ЗАЩИТА ПРАВ ОБЛАДАТЕЛЕЙ БЕЗДОКУМЕНТАРНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ 2007

Хиты: 156 | Рейтинг:

ЗАЩИТА ПРАВ ОБЛАДАТЕЛЕЙ БЕЗДОКУМЕНТАРНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ 2007

Глава 1. ПРОБЛЕМА ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ БЕЗДОКУМЕНТАРНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ

В действующем ГК РФ получила дальнейшее развитие конструкция бездокументарных ценных бумаг, которая ранее была легально закреплена в ряде нормативных правовых актов переходного от социализма к капитализму периода, в том числе в Положении о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утвержденном Постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. N 78 <*>. В названном Положении было установлено, что ценные бумаги "могут существовать в форме обособленных документов или записей на счетах" (абз. 2 п. 1). Затем в лексический оборот вошел термин "бездокументарные ценные бумаги", который теперь применяется не только в практическом обиходе, но и в нормативных правовых актах для обозначения выпускаемых в бездокументарной форме так называемых именных эмиссионных ценных бумаг (ст. 149 ГК РФ, ст. 2, 29 Закона "О рынке ценных бумаг").

--------------------------------

<*> Собрание постановлений Правительства РФ. 1992. N 5. Ст. 26; указанное Положение утратило силу согласно Постановлению Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 1402 "О признании утратившими силу некоторых Постановлений Правительства Российской Федерации по вопросам регулирования рынка ценных бумаг и защиты прав инвесторов" // СЗ РФ. 1999. N 52. Ст. 6399.

По логике законодателя выпуск эмиссионных ценных бумаг в бездокументарной форме не изменяет их сущность и юридическую природу; законодатель даже не стал вносить коррективы в классическое определение ценной бумаги, воспроизведенное в п. 1 ст. 142 ГК РФ, хотя и сделал в п. 2 той же статьи оговорку о том, что в случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, "для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризированном)". Если в этих случаях достаточно доказательств закрепления прав, удостоверенных ценной бумагой, в специальном реестре, то сам документ становится ненужным; следовательно, не требуется фиксировать права, удостоверенные ценной бумагой, в обособленном письменном документе; достаточно того, что они зафиксированы в специальном реестре, и это может быть подтверждено выпиской из реестра. Означает ли это, что документ не во всех случаях является неотъемлемым конститутивным элементом ценной бумаги и некоторые виды ценных бумаг могут выпускаться и существовать в бездокументарной форме?

Этот вопрос поднимает проблему юридической природы бездокументарной ценной бумаги как особой правовой категории. Ценная бумага в документарной форме является объектом вещных прав. В системе объектов гражданских прав законодатель отнес ценные бумаги к вещам (ст. 128 ГК РФ "Виды объектов гражданских прав"). Но поскольку вещи - это материальные ценности, пользование которыми возможно до тех пор, пока сохраняется их материальная субстанция, к вещам могут относиться только документарные ценные бумаги, выпускаемые в форме обособленного письменного документа. Бездокументарные ценные бумаги не имеют материализованной оболочки, поэтому даже условно они не могут рассматриваться как вещи и, следовательно, не могут являться объектом права собственности и других вещных прав. То же самое, кстати, относится и к деньгам: только наличные деньги (банкноты и монеты) - разновидность вещей; безналичные деньги не могут признаваться вещами. К сожалению, законодатель, посвятив деньгам (валюте) отдельную статью - ст. 140 ГК РФ - и указав на возможность платежей путем как наличных, так и безналичных расчетов, вообще не затронул понятие безналичных денег, очевидно, оставив его доктрине. Но в силу огромной практической важности вопроса следовало бы в ст. 140 ГК РФ сделать оговорку о понятии и правовом режиме безналичных денег.

Конструкция бездокументарных ценных бумаг как особого вида ценных бумаг вызывает резкую критику на страницах юридической литературы. "Основной... юридический порок концепции ценных бумаг в безналичной форме, - пишет, например, в своей монографии 1996 г. В.А. Белов, - в противоречии ее нормам общей теории ценных бумаг и... правилам логики и здравому смыслу" <1>. В.А. Белов предлагает "не пытаться отрицать очевидное, не объявлять ценными бумагами то, что ими не является, а попытаться исследовать данное явление как новый правовой институт, выявить его существенные качественные характеристики и сравнить с характеристиками институтов уже существующих. Возможно, окажется, что институт фиксации прав из ценных бумаг в безналичной форме действительно представляет собой особое правовое образование; возможно, окажется, что он совпадает с каким-то уже известным и вполне изученным институтом" <2>. Поддерживает в целом позицию В.А. Белова научный редактор его книги Е.А. Суханов, который во вступительной статье к ней утверждает: "Конечно, "бездокументарные ценные бумаги" не являются ценными бумагами в прямом смысле слова, а представляют собой лишь способ фиксации имущественных прав (п. 1 ст. 149 ГК РФ)" <3>. Но здесь же Е.А. Суханов мимоходом отмечает, что ситуация с бездокументарными ценными бумагами "в известной мере напоминает ситуацию с так называемой "интеллектуальной собственностью" <4>. С нашей точки зрения, для сопоставления этих ситуаций имеются все основания. Субъективные гражданские права на объекты, не относимые к вещам, допустимо рассматривать в качестве аналога исключительных гражданских прав, которые, не будучи правами вещными, обеспечивают признание и защиту интересов их обладателей в отношениях с любыми другими лицами, которые в силу действующего правопорядка не вправе нарушать права обладателей таких прав, как и любых других признаваемых законом гражданских прав. Под сущностные признаки объекта исключительного права попадают не только результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ, оказываемых услуг, но и гражданские права, не облекаемые в документарную форму.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред. проф. Е.А. Суханова; Вступит. ст. проф. Е.А. Суханова. М., 1996. С. 128. В.А. Белов последовательно отстаивает эту позицию и в последующих своих работах; см., например: Белов В.А. 1) Бездокументарные ценные бумаги. 2-е изд. М., 2002. С. 13; 2) К вопросу о так называемой виндикации бездокументарных ценных бумаг // Закон. 2006. Июль. С. 88.

<2> Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред. проф. Е.А. Суханова; Вступит. ст. проф. Е.А. Суханова. М., 1996. С. 135.

<3> Суханов Е.А. Вступительная статья к книге В.А. Белова "Ценные бумаги в российском гражданском праве"; см.: Там же. С. 13. Эту же точку зрения Е.А. Суханов высказывает и в других своих работах. См., например: Суханов Е.А. Перспективы корпоративного законодательства и другие проблемы отечественного права // Закон. 2006. Сентябрь. С. 4 - 5.

<4> Суханов Е.А. Вступительная статья к книге В.А. Белова "Ценные бумаги в российском гражданском праве". С. 14.

Изучая вопрос о природе права на бездокументарные ценные бумаги, Е.Н. Решетина приходит к выводу о том, что сходство интеллектуальной собственности и бездокументарных ценных бумаг носит только внешний характер. "Сама специфика исключительных прав, - пишет Е.Н. Решетина, - подразумевает особое регулирование по единообразному принципу, в то время как бездокументарные ценные бумаги относятся не к условным обозначениям, а к действительному восприятию элементов вещного права в силу того, что в отличие от интеллектуальной собственности, базирующейся на субъективной привязке к личности, права на бездокументарные ценные бумаги не обладают признаком исключительности, а наоборот, являются стандартными (с точки зрения статуса изначального правообладателя) и их специфика определяется не изначальным правообладателем, а правонаделяющим лицом, которое не может быть физическим" <*>. Отождествлять бездокументарные ценные бумаги с объектами интеллектуальной собственности, естественно, нельзя, но проводить аналогию между различными видами объектов гражданских прав возможно и допустимо.

--------------------------------

<*> См.: Решетина Е.Н. Правовая природа корпоративных эмиссионных ценных бумаг. М., 2005. С. 45.

Сама Е.Н. Решетина полагает, что бездокументарная ценная бумага - это объект "особого права собственности" <*>. Такая позиция представляется неприемлемой, так как "особое право собственности" - это так или иначе субъективное гражданское право собственности, содержание и юридическая природа которого не меняется от того, как бы мы его ни называли - "особым", "специальным" или еще как. С нашей точки зрения, бездокументарные ценные бумаги вообще не могут быть объектом права собственности и других вещных прав, поскольку не имеют материальной формы своего выражения, не являются вещами.

--------------------------------

<*> Там же. С. 40 - 41, 141.

В части четвертой ГК РФ исключительное право рассматривается как разновидность интеллектуальных прав, которые в случаях, предусмотренных данным Кодексом, включают в себя наряду с исключительным правом также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.) (ст. 1226 ГК РФ). Но законодатель не ограничивает область применения конструкции исключительного права (исключительных прав) только сферой интеллектуальной собственности, эта конструкция может быть использована и в других областях правовых отношений.

В связи с позицией Е.А. Суханова, В.А. Белова, Е.А. Крашенинникова <*>, А.О. Рыбалова <**> и других авторов <***>, не признающих бездокументарные ценные бумаги ценными бумагами в собственном (строгом) смысле слова, важно подчеркнуть, что законодательное решение вопроса об отнесении бездокументарных ценных бумаг к ценным бумагам основывается не просто на "правилах логики и здравом смысле". Законодатель закрепил в нормативных правовых актах определенную правовую конструкцию, которая исторически восходит к институту ценных бумаг и допускает использование классического понятия ценной бумаги для обозначения иного правового феномена, не имеющего материализованной документальной формы и не обладающего, следовательно, существенными свойствами ценной бумаги, прежде всего, свойствами презентационности (презентабельности) и публичной достоверности. Юридическая логика и смысл такой конструкции очевидны: главное все же заключается в содержании ценных бумаг, в закрепляемых ими правах, а не в их форме, хотя и она имеет правовое значение.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Ценные бумаги на предъявителя. Ярославль, 1995. С. 11 - 12.

<**> См.: Рыбалов А.О. О возможности виндикации бездокументарных ценных бумаг // Арбитражные споры. 2005. N 1. С. 47 - 58.

<***> Настоящая работа имеет в большей степени практическую направленность; здесь не ставилась задача осветить все точки зрения по проблеме бездокументарных ценных бумаг, высказанные в юридической литературе, и назвать всех авторов, представляющих различные научные направления по проблематике бездокументарных ценных бумаг.

В законодательстве широко используются термины, отражающие понятия, имеющие различные смысловые оттенки; и только в контексте путем логического и систематического толкования выявляется правовое содержание того или иного термина. Многоаспектность различных понятий, используемых в праве, позволяет говорить о том, что конкретные правовые термины носят специально-условный характер в соотношении с содержанием и смыслом, которые вкладываются в те же термины, отражающие иные смысловые значения явлений, обозначаемых ими. Эта условность отмечается в современной литературе. Так, А.Ю. Бушев, анализируя взаимодействие различных институтов гражданского и торгового права на протяжении многовековой истории, приходит к выводу об известной условности цивилистической терминологии и приводит примеры: ценные бумаги, интеллектуальная собственность, предприятие как имущественный комплекс - недвижимое имущество и т.д. <*>

--------------------------------

<*> См.: Бушев А.Ю. 1) Виндикация бездокументарных ценных бумаг: теория и судебно-арбитражная практика // Арбитражные споры. 2003. N 2. С. 88, 92; 2) Вещь и право требования: к вопросу о допустимости виндикации бездокументарных ценных бумаг // Арбитражные споры. 2005. N 1. С. 67.

Не учитывая соотношения смысловых значений понятийного аппарата, используемого в законодательстве и правоприменительной практике, В.А. Белов подвергает резкой критике тех авторов, которые восприняли легальную конструкцию бездокументарных ценных бумаг <*>. Такая критика, обвинения в ненаучности, предвзятости, преследовании каких-то сиюминутных выгод, совершенно беспочвенна и недопустима в научных дискуссиях. Та или иная точка зрения может, в конечном итоге, оказаться ошибочной, но это не значит, что она не имела права на существование в процессе научных исследований и поисков.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги. С. 93 - 98.

Будучи объектом исключительного права, "бездокументарные ценные бумаги" могут называться ценными бумагами лишь условно в специальном - юридическом - смысле слова, так как, во-первых, они закрепляют определенные имущественные права, принадлежащие их владельцам; во-вторых, им присущи определенные реквизиты, присваиваемые им при государственной регистрации выпусков эмиссионных ценных бумаг; в-третьих, права, закрепленные бездокументарными ценными бумагами, осуществляются посредством предъявления соответствующего доказательственного документа (выписки из реестра, выписки со счета депо, сертификата и т.п.), свидетельствующего о принадлежности бездокументарных ценных бумаг данному лицу и о закреплении прав этого лица в системе учета таких прав.

Конечно, нельзя не признать, что законодатель, закрепляя конструкцию бездокументарных ценных бумаг, преследовал прежде всего чисто практические цели: на современном этапе фондовый рынок имеет дело в основном с бездокументарными эмиссионными ценными бумагами; как предмет операций (сделок) бездокументарные ценные бумаги воспринимаются в обороте именно как ценные бумаги. Поэтому, перечисляя виды ценных бумаг в ст. 143 ГК РФ, законодатель называет среди них акцию и другие виды ценных бумаг, которые могут выпускаться в бездокументарной форме. Таким образом, законодатель, включив бездокументарные ценные бумаги в группу ценных бумаг, санкционировал применение к отношениям по поводу бездокументарных ценных бумаг правовых норм, установленных для ценных бумаг. Сами бездокументарные ценные бумаги участвуют в гражданском обороте, становясь предметом различных гражданско-правовых сделок, как будто бы они на самом деле являются ценными бумагами.

В то же время законодатель проявляет явную непоследовательность, которая выражается в том, что если из содержания положений гл. 7 ГК РФ ("Ценные бумаги") вытекает, что законодатель приравнивает бездокументарные ценные бумаги к ценным бумагам, то в нормах части второй ГК РФ понятие бездокументарных ценных бумаг уже отделяется от понятия собственно ценных бумаг и заменяется словосочетанием "права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами" (п. 1 ст. 1013, ч. 4 ст. 1025 ГК РФ). Эта непоследовательность не позволяет согласиться с А.О. Рыбаловым, который утверждает, что "...закон четко разграничивает ценные бумаги и институт, к которому правила о ценных бумагах применяются по аналогии" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Рыбалов А.О. Указ. соч. С. 48.

Характер права на бездокументарные ценные бумаги не всегда учитывается в законодательстве, правоприменительной практике и юридической литературе. Проиллюстрируем это на некоторых примерах. Так, в средствах массовой информации освещается конфликт по поводу пакета акций ОАО "МегаФон", инициированный зарегистрированным на Бермудских островах юридическим лицом - Фондом "ИПОК Интернейшенл Гроуз Фанд Лимитед" ("IPOC International Growth Fund Limited") (далее - Фонд ИПОК). В своем исковом заявлении, направленном в арбитражный суд, Фонд ИПОК просил суд признать за ним право собственности на пакет акций ОАО "МегаФон" "именной бездокументарной формы выпуска" (25,1% от общего количества акций эмитента). Анализируя содержание искового заявления Фонда ИПОК и приходя к выводу о том, что содержащиеся в нем требования не соответствуют способам защиты права собственности, предусмотренным ст. 12 ГК РФ и, в конечном итоге, не подлежат удовлетворению, д.ю.н., директор компании "ЛЕКС ГРУПП" А. Сидякин <*> упускает из вида, что право ответчика по иску - ОАО "ЦТ-Мобайл" - на спорные акции не является правом собственности и, следовательно, в данном случае суд не разрешает спор о праве собственности и теоретически не может вынести решение о признании за истцом права собственности на спорные акции, существующие только в виде записей на счетах.

--------------------------------

<*> См.: Сидякин А. Злоупотребление правом при выборе иска // ЭЖ-Юрист. 2006. N 26. С. 9.

Суды общей юрисдикции при рассмотрении споров о разделе общего имущества супругов, включающего права на бездокументарные ценные бумаги, как правило, применяют стандартную формулировку резолютивной части решения, констатирующую признание права собственности на бездокументарные ценные бумаги за одной из сторон спора. Такая формулировка соответствует названию ст. 34 СК РФ - "Совместная собственность супругов", тем более, что в указанной статье перечисляются... "ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в... коммерческие организации..." Однако применительно к бездокументарным ценным бумагам, паям, вкладам и долям некорректно признавать право собственности на данные объекты, поэтому следовало бы изменить название ст. 34 СК РФ, применив более емкое понятие - "Общее имущество супругов". В судебных постановлениях, которыми разрешаются споры о разделе относящихся к общему имуществу супругов бездокументарных ценных бумаг, следует фиксировать признание права, не права собственности, а в этом контексте просто - права на спорные бездокументарные ценные бумаги за тем из супругов или бывших супругов, которому эти бездокументарные ценные бумаги "передаются". Такая формулировка резолютивной части решения по этой категории споров будет соответствовать назначению института раздела общего имущества супругов, ибо в абз. 2 п. 3 ст. 38 СК РФ сказано: "При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов".

Представляется необходимым внести уточнения в положения действующих законов и других нормативных правовых актов, в которых говорится о праве собственности и других вещных правах на бездокументарные ценные бумаги. Например, в отдельных частях ст. 7 и 8 Закона "О рынке ценных бумаг" говорится о праве собственности на ценные бумаги, но в контексте правил о порядке осуществления депозитарной деятельности и деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг указанные выражения: "право собственности", "вещные права" - употребляются относительно бездокументарных ценных бумаг, тем более это очевидно в силу оговорки в абз. 7 п. 1 ст. 8 названного Закона о том, что... "для ценных бумаг на предъявителя система ведения реестра владельцев ценных бумаг не ведется".

К сожалению, и в принятых в последнее время законодательных актах законодатель продолжает применять конструкцию права собственности на бездокументарные ценные бумаги. В частности, в нормах, посвященных особенностям эмиссии и обращения новых для российского фондового рынка эмиссионных ценных бумаг - российских депозитарных расписок - удостоверяемое российскими депозитарными расписками право на представляемые ценные бумаги - акции или облигации иностранных эмитентов - именуется правом собственности <*>. Совершенно очевидно, что российские депозитарные расписки удостоверяют не право собственности их обладателей на представляемые бездокументарные ценные бумаги, а субъективное гражданское право, не являющееся по своей юридической природе ни правом собственности, ни иным вещным правом. Это, как уже говорилось выше, особый вид исключительного права, объектом которого является не имеющий материализованной субстанции правовой феномен.

--------------------------------

<*> См.: ч. 27 ст. 2 и пп. 6 п. 9 ст. 27.5.3 Федерального закона "О рынке ценных бумаг". Соответствующие нормы внесены в названный Закон Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. N 282-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" // СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. I). Ст. 45; РГ. 2007. 10 января.

Бездокументарные ценные бумаги, равно как и безналичные деньги, имеют своеобразную юридическую природу: по существу они представляют собой комплекс или, лучше сказать - совокупность имущественных и в некоторых случаях, например, в корпоративных правоотношениях, связанных с ними неимущественных прав, обращенных к одному обязанному лицу - эмитенту. Главное, на наш взгляд, состоит не столько в отличии бездокументарных ценных бумаг от собственно ценных бумаг, - эти отличия очевидны, сколько в их отличии от других видов имущественных прав (требований) и связанных с ними неимущественных прав. Любое право требования так или иначе фиксируется с применением различных способов и форм: посредством долговой расписки, акта о признании долга, двухстороннего акта сверки расчетов, векселя, чека и т.д. Права (требования и другие), обозначаемые как бездокументарные ценные бумаги и безналичные деньги, также фиксируются: безналичные деньги - на банковских счетах, бездокументарные ценные бумаги - в системе учета владельцев бездокументарных ценных бумаг.

В отличие от фиксации других видов прав (требований), фиксация бездокументарных ценных бумаг и безналичных денег призвана обеспечить их повышенную оборотоспособность, приближающуюся по уровню оборачиваемости к наличным деньгам, движимым вещам (материальным ценностям), ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам. Фиксация, осуществляемая реестродержателями, депозитариями и, соответственно, банками, упрощает по сравнению с обычной (общегражданской) цессией операции с бездокументарными ценными бумагами и безналичными деньгами и тем самым обеспечивает необходимый уровень оборачиваемости бездокументарных ценных бумаг и безналичных денег. Кроме того, учет имущественных и связанных с ними неимущественных прав путем их фиксации в специальной системе учета подтверждает принадлежность этих прав определенным лицам.

Следовательно, бездокументарные ценные бумаги - это не что иное, как зафиксированная в специальной системе учета совокупность имущественных и, в отдельных случаях, связанных с ними неимущественных прав, принадлежащих на определенном правовом основании (титуле) лицу, на чьем счете в реестре значатся эти права. Специальная зафиксированность и специальный учет правообладателей - это особые признаки бездокументарных ценных бумаг, в силу которых они отличаются от других видов имущественных прав, а также от собственно ценных бумаг.

В литературе некоторые авторы отождествляют бездокументарные ценные бумаги и безналичные деньги. Так, А.Ю. Грибов, опираясь на доминирующую в науке позицию, согласно которой деньгами признаются только наличные деньги (наличная валюта) в виде находящихся в обращении банкнот и монет, а безналичные деньги (безналичная валюта) деньгами не признаются, называет безналичные деньги депозитными деньгами, поскольку речь идет об остатках, числящихся на счетах клиентов в банках. По мнению А.Ю. Грибова, "современные депозитные безналичные деньги представляют собой бездокументарные ценные бумаги" <*>. Такое отождествление, несмотря на всю близость юридической природы бездокументарных ценных бумаг и безналичных денег, неправомерно по двум причинам. Во-первых, ввиду совершенно различных выполняемых ими служебных функций: безналичные деньги предназначены для расчетов и платежей, бездокументарные ценные бумаги - для определения совокупности прав требований к обязанному лицу - эмитенту. Во-вторых, ввиду различного участия их в гражданском обороте: за исключением валютных операций безналичные деньги не являются, как правило, самостоятельным предметом сделок, а выступают в качестве предмета долговых денежных обязательств; тогда как бездокументарные ценные бумаги, как и документарные ценные бумаги, являются самостоятельным предметом сделок. И все же, с теоретической точки зрения, позиция А.Ю. Грибова имеет право на существование, хотя и не дает оснований для каких-либо выводов прикладного значения.

--------------------------------

<*> См.: Грибов А.Ю. Деньги и ценные бумаги: сущность и правовой режим. М., 2006. С. 146 - 147.

Представляется, что следовало бы признать бездокументарные ценные бумаги в таком их понимании самостоятельным видом объектов гражданских прав и внести необходимые коррективы в ст. 128 ГК РФ ("Виды объектов гражданских прав").

Для того чтобы избежать смешения понятий "ценные бумаги" и "бездокументарные ценные бумаги", целесообразно ввести в лексический оборот новый термин, который обозначал бы только зафиксированную совокупность прав, отграничивая ее тем самым от других видов объектов гражданских прав. Например, в законодательстве и правоприменительной практике США используется понятие "security", "securities" (обеспечение, обеспечения), которым охватываются различные, но тесно связанные между собой явления: сделка "по предоставлению денежных средств в пользование другого лица с целью извлечения прибыли, удостоверяющий такую сделку документ, а также право на его приобретение или продажу ("инструмент")" <*>. Д.А. Пенцов отмечает, что, хотя понятие "security" не совпадает с понятием ценных бумаг по российскому праву, у этих понятий есть некоторые совпадения. Проанализировав их, он предлагает отказаться от названия "эмиссионные ценные бумаги" и заменить его на понятие "инвестиции" или "фондовые ценности" <**>. В принципе, использование термина "фондовые ценности" для обозначения акций, бездокументарных облигаций, опционов и российских депозитарных расписок представляется вполне допустимым. Пока это предложение не воспринято, надо применять прошедший апробацию и уже прижившийся логотип "бездокументарные ценные бумаги", не забывая о специально-условном смысловом значении этого словосочетания <***>.

--------------------------------

<*> См.: Пенцов Д.А. Понятие "security" и правовое регулирование фондового рынка США. СПб., 2003. С. 156.

<**> См.: Там же. С. 194 - 195.

<***> В целях экономии места и времени можно применять сокращение в виде аббревиатуры БЦБ, как это делает в своей указанной выше статье А.О. Рыбалов. Мы последуем его примеру и будем употреблять для обозначения бездокументарных ценных бумаг сокращение в виде аббревиатуры БЦБ, т.е. БЦБ - это бездокументарные ценные бумаги во множественном числе.

Таким образом, бездокументарные ценные бумаги - это сложное правовое явление, которое представляет собой зафиксированную совокупность прав правообладателя относительно определенного обязанного лица. Фиксация в специальной системе учета прав позволяет:

1) признать эту совокупность прав самостоятельным видом объектов гражданских прав;

2) обеспечить повышенную оборотоспособность этой совокупности прав в гражданском обороте;

3) распространить на эту совокупность прав правовой режим ценных бумаг в аспектах, отвлеченных от документарной формы ценных бумаг.

Не будучи документом и не имея какой-либо материализованной оболочки, бездокументарные ценные бумаги (БЦБ) не утрачивают назначения, присущего ценным бумагам как особой гражданско-правовой категории - назначения закреплять имущественные права (требования) правообладателя по отношению к другим - обязанным - лицам. С другой стороны, БЦБ как объект гражданских прав являются разновидностью не вещей, а имущественных прав и как таковые выступают объектом не вещных, а иных гражданских прав. Если мы признаем БЦБ самостоятельным видом объектов гражданских прав, то мы вынуждены признать существование "права на право", то есть признать существование такого правоотношения, объектом которого, а следовательно, и объектом субъективного гражданского права являются права, в данном случае - их зафиксированная совокупность (комплекс). В таком контексте не будет методологической ошибкой употребление специального выражения "право на бездокументарные ценные бумаги". Право владельца на бездокументарную ценную бумагу признается субъективным (условно говоря - исключительным, абсолютным) правом по отношению ко всем остальным лицам, которые не являются правообладателями данного объекта; их юридическая обязанность, корреспондирующая праву владельца (правообладателя) БЦБ, сводится к воздержанию от совершения действий, посягающих на исключительное право управомоченного лица на бездокументарную ценную бумагу.

Поскольку БЦБ - нематериализованный объект правоотношений, то сделки и другие юридические акты, предметом которых являются БЦБ, реализуются посредством воздействия не на сами БЦБ как совокупность прав, а на субъективное право на БЦБ. Например, наложение ареста на БЦБ или передача БЦБ в залог означает ограничение этого субъективного права, лишение правообладателя возможности на время действия ареста или залога передать эти БЦБ другому лицу. Передача БЦБ в доверительное управление означает наделение управляющего правом использовать их в период действия договора доверительного управления. Обращение взыскания на БЦБ означает прекращение субъективного права правообладателя на эти бумаги. В тех случаях, когда сделка направлена на смену правообладателя, право на БЦБ переходит от одного лица к другому. Таким образом, в любых видах правоотношений, складывающихся по поводу БЦБ, право на БЦБ и права, охватываемые понятием БЦБ, т.е. собственно БЦБ, не смешиваются, и отождествлять их было бы ошибочно.

Субъективное право владельца на БЦБ призвано обслуживать или обеспечивать субъективные права, составляющие их зафиксированную совокупность - БЦБ; этим субъективным гражданским правам корреспондируют обязанности общества-эмитента. В обязательственном правоотношении, содержание которого составляют права, охватываемые понятием БЦБ, владелец (правообладатель) данных бумаг занимает позицию кредитора, эмитент - позицию должника.

Естественно, что термин "владение" и производный от него термин "владелец" употреблять применительно к БЦБ некорректно; более точно говорить о "правообладании" и "правообладателе", но в силу сложившихся семантических традиций и отчасти, наверное, в силу инерции мы продолжаем использовать терминологию институтов вещного права, не всегда делая оговорки об ее условности.

Согласно ч. 1 ст. 16 Закона "О рынке ценных бумаг" только в бездокументарной форме могут выпускаться именные эмиссионные ценные бумаги, то есть именные облигации, акции, опционы эмитента. К числу бездокументарных ценных бумаг относятся также российские депозитарные расписки, которые согласно ч. 27 ст. 2 Закона "О рынке ценных бумаг" являются именными эмиссионными ценными бумагами; следовательно, российские депозитарные расписки могут выпускаться только в бездокументарной форме. По действующему законодательству любые виды акций - обыкновенные и различные типы привилегированных - являются именными и потому могут выпускаться исключительно в бездокументарной форме. В ч. 1 ст. 16 Закона "О рынке ценных бумаг" содержится оговорка, допускающая выпуск именных эмиссионных ценных бумаг в документарной форме в случаях, предусмотренных федеральными законами; но в действующем законодательстве таких случаев, насколько можно судить, пока не предусматривается <*>.

--------------------------------

<*> Этот факт отмечается и И. Бутиной. См.: Бутина И. Правовые аспекты регулирования отношений по передаче акций // Хозяйство и право. 2006. N 10. С. 71.

...


Цена: 10.00 RUB
Количество:
Отзыв