обязательств. Можно сделать вывод: в результате развития гражданского законодательства сформировались наиболее общеприемлемые правила поведения сторон обязательства.

На основании сделки, путем собственного волеизъявления лицо вступает в обязательственное правоотношение <1>. В случае причинения вреда или неосновательного обогащения потерпевший становится кредитором по указанию закона. В результате у кредитора возникает субъективное право. Реализуя это право, субъект получает желаемое благо и тем самым удовлетворяет свой интерес. В случае же незаконного препятствования в этом может воспользоваться мерами государственного принуждения. С помощью позитивного права законодатель способствует реализации гражданами и юридическими лицами своих потребностей, причем потребностей не любых, а приемлемых обществу. Можно также сказать, что велика роль в этом не только позитивного права, но общества в целом. В связи с этим можно согласиться с В.В. Ершовым, являющимся сторонником интегративного правопонимания, суть которого в том, что источником права выступает и сам народ, общество <2>.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв